Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Запрещенный прием». Как преследуют активистов в эмиграции через их родственников

«Запрещенный прием». Как преследуют активистов в эмиграции через их родственников

«Зря уехали», — говорят силовики родственникам оппозиционных активистов, которые уехали из России подальше от репрессий со стороны власти. Но давить продолжают на их близких, которые никуда не эмигрировали. «7х7» рассказывает, как правоохранители приходят к родственникам активистов, регулярно звонят им по телефону или вовсе похищают.

Встретить с работы

 

Вечером 4 октября Татьяну Панченко, маму экс-координатора костромского штаба Навального* Александра Зыкова, встретили с работы сотрудники правоохранительных органов. Силовики дожидались женщину у ворот ее частного дома и начали проводить обыск. За пару часов до этого команда Навального заявила, что возродит работу штабов в регионах.

— Уголовных дел у меня масса, — пояснил Зыков корреспонденту «7х7», — но юридическая сторона не важна, потому что пришли они спустя пару часов после объявления команды Навального о возобновлении работы штабов — в такие совпадения верить невозможно.

Около полуночи Зыков сообщил, что обыск закончился. По его словам, Татьяна Панченко проходит свидетелем по делу о фейках — это одно из уголовных дел, заведенных на Зыкова. Что конкретно Татьяна могла засвидетельствовать и что силовики должны были найти у женщины дома, Александр не понимает.

«Возможно искали боеспособность нашей армии <...> Но не нашли и изъяли флешку», — написал Зыков в своем Telegram-канале.

По словам Зыкова, в доме находилось около 10 сотрудников, при этом силовики вели себя прилично: разговаривали вежливо, не мусорили, ходили в бахилах. Понятых сотрудники СК привели с собой: «Мама испытала неприятные эмоции, но отнеслась сдержанно», — поделился Зыков.

Дело в том, что проведенный силовиками обыск стал далеко не первым актом давления на Александра через его близких. Утром 8 сентября 2022 года к костромскому ювелирному производству — там работает мать Зыкова — подъехало несколько машин Следственного комитета. Силовики вручили повестку на допрос Татьяне Панченко, хотя изначально повестка предназначалась умершей 10 лет назад бабушке Зыкова — Галине. Поняв свою ошибку, силовики зачеркнули в повестке имя умершей и от руки написали имя матери Зыкова.

В разговоре с корреспондентом «7х7» Зыков пояснил, что в сентябре 2022 года его мать допросили в качестве свидетеля по делу о публичном распространении заведомо ложной информации об использовании ВС РФ (207.3 УК). Спустя неделю после допроса в сентябре СК вызвал на подобные допросы и других родственников Зыкова: его тетю, сестру и мужа сестры.

Александр Зыков

Александр Зыков. Фото: архив «7х7».

Сейчас Александр находится в Нидерландах, где запросил политическое убежище. Ранее его объявили в федеральный розыск, а до этого возбудили два уголовных дела по статье о фейках.

— Кремль, силовики или кто там настоящий инициатор таких дел говорят, что я распространял фейки об армии, но этого не могло быть, потому что мама учила меня как раз говорить правду. — говорит Александр.

— Приезд сотрудников на работу — это, конечно, акт давления. Если такое давление будут оказывать, я буду соразмерно отвечать исполнителям в политическом поле. У меня всегда было три константы: я люблю свою маму, Россию и тех хороших людей, что в ней живут. Меня временно оторвали от двух последних, но первое отобрать точно не получится», — пояснил корреспонденту «7х7» Зыков.

«Зря уехали, лучше бы остались»

 

В конце августа 2022 года 26-летняя активистка Дарья Андреева из Георгиевска в Ставропольском крае сообщила о давлении силовиков через ее мать. Девушка вместе с супругом уехала из России — каждый из них получил штраф по статье о дискредитации армии РФ за листовки с пацифистскими высказываниями. В августе правоохранители якобы несколько раз приходили к матери и убеждали ее настаивать на возвращении пары в Россию.

— Сотрудники неоднократно выходили с мамой на контакт. Сначала несколько раз приезжали, но она не открыла дверь. Соседи передавали, что расспрашивали о ней: что за человек, адекватная ли. Потом привезли технику, изъятую во время обыска, говорили, что зря мы уехали, лучше бы остались, — рассказала Дарья корреспонденту «7х7».

После этого сотрудник правоохранительных органов звонил матери Андреевой, чтобы узнать, не надумали ли Дарья с мужем вернуться, потому им якобы «ничего не угрожает». Сотрудник рассказал женщине, что у ее дочери и зятя штрафы 5 и 15 тыс. рублей соответственно. Однако, говорит Дарья, у супружеской пары есть решение из суда от 14 июля о штрафах по 30 тыс. рублей. «Зачем звонить и так нагло врать после решения суда — загадка», поделилась Андреева.

Дарья и ее супруг работают дизайнерами. С 10 по 14 июня они отбывали административный арест по 19.3 КоАП РФ, и сразу после этого Андреева вместе с мужем уехала из Георгиевска, а 24 июня — из России. Где сейчас находятся супруги, девушка не уточнила.

Дарья Андреева со своим мужем

Дарья Андреева со своим мужем. Фото: предоставила героиня.

— К моим двум старшим сестрам приходили [силовики] во время нашего ареста [одна сестра живет в Георгиевске, другая в Москве — прим.ред.]. У московской стращали на государственном заводе, что и уволить могут за такую «неправильную» сестру, какие-то письма руководству присылали, — говорит Дарья.

Сестру из Георгиевска полицейские вызывали на допрос вместе с ее дочерью. Кроме того, правоохранители якобы проверяли переписки, телефоны, а также пытались убедить, что взрослые втягивают несовершеннолетнюю девочку в некую «незаконную деятельность».

— Пытались объяснительную выбить. Сестра молодец, отказалась от всего. Мама за дни нашего ареста была в полуистерике, потому что менты пытались нас изолировать: маме и сестре не давали с нами связаться, нам в звонках тоже отказывали, в передачках отказали, на вопросы отвечать тоже отказались.

— После того, как мы уехали, матери эти звонки по барабану уже. Вернуться сейчас не предлагает и не предлагала, но она все еще не осознает, что мы никогда не вернемся в Россию при Путине, — говорит Дарья.

Извинения

 

Для активистов, критикующих политику Рамзана Кадырова в Чечне, есть способ давления пожестче, чем допросы, обыски и звонки в отношении родственников, — часто у этих активистов крадут близких людей.

22 декабря 2021 года о похищении девяти своих родных сообщил блогер Тумсо Абдурахманов, — он критиковал политику Кадырова на своем YouTube-канале. Активист находился в эмиграции. «Всем похищенным родственникам был выдвинут ультиматум, что они должны меня остановить, в противном случае им угрожали кровной местью», — заявлял Тумсо.

Он выложил скрин сообщения с угрозами, адресованными его близким, — пользователь с нескрытым номером телефона написал, что «особенно поразвлечется» с двоюродной сестрой Тумсо. Похитители требовали активиста снять ролик с извинениями перед Рамзаном Кадыровым.

Тумсо Абдурахманов

Тумсо Абдурахманов. Источник: t.me

Это были массовые похищения, и пострадал не только Тумсо. В конце 2021 года неизвестные похитили отца и брата еще одного оппозиционного чеченского блогера Хасана Халитова, их вывели из собственного дома. Сам Халитов находился в Турции. Тогда же о четырех похищенных родственниках заявил Аслан Арцуев, блогер из Чечни, находящийся в Германии.

Чеченский блогер Минкаил Мализаев и вовсе получил голые фотографии его матери и сестры с неизвестного номера. До этого он узнал, что его близких забрали силовики. Также некий Хасан якобы потребовал от него прекратить критику властей. Мализаев публиковал открытые обращения с критикой Кадырова на YouTube, и в 2012 уехал в Германию. Члены его семьи несколько раз отрекались от него на камеру, а Минкаил говорил, что это происходит под угрозами и пытками.

В то же время о пропаже около 40 своих родственников в Чечне сообщал юрист северокавказского отделения «Комитета против пыток» Абубакар Янгулбаев.

«Юристы общались напрямую с этими людьми [похитителями], эти люди им ответили, чтобы о них не писали нигде. — Объяснил Абубакар в разговоре с «Медиазоной». — От этих людей известно, что они требуют не критиковать Кадырова, не писать ничего плохого про него. Связываю я все эти похищения с тем, что оппозиционные взгляды я могу иметь».

На тот момент Абубакар еще находился в России. Однако почти через месяц у активиста похитили мать — Зарему Мусаеву. Событие стало одной из самых нашумевших историй, произошедших в Чечне за последнее время. Женщину задержали вечером 20 января 2022 года в ее собственной квартире в Нижнем Новгороде, где она жила вместе с супругом, федеральным судьей в отставке Сайди Янгулбаевым. По информации «Комитета против пыток», ворвавшиеся в квартиру люди представились сотрудниками полиции, а женщину насильно вывезли в Грозный.

После этого Абубакар с семьей уехал за границу, но его мать Зарема все еще находится под стражей, — суд регулярно продлевает срок ее ареста.

Президент Конгресса народов Кавказа Руслан Кутаев в разговоре с изданием «Кавказский Узел» рассказал, что брать в заложники родственников — это исторически нехарактерная для Кавказа практика.

Он добавил, что на Кавказ эту практику принесли российские военные.

Что делать при «общении» с силовиками

 

Правозащитник Лев Пономарёв считает, что сейчас по всей России идет тотальная чистка активистов, связанных с Навальным.

— Если можно отравить, убить, то можно и давить по-разному, на все это разрешение есть. Списки большие. Чистка идет, в основном, навальнистов, в остальных случаях давления меньше. У нас бюрократия, силовики порой даже не знают, что активист уже уехал, и продолжают давить через их родственников. Они действуют очень медленно, для галочки, — рассказал Пономарёв журналисту «7х7».

Некоторое время назад, уточняет правозащитник, на активистов часто давила служба опеки: сотрудники приходили к людям и пытались доказать, что активист или активистка не соблюдает должных условий содержания ребенка.

Члены фонда «Общественный вердикт» отмечают, что способы давления на активистов, политических и общественных деятелей могут различаться, но рекомендации к поведению как для самих активистов, так и для и их близких, одинаковы.

По просьбе «7х7» представители фонда сформировали и озвучили четыре самых главных принципа при «общении» с силовиками.

  1. Сохраняйте спокойствие. Когда вы спокойны, сосредоточены, то сделаете меньше ошибок, не покажете уязвимость сотрудникам полиции. 

  2. Имейте под рукой телефон того, кому вы можете позвонить в случае «общения» с силовиками. Это может быть не обязательно юрист или адвокат, но лицо, которое точно знает, что делать в подобных ситуациях. Очень важно иметь поддержку со стороны, поскольку вы все равно будете находиться в стрессовом состоянии. Если вы медийный человек, вы популярны в соцсетях, то лучше быстро написать об этом. Это привлечет внимание. А, как известно, правоохранительные органы очень не любят внимание со стороны общественности.

  3. Все гаджеты должны быть запаролены. Телефоны и другие гаджеты должны иметь пароли на вход, и это не должен быть вход по отпечатку пальца или по изображению лица. В галерее не должно быть чувствительных фотографий, или вход в галерею тоже должен быть запаролен. Вы не обязаны сообщать сотрудникам полиции пароли, давать доступ к своим гаджетам, передавать в руки документы, сообщать имена, адреса, явки, пароли других лиц. Таким образом вы, возможно, сможете защитить тех, на кого у сотрудников полиции или нет, или недостаточно информации.

  4. Не общайтесь с сотрудниками правоохранительных органов вообще ни о чем. Вплоть до даты рождения и своего имени. Нет такой информации, которую вы обязаны сообщить, не воспользовавшись статьей 51 Конституции РФ. Единственная фраза, которую вы можете сказать, это «Я не отказываюсь сотрудничать и давать интересующие вас показания, но делать я это буду только в присутствии своего адвоката и после консультации с ним».

* В материале упомянута организация Штаб Навального, деятельность которой запрещена в РФ
Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
АкцииЗаграницаИнструкцииИсторииКостромаКостромская областьНавальныйПолицияПравозащитникиРепрессииСиловики