Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Пензенская область
  2. Выступление и «покаяние»

Выступление и «покаяние»

История пензенской учительницы, которая стала жертвой доноса восьмиклассников за разговор об Украине

Ирина Ген

Учительница английского языка из Пензы Ирина Ген объяснила детям-спортсменам, почему они не могут поехать на международные соревнования из-за военных действий в Украине. Ученики слили аудиозапись разговора сотрудникам ФСБ, и силовики возбудили уголовное дело о фейках про Российскую армию. «7х7» рассказывает, как увлечение политическими новостями лишило женщину работы и уверенности в будущем.

«Ну что они ко мне пристали?»

Когда сотрудник ФСБ привел учительницу английского языка Ирину Ген в свой кабинет и начал стыдить за разговор с восьмиклассниками, она ощутила, как немеет все тело, а чувства исчезают. Женщине казалось, что она находится внутри абсурдного сна. И что все происходящее — бред.

«Что они ко мне пристали? Что я такого сказала?» — думала Ген.

Сотрудники пензенского управления ФСБ тем временем собирали информацию для возбуждения уголовного дела по статье 207.3 («Публичное распространение фейковой информации об использовании Вооруженных сил РФ»). У них была аудиозапись, на которой женщина с голосом Ирины беседовала с девочкой.

Часть разговора позже появилась в Telegram-канале BAZA. На тех фрагментах слышно, как ученица спросила, почему Запад запрещает российским детям участвовать в Чемпионате Европы по плаванию. В ответ спортсменка услышала эмоциональную речь о спецоперации в Украине и «тоталитарном режиме, где любое инакомыслие считается мыслепреступлением».

В слитую «Базой» запись не вошла часть, которая и стала поводом для уголовного дела. На ней — мнение женщины о событиях в Мариуполе.

Сотрудники ФСБ предложили Ирине Ген «покаяться» — признаться, что это она говорила с детьми об Украине. Они рассказали учительнице о статье 207.3 УК РФ, по которой можно получить 10–15 лет лишения свободы. Объяснили, что Министерство обороны РФ опровергло данные о Мариуполе, а незнание этого не освобождает от ответственности. Пообещали минимальное наказание, если Ген согласится сотрудничать со следствием.

— Я все признала, потому что испугалась, — вспоминает женщина о той беседе в здании ФСБ.

 
 Государственная дума включила статью 207.3 в Уголовный кодекс РФ 4 марта — на девятый день спецоперации в Украине. Нажмите, чтобы увидеть текст статьи

«Кто-то интересуется вязанием, а я — происходящим в стране»

Ирине Ген 45 лет. Она родилась и почти всю жизнь провела в Пензе. В 2011 году устроилась преподавательницей английского языка в местное училище олимпийского резерва, чтобы готовить юных спортсменов к поездкам на зарубежные соревнования.

Разговор с восьмиклассницей, которая мечтала попасть на чемпионат Европы, но из-за ситуации в Украине и санкций в отношении России никуда не поедет, случился 18 марта. Это была последняя неделя занятий перед каникулами.

— Дети отражают точку зрения своих семей. Мне показалось, что родители все-таки не понимают истинных причин введения санкций и роста цен в магазинах. Я попыталась донести до учеников альтернативную информацию, объяснить, что впереди нас ждет нелегкая жизнь, — объясняет Ген.

«Альтернативной информацией» Ирина считает «интервью крупнейших международных экспертов» — политологов, экономистов, юристов. Она читает немецкое издание Die Welt, материалы международного агентства Associated Press и британского медиа BBC:

— Кто-то интересуется шитьем, вязанием. А мне было интересно то, что происходит в нашей стране.

Ген начала следить за событиями в Украине в 2014 году, когда произошли Крымская весна и крушение малайзийского «Боинга» в Донбассе. За три года до этого она перестала ходить на выборы: поняла, «что больше не хочет принимать участие в этом процессе». Выступление перед учениками — ее первое публичное заявление о собственной политической позиции:

— Спецоперация в Украине меня эмоционально встряхнула. Я стала болезненно относиться к тому, что большая часть населения это поддерживает. Меня это потрясло и задело.

Большинство знакомых и коллег Ирины одобряют военные действия: «Это заметно по комментариям в соцсетях или контенту в общей группе в Viber». Другим «вообще все безразлично».

Училище олимпийского резерва Пензенской области

Училище олимпийского резерва Пензенской области

«С испугу подписала какие-то бумаги»

Спустя неделю после беседы с восьмиклассниками Ирина Ген узнала, что дети записали ее речь на диктофон. У нее есть версия, что это «родительский посыл».

— Их надоумили родители, которые были в жесткой оппозиции по отношению к моему мнению и захотели меня наказать, — предполагает она.

Ирина пока не слышала полную аудиозапись, которой располагают силовики. Управление ФСБ передало материалы Следственному комитету. Следователь вызвал Ген 28 марта, в тот же день пензенский СК возбудил уголовное дело. К Ген приехала адвокат по назначению, которая убедила учительницу английского дать признательные показания.

— Сотрудник ФСБ и следователь буквально как сговорились с этим адвокатом, в один голос меня обрабатывали, что надо признаться, — рассказала учительница.

Ген не помнит, по какой части статьи 207.3 возбуждено ее уголовное дело: «С испугу подписала какие-то бумаги». Этого пока не знает и ее новый адвокат Александр Федулов, который работает от правозащитной организации «Агора». Доступ к материалам дела он рассчитывает получить только 8 апреля.

Адвокат считает дело Ген «безусловно показательным». По информации главы «Агоры» Павла Чикова, к началу апреля 2022 года в России появилось около 20 аналогичных дел. Так, в марте полицейские пришли с обыском к педагогу-психологу и члену «Альянса учителей» в Новосибирске Ирине Толмачевой — ее обвинили в распространении фейков о Российской армии (часть 1 статьи 207.3 УК РФ) за комментарий в соцсети.

— Будем доказывать, что Ирина проанализировала много источников и у нее было искреннее убеждение в том, что она говорит правду, — рассказал Федулов о будущей линии защиты.

«Страшно, что это произошло со мной»

Ген написала заявление об увольнении по собственному желанию 1 апреля. Она утверждает, что руководство на этом не настаивало и даже пожелало удачи в суде.

Корреспонденту «7х7» не удалось поговорить с директором училища олимпийского резерва Владимиром Андреевым. В пресс-службе Министерства спорта Пензенской области дали совет обратиться за информацией в правоохранительные органы. Руководительница пресс-службы пензенского управления СК Татьяна Махницкая сообщила «7х7», что «никаких комментариев от нас не будет».

Когда Ирина думает о своем уголовном деле, ее сердце сильно бьется. Она считает, что все должно закончиться после суда:

— Страшно, что это вообще произошло со мной. Страшно, какие последствия это будет для меня иметь. Страшно, чем это закончится и что такое огромное количество СМИ проявило внимание к моей истории.

Мама Ирины не следит за политическими событиями, а отец родом из Восточной Украины и одобряет действия России. Но они оба поддерживают дочь, которая предпочитает не общаться с родителями на тему спецоперации. Учительница английского никогда не думала об эмиграции, потому что в Пензе живут ее близкие.

— Почему я должна уезжать? Потому что здесь нет свободы слова? И все? Мне кажется, об эмиграции задумываются в основном те, кто ищет для себя более подходящие экономические условия, — говорит она.

Кроме родителей Ген поддерживают некоторые пензенцы. Местный блогер Сергей Простов услышал новости про Ирину в выпуске YouTube-проекта «Редакция» 3 апреля. На следующий день он спросил директора пензенского фонда «Гражданский союз» Олега Шарипкова, можно ли будет собрать деньги, если суд назначит Ирине штраф.

— Ни разу не собирал средства для такой ситуации. Но все же прекрасно понимают, сколько учителя зарабатывают. И скорее всего, учитель останется без работы. А в текущей ситуации, когда людям затыкают рты конскими штрафами и угрозой тюремного заключения, важно помогать друг другу, — сказал Простов «7х7».

Учительница не знает, что ждет ее в будущем: «Сначала нужно освободиться от этого уголовного дела, а потом уже решать, что делать дальше». На вопрос, могла ли она промолчать или найти другую форму для разговора с детьми, Ген отвечает, что ни о чем не жалеет:

— Уже ничего не поделаешь. Наверное, это должно было случиться в моей жизни.

 

Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ИсторииОбразованиеОбществоПензенская областьУкраинаУкраина-Россия