Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Отказ — это тоже результат, с которым можно пойти в суд». Адвокат Максим Гребенюк — о том, когда раненным в Украине военным могут отказать в компенсации и что делать, если это произошло

«Отказ — это тоже результат, с которым можно пойти в суд». Адвокат Максим Гребенюк — о том, когда раненным в Украине военным могут отказать в компенсации и что делать, если это произошло

Andrey Metelev
Источник: unsplash.com

В городе Уварово Тамбовской области объявили сбор средств на реабилитацию раненному в Украине военному. По данным газеты «Уваровская жизнь», мужчина получил несколько тяжелых ранений, одно из которых — в голову. В заметке говорится, что он нуждается в долгом восстановлении. Корреспондент «7х7» попыталась связаться с его женой, чтобы уточнить, какая именно помощь нужна семье и почему объявили сбор средств на лечение. Однако на телефонные звонки и сообщения в соцсетях супруга военного не ответила. За разъяснениями о том, какие компенсации положены раненым по закону и что делать, если помощь государства получить не удается, мы обратились к Максиму Гребенюку — адвокату Московской палаты адвокатов, создателю проекта «Военный омбудсмен».

— На какие компенсации могут рассчитывать раненые российские военнослужащие?

— Основная и самая крупная — это выплата в рамках Указа президента от 5 марта «О дополнительных социальных гарантиях военнослужащим, лицам, проходящим службу в войсках национальной гвардии Российской Федерации, и членам их семей». За ранение выплачивается 3 млн руб. Если травма легкая, то еще выплачивается страховая сумма — около 70 тыс. руб. Если тяжелая, то 300 тыс. руб. дополнительно. Если военнослужащий в результате этой травмы или заболевания становится инвалидом, там еще страховые суммы выплачиваются, а также пенсия и другие пособия.

— Какие документы лежащий в госпитале человек должен оформить, чтобы получить эти три миллиона?

— Чтобы их получить, нужно чтобы был поставлен окончательный диагноз. Если у военнослужащего течение болезни продолжается или возникли какие-то осложнения после ранения и врачи не могут поставить окончательный диагноз, ему не выдадут справку о ранении. Также должен быть проведен основной курс лечения. То есть два необходимых условия — это окончательный диагноз и основной курс лечения. После этого военнослужащему выдается в госпитале справка о ранении, и он обращается с соответствующим рапортом к командиру.

— Получается, компенсацию он получит при выписке из больницы, когда диагноз поставлен и лечение проведено?

— Нет. Должен быть установлен окончательный диагноз и приняты неотложные меры. Он может еще лежать, например, с аппаратом Елизарова, если это множественный перелом ноги. Ему диагноз поставили — множественный оскольчатый перелом, основное лечение провели, и вот он лежит восстанавливается. Если военнослужащий тяжело ранен, ему прямо в госпитале предоставляется форма рапорта, где он расписывается. И командир части, в которой он служит, принимает решение о выплате, направляет соответствующий приказ в финансовый орган и в кратчайшие сроки приходит выплата трех миллионов рублей.

«Не разговаривайте. Пишите рапорт»

— Если солдат не в состоянии заниматься оформлением документов, кто берет на себя эту функцию — медики, родственники?

— У нас есть Устав вооруженных сил, и в нем сказано [пункт 10], что реализация мер правовой и социальной защиты — это обязанность командиров и начальников госпиталей. Поэтому к нему [военнослужащему] должен зайти соответствующий человек, который даст ему возможность расписаться в рапорте, за него подготовив бланк. Начальник госпиталя приобщает справку о ранении к другим документам и отправляет в часть. В хорошем случае, если мы говорим о том, как должно быть, никаких действий от военнослужащего не требуется, кроме постановки своей подписи. Это обязанность командиров.

— А если человек лежит в обычной гражданской больнице, например?

— Если военнослужащий лежит в гражданской больнице после ранения — это чаще всего бывает по необходимости на соответствующих территориях, в Луганской ЦРБ например. Но потом он в любом случае переводится в военно-медицинское учреждение, и там ему в обязательном порядке выдают справку о ранении. Эта справка направляется в пункт постоянной дислокации, где штаб, казармы, где непосредственно находится его часть. Туда отправляются документы, командир издает приказ, и выплачивается компенсация.

— В какие сроки приходят деньги? Несколько недель?

— В идеале.

 

— С каким проблемами военнослужащие к вам обращаются?

— Либо командование может недопонять и посчитать, что травма не подходит под перечень ранений и увечий. Либо госпиталь может недопонять и сказать, что травма не является ранением, и отказать в выдаче справки. Но это обычно по легким ранениям или по тем, которые даже под легкие не подходят. Часто бывает недопонимание и у командиров, и у начальников медицинских учреждений. И тогда я помогаю военнослужащим через суд добиться реализации своих прав.

— Допустим, военнослужащий сталкивается с таким недопониманием и не знает, как себя вести, какие можно дать советы: к кому идти, куда обращаться?

— Во всех непонятных ситуациях военнослужащим нужно обращаться к командиру с рапортом. И святая обязанность командира — разрешить спорную ситуацию, подробно разобраться в ней, реализовать права военнослужащего и дать ему обоснованный ответ в течение 30 дней.

Если он отказывает в чем-то военнослужащему на основании каких-то норм права, он должен отказ расписать в ответе. А военнослужащие просто ходят раненые и спрашивают начальника госпиталя: «Дайте мне справку», а он отвечает: «Нет, не дам, тебе не положено». Потом ходят у командира спрашивают: «А мне положена выплата?». «Нет, тебе ничего не положено». Не разговаривайте. Пишите рапорт. 

Моя первая досудебная процедура — я сразу помогаю составить мотивированный рапорт к командиру и начальнику госпиталя — «Пожалуйста, обеспечьте меня выплатами, сделайте розыск документов, которых не хватает, сами их приобщите, сами их изготовьте, а если вы не хотите или не можете этого сделать, дайте мне письменный отказ». Отказ — это тоже результат, с которым можно пойти в суд. А когда все на уровне разговоров, с этим адвокату тяжелей всего работать.

— Члены семьи могут подать рапорт вместо военнослужащего, если он не в состоянии это сделать?

— Если у них есть доверенность от военнослужащего.

— А если доверенности нет и человек, например, в коме? Ничего сделать нельзя, пока он в себя не придет?

— Чисто юридически, если он жив, к сожалению, нет. Если военнослужащий погиб, то там другая процедура. Родственники обращаются и в равных долях получают эти выплаты.

— Кто из родственников может претендовать на выплаты, если военнослужащий погиб? Приходилось ли вам работать с теми, кому отказали в компенсации?

— С такими обращениями работать не приходилось. На выплаты могут рассчитывать родители, супруга, дети, а также опекуны и бабушки, если фактически воспитывали.

«Не в каждом госпитале есть МРТ»

— Чисто теоретически может быть такая ситуация, что ранение очень серьезное и денег, которые государство выплатило в качестве компенсации, на восстановление не хватило? Как в этой ситуации быть? Обращаться за сбором средств в газету, как семья из Тамбовской области? Какие еще опции есть?

— Всегда нужно разбираться индивидуально. Сначала госпиталь полностью лечит военнослужащего, проводит основной курс лечения. После этого его бесплатно направляют на медицинскую реабилитацию в санаторий на 20 дней. Там он проходит физиопроцедуры, санаторно-курортное лечение. Если и в дальнейшем требуется лечение, то его в обязательном порядке госпиталь и дальше должен лечить и реабилитировать.

Я согласен, что военная медицина у нас, может быть, не самая лучшая в мире. Но, прочитав эту статью [о сборе средств Алексею Сапунову из Тамбовской области], я не понял, какая конкретно реабилитация нужна. В чем конкретно госпиталь недоработал. Например, нужна какая-то суперинъекция или какие-то суперпрепараты для восстановления, может быть, протезирование. Возможно, военнослужащему требуется биомеханический протез за несколько миллионов долларов. Конечно, у нас возможности по протезированию несколько ограничены. Но основное делают вполне успешно. Могут сустав, например, поставить искусственный за счет средств Минобороны.

— К сожалению, мы не смогли выяснить, так как жена военнослужащего не ответила на сообщения и звонки.

— Возможно, есть какая-то очень сложная травма. Военная медицина у нас несколько ограничена. Например, не в каждом госпитале есть МРТ. Не в каждом госпитале есть какие-то передовые технологии, которые позволяют полностью восстановиться. Но нужно смотреть на каждый отдельный случай и добиваться от военной медицины реабилитации.

«Эти три миллиона выплачивают не всем»

— По подсчетам «Новой газеты», на выплаты семьям погибших и раненым из бюджета выделено 113 млрд руб. Из них 89 млрд уже выплачены. На ваш взгляд, это реальные цифры?

— Не могу прокомментировать эти цифры. Что касается бюджетных ассигнований Минобороны, я, к сожалению, не владею информацией, я могу только рассказать, какие трудности есть с обеспечением страховыми выплатами.

— Какие, например?

— Эти три миллиона выплачивают не всем. Раньше выплачивали всем, а теперь только тем, кто входит в перечень ранений, контузий, травм, установленный 855-м постановлением правительства.

— Можете рассказать подробнее?

— 855-е постановление действует уже довольно давно [c 29 июля 1998 года]. Это перечень страховых случаев, при которых выплачивается военнослужащим страховка за ранения, травмы, контузии, увечья. И, когда президент издал указ от 5 марта о дополнительных гарантиях военнослужащим, которые участвуют в спецоперации, сначала компенсации выплачивали всем за любые царапины, раны, ранения, контузии. Платили всем три миллиона. Но потом решили упорядочить всю эту историю, чтобы за легкие ранения не выплачивать компенсацию. 

Министр обороны ввел этот порядок. 22 апреля раны, за которые положена президентская выплата, приравняли к 855-му постановлению. После этого стало несколько сложней [с получением компенсаций], бывают перекосы. Например, за перелом фаланги пальца во время спецоперации (не сказать, что супертяжелое ранение) выплачивают три миллиона. А когда у человека минно-взрывная травма, множественные осколочные ранения мягких тканей тела, но это не повлекло повреждения крупных сосудов, нервов, мышц, связок — это не подходит под перечень, и компенсацию не выплачивают. Бывает, военнослужащий просто нашпигован осколками, но никакие органы не пострадали, тогда я вмешиваюсь и подаю в суд.

— Это же, наверное, на уровне Госдумы надо решать, а не только на уровне суда?

— У меня есть военнослужащий, который 21 апреля получил контузию, а она не подходит под перечень травм. За день до издания этого порядка. Когда он обратился, ему сказали, что уже поздно. Но я считаю, что через суд можно добиться справедливости. Кроме того, хочу сделать адвокатский запрос в Администрацию президента и спросить, что имелось ввиду, когда президент сказал, что будут выплачивать компенсации за ранения, травмы и контузии. Имел ли он в виду, что их надо приравнять к страховым случаям из 855-го постановления или нет.

Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
Тамбовская областьВооруженные конфликтыСобытияАрмияУкраина-РоссияИнтервью
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!