Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Ярославская область
  2. «Они не знали, что у нас принято молчать и делать вид, что все прекрасно»

«Они не знали, что у нас принято молчать и делать вид, что все прекрасно»

Украинские беженцы из Мариуполя оказались в Ярославской области в затхлом общежитии и без работы

Общежитие Переславского колледжа им. Александра Невского в поселке Красный Химик
Фото «7х7»

Спертый воздух, разваливающиеся окна, рассохшиеся двери, пыль и отваливающаяся штукатурка. Такие комнаты получили беженцы из Мариуполя, которые на два месяца переехали в общежитие колледжа в Переславле-Залесском Ярославской области. Люди надеялись, что условия будут не хуже, чем в санатории, где они жили, когда приехали в регион. Корреспондент «7х7» отправился в Переславль, чтобы узнать, в каких условиях вынуждены жить беженцы и кто им помогает.

Переезд

Валентина Васильевна, ее дочь Елена и 18-летняя внучка Марина жили в Мариуполе. Когда в крышу их многоэтажки попал снаряд, семья оказалась под завалами. Оттуда женщин доставали спасатели. Марина до сих пор не может прийти в себя — она не вышла пообщаться с «7х7», а Елена показала жестами, как девушка сидит в углу комнаты, натянув на голову капюшон.

Из Мариуполя женщины поехали в российский Володарск, оттуда — в Таганрог.

— Шли под обстрелами, вокруг солдаты лежали, бедные, — вспоминает Елена.

Валентина Васильевна не хотела эвакуироваться в Россию, но внучка уговорила ее, потому что оставаться в Украине было небезопасно. Из Таганрога в те дни можно было уехать только в Ярославль: ближайший город, Ростов-на-Дону, перестал принимать украинцев. Так семья оказалась в 35 км от Ярославля, на базе отдыха «Сахареж», которую местные власти выбрали одним из пунктов временного размещения беженцев.

В конце мая женщины узнали, что им придется переехать. «Сахареж» — крупнейший оздоровительный лагерь в регионе, его руководство сдвинуло начало смен на 24 июня, но не отказалось от приема детей из-за беженцев. К лету на базе отдыха осталось 225 человек. Областные власти предложили им поехать к родственникам, найти работу и снять жилье или отправиться в пункты временного размещения в ярославских городах: Рыбинске, Угличе, Ростове Великом, Переславле-Залесском.

Семья Валентины Васильевны и еще около 30 украинцев выбрали Переславль в 125 км от Ярославля. Руководство «Сахарежа» обещало, что условия будут не хуже, чем в санатории.

Беженцев привезли в общежитие Переславского колледжа им. Александра Невского в поселке Красный Химик. По словам женщин, они попали в «клоповник» со старыми матрасами и разваливающимися кроватями.

Не они одни остались недовольны условиями в общежитии. В чате с волонтерами, которые помогают беженцам, люди стали жаловаться на обстановку и отношение соседей. Эти сообщения увидела переславская журналистка и активистка Наталья Власова.

Первые дни на новом месте

Наталья Власова администрирует несколько городских групп в соцсетях. В начале мая подруга из Москвы добавила ее в чат волонтеров, которые взяли на себя заботу о беженцах в Ярославской области. Наталья тоже хотела помогать, но в «Сахареж» поехать не могла: далеко. А 1 июня она увидела сообщения в чате о конфликтах беженцев с постоянными жильцами общежития: «Нас никуда не пускают — ни на кухню, ни в туалет, на этаже говорят, что это все ихнее», «Посчитали все деньги, которые мы у них забрали», «Посылают даже детей на три буквы».

Скриншот переписки в чате беженцев и волонтеров

Скриншот переписки в чате беженцев и волонтеров

Власова связалась с депутатом переславской думы Евгением Работниковым, 2 июня они вместе поехали в общежитие. Во дворе встретили беженцев, которые пожаловались им на грязь и разруху в комнатах. Тут же подошла директор колледжа Елена Белова — она запретила волонтерам заходить внутрь, сказала, что пригласит их, «как все будет готово». Когда директор ушла, беженцы провели Наталью и Евгения в общежитие мимо вахтера.

— До этого с общежитием Переславского колледжа я не сталкивалась, в информационной повестке города эта тема не возникала. Я была в шоке от увиденного, — рассказала Власова «7х7».

В комнатах ее поразили затхлый запах, сырость, старые грязные окна, которые нельзя было открыть. На фото, которые Наталья выложила в соцсетях, видно разбитую мебель, ржавые трубы, торчащие провода, гнилые полы, сломанные розетки. Наталье сложно было представить, как в таких условиях жили местные семьи и студенты.

— А ведь еще в марте власти отчитывались, что пункты временного размещения полностью подготовлены к приему беженцев и здание проверено Роспотребнадзором, — сказала Власова.

 
 
 
Жилая комната общежития в Красном Химике. Фото предоставлено Натальей Власовой и Евгением РаботниковымЖилая комната общежития в Красном Химике. Фото предоставлено Натальей Власовой и Евгением Работниковым
Туалет общежития в Красном Химике. Фото предоставлено Натальей Власовой и Евгением РаботниковымТуалет общежития в Красном Химике. Фото предоставлено Натальей Власовой и Евгением Работниковым
Кухня общежития в Красном Химике. Фото предоставлено Натальей Власовой и Евгением РаботниковымКухня общежития в Красном Химике. Фото предоставлено Натальей Власовой и Евгением Работниковым
Жилая комната общежития в Красном Химике. Фото предоставлено Натальей Власовой и Евгением РаботниковымЖилая комната общежития в Красном Химике. Фото предоставлено Натальей Власовой и Евгением Работниковым
Жилая комната общежития в Красном Химике. Фото предоставлено Натальей Власовой и Евгением РаботниковымЖилая комната общежития в Красном Химике. Фото предоставлено Натальей Власовой и Евгением Работниковым

Наталья, Евгений и другие переславцы опубликовали фото из общежития в соцсетях, чтобы привлечь внимание СМИ и властей. О ситуации написали несколько ярославских изданий и пабликов. Ярославцы отреагировали на жалобы украинцев словами «Если что-то не устраивает, всегда можно вернуться на родину», «Поработать не хотите?», «Зато не бомбят».

«Я прекрасно понимаю возмущение беженцев, что их поместили в такие условия: в телевизоре и на красивых встречах с представителями власти им обещали совсем другое.

Они просто не знали про нашу систему, про то, что надо молчать и делать вид, что все прекрасно. На этом система и сломалась», — ответила на это Власова в соцсетях.

Смирение

Бывшая преподавательница Переславского колледжа живет в общежитии в Красном Химике с 2001 года. Директор выделил ей 30-метровую комнату, когда у женщины сгорел дом:

— С того времени здесь ничего не изменилось. Воды только горячей нет, то и дело отключают [в общежитии стоит водонагреватель].

По словам бывшей преподавательницы, несколько лет назад в общих кухнях и туалете был ремонт. Туалет с одним унитазом — единственный на ее этаже. Женщина вспоминает студенчество и свое общежитие в те времена, когда в туалете было несколько закрывающихся кабинок.

— Но у меня выхода после пожара не было, а теперь другого жилья нет и не будет никогда. Приходится смиряться, — говорит она.

Зимой бывшая преподавательница платит за коммунальные услуги по 4,5 тыс. руб. Евгений Работников показал «7х7» квитанции на оплату коммуналки, которые ему прислали жильцы общежития в Красном Химике. За 18-метровую комнату один из жильцов в мае заплатил 2150 руб.: 140 руб. за аренду и 2 тыс. руб. — за отопление, ремонт, холодную воду, электричество и газ.

Квитанция на оплату проживания и коммунальных услуг в общежитии в Красном Химике

Квитанция на оплату проживания и коммунальных услуг в общежитии в Красном Химике. Фото предоставлено Евгением Работниковым

Есть все, кроме дома

После материалов в СМИ и постов в соцсетях руководство колледжа 6 июня стало переселять беженцев в другие комнаты и даже другие общежития. Тем, кто остался на прежнем месте, поставили новые кровати, поменяли постельное белье. Депутаты привезли вентиляторы, фены, утюги.

— Все у нас есть теперь, только дома нет. Некуда ехать нам. И что дальше делать, мы не знаем. Очень хотим домой, — говорит пожилая Валентина Васильевна.

Судя по сообщениям в чате, как минимум восемь беженцев захотели вернуться в Мариуполь. Семья Валентины Васильевны не видит в этом смысла.

— За 15 дней Мариуполь — все, — коротко говорит женщина и закрывает лицо руками.

В городе у нее остался внук Женя и другие родственники. Связаться с ними невозможно. Валентина Васильевна, Елена и Марина надеются, что осенью они смогут вернуться в «Сахареж».

Три семьи беженцев с маленькими детьми переехали в соседнее общежитие колледжа на улице Строителей, хотя этого здания не было в правительственном списке пунктов временного размещения. В комнатах на пятом этаже, где эти семьи жили в Красном Химике, условия были «сносными: обои, гардины, мебель». «Но тяжело было спускаться и подниматься пять этажей в душ с маленькими детьми», — рассказали «7х7» беженки Ольга и Юлия.

В корпусе на Строителей комнаты более просторные, само здание находится напротив столовой. Наталья Власова, которая побывала внутри, рассказала, что в общежитии нет собственной кухни:

— А ведь для детей нужно что-то приготовить, кашу сварить им. И взрослый может что-то захотеть в промежутке между приемами пищи. Они ведь не в тюрьме сидят.

Журналистка и волонтерка Наталья Власова

Журналистка и волонтерка Наталья Власова. Фото «7х7»

По мнению волонтерки, проблемы беженцев решаются точечно: 7 июня она выложила в соцсети фотографию опасной розетки. После этого розетку отремонтировали.

— И что теперь, мне каждую дырку выкладывать в интернет? — спрашивает она. — Ворох проблем решается методом затыкания дыр. Тут мы подкрасим, тут подмажем, тут переселим в комнату получше, а централизованной осмысленной работы с продуманным планом нет.

Беженцам помогла не только огласка проблем в СМИ. Ярославская журналистка Людмила Дискова в соцсетях благодарила врио губернатора Михаила Евраева — она написала пост с обращением к нему, когда узнала о состоянии комнат в общежитии в Красном Химике, но сам глава региона публично не комментировал ситуацию в Переславле. Беженки Ольга и Юлия сказали «7х7», что об их переезде похлопотал «человек из области, Андрей Иваныч», — судя по всему, речь идет о директоре центра инжиниринга и технологий «Полигон ЯГТУ» Андрее Лукашове, который помогал людям еще в «Сахареже».

Плановый ремонт

Когда корреспондент «7х7» приехал в общежитие в Красном Химике, его встретила сотрудница полиции. Она запретила подниматься в комнаты беженцев. Директор колледжа Елена Белова и заместитель директора по административно-хозяйственной части Ирина Моринова сказали нескольким беженцам спуститься в небольшой зал на первом этаже здания. За разговором издалека следила полиция.

Елена Белова пустила журналиста только в пустующее крыло на первом этаже общежития, где начался ремонт. Там красят стены, сделали новый туалет со стиральной машиной.

— В этой части корпуса никто не живет, и было принято решение заселить сюда людей на длительное проживание, — сказала Белова. — Будет сделан косметический ремонт коридора.

Ирина Моринова объяснила, что «ремонт в общежитии планово проводится каждый год», но в 2022 году его делают «в ускоренном режиме». О том, что в Переславль приедут беженцы, руководство общежития узнало за два дня.

На вопросы об организации пункта временного размещения Елена Белова и Ирина Моринова не ответили.

Ремонт в общежитии в Красном Химике

Ремонт в общежитии в Красном Химике. Фото «7х7»

Корреспондент «7х7» нашел постановление правительства Ярославской области, по которому власти выделили 19 млн руб. субсидии Российскому фонду милосердия и здоровья. Эти деньги должны идти на комплектование пунктов временного размещения и помощь беженцам. Председатель правления фонда Светлана Лягушева отказалась объяснить, как именно расходуются деньги, и предложила обратиться «к соответствующим ответственным лицам».

Евгений Работников рассказал «7х7», что несколько студентов пожаловались ему на уплотнение. В комнаты на втором этаже здания в Красном Химике беженцев подселяли в блоки к студентам — причем к девушкам селили мужчин.

— Студенты боятся, не хотят идти на конфликт с директором и продолжают жить, ужимаясь, — сказал Евгений. Он планировал обратиться к уполномоченному по правам ребенка в Ярославской области Михаилу Крупину, чтобы решить вопрос.

Сам Михаил Крупин приезжал в Переславль 10 июня. Спустя пять дней его аппарат отчитался о недостатках общежития: нет аптечек, нарушены правила пожарной безопасности, проблемы с питанием в столовой. На вопросы «7х7» Михаил Крупин не ответил.

Евгений, Наталья и другие волонтеры обращаются к благотворительным фондам, которые могут предоставить одежду и привозят в общежития вещи, лекарства. Записывают беженцев к врачам и за свои деньги заказывают для них доставку питьевой воды.

Вместе с руководством общежития Евгений пытается снова расселить беженцев — так, чтобы они меньше пересекались с постоянными жильцами. Студенты понемногу привыкают к новым соседям. В переписке с депутатом они радуются, что беженцы «не шумят», «на кухне все за собой убирают», так что им «живется норм».

Табличка на общежитии Переславского колледжа в Красном Химике

Табличка на общежитии Переславского колледжа в Красном Химике. Фото «7х7»

Как рабы

Беженцы и в «Сахареже», и в других пунктах временного размещения хотели бы снять квартиры, но для этого им нужны деньги. Валентина Васильевна и другие пенсионеры не могут снять пенсии с карт из-за банковских санкций.

За все время в России беженцам должны были выплатить по 10 тыс. — и получить эти деньги, судя по жалобам в чате с волонтерами, смогли пока не все. Выплатами занимается Центр соцзащиты; прежде чем получить деньги, беженцы должны открыть счет в банке, предоставить временную регистрацию, миграционные документы и СНИЛС. Беженка Анна рассказала «7х7», что получила выплату только в конце мая.

Беженцы говорят, что предприятия не готовы брать их на официальную работу, предлагают места без оформления. Люди боятся, что их обманут, оставят без зарплаты. У многих беженцев нет документов, а временная прописка в пунктах временного размещения устраивает не всех работодателей. Регистрация во временном убежище — единственный документ, пока люди не получат паспорта РФ.

— Мы как рабы сейчас: можем копать, садить, строить, белить и красить. Но без оформления, — говорит беженка Елена. — И всегда одно и то же: «Мы подумаем, мы вам перезвоним». Никто не перезванивает.

Беженцы объясняют, что они приехали из городов и не умеют работать на сельскохозяйственных специальностях. Некоторые принципиально отказываются от такой работы, потому что это «не их уровень». Беженка Натали рассказала корреспонденту «7х7», что в Украине работала медсестрой. Для работы в России по специальности ей нужен сертификат. В службе занятости ей не помогли перевести и заверить документы.

«В „Сахареже“ служба занятости умывала руки, чувствую, и дальше будет то же самое. Тогда вопрос, для чего существует служба занятости. Как я, не зная своих прав и законов РФ, могу попасть на долгожданную работу, хотя говорят, что моя профессия востребована?

Пока я получу гражданство, чувствую, протяну ноги», — пишет она и ставит в конце сообщения три скобки-улыбки.

Приемлемый вариант

Директор Переславского колледжа уверена, что служба занятости делает все возможное: людей спрашивали об их профессиях, Центр занятости дважды устраивал ярмарку вакансий и составил список мест с проживанием и без.

— Вакансий в городе много, думаю, люди выбирают более приемлемый вариант, — сказала она.

В корпусе столовой на улице Строителей лежат распечатки вакансий: вахтами в Москве — для грузчиков, фасовщиков, охранников, с проживанием в санаториях Краснодарского края — для горничных и разнорабочих, без предоставления жилья — на местных предприятиях. Беженцев тревожит, что в этих листовках часто нет информации про условия работы и уровень зарплат.

Беженка Ольга хочет найти работу и остаться в Переславле с мужем и дочерью

Беженка Ольга хочет найти работу и остаться в Переславле с мужем и дочерью. Фото «7х7»

Некоторые беженцы находят работу сами. Ольга приехала в Переславль с мужем и дочерью Златой. В Украине женщина работала бухгалтером, а ее муж — сварщиком. В Переславле у них сломалась машина, и прохожий предложил не только дотолкать ее, но и работу для Ольгиного мужа.

— Пока неофициально, но, дай бог, все получится, — радуется она. — Мы посмотрели вакансии сварщика здесь — зарплата 17,5–18 тысяч. Нам обещали найти места в школе и детском саду, чтобы мы, женщины, тоже могли на работу устроиться. Будет проще: я на работу, муж на работу. Квартиру снимем.

Ольга рада, что ее семья в Переславле. В «Сахареже» предложений о работе почти не было, санаторий находится в полутора часах езды от Ярославля, а у беженцев не было денег на ежедневные поездки на пригородном поезде. Женщина рассказала, что из почти 400 беженцев знает только две семьи, которым удалось найти работу в Ярославле с проживанием — на заводе «Красный маяк». Сама Ольга ждет, когда они с мужем получат документы:

— Мы подписали оригиналы на гражданство, еще месяц-два — и получим паспорта. Планируем оставаться в России точно и, дай бог, в Переславле. Город нам очень понравился.

 

Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
УкраинаВидеоУкраина-РоссияИсторииВолонтерыОбществоЯрославская область
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!