Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Стараюсь быть полезной»: как эмигрантка из России помогает украинским беженцам в Польше

«Стараюсь быть полезной»: как эмигрантка из России помогает украинским беженцам в Польше

Вера Рябицкая на Новом Арбате с антивоенным пикетом. Фото предоставлено героиней

Сибирячка и журналистка Вера Рябицкая решила уехать из страны из-за угрозы уголовного преследования после антивоенной акции. Теперь она работает волонтеркой в пункте приема украинских беженцев TesCo в польском городе Пшемысле. Зная несколько языков, Вера помогает в коммуникации между беженцами, волонтерами и сотрудниками организаций. Иногда приходится даже переводить для беженцев психологическую помощь. Как Вера уехала из России и как она волонтерит в Польше — в истории «7х7».

«Будто сама пытаюсь поддержать»

В польском пункте приема беженцев к волонтерке Вере Рябицкой подошла психологиня. По-польски сказала, что украинской беженке плохо и нужен переводчик, чтобы понять, что случилось. Вера знает польский и русский, поэтому начала беседовать с женщиной — та уверяла, что у нее все в порядке и «у всех так». Выяснилось, что она 10 минут назад звонила своим детям, которые остались где-то под Николаевом, и, когда они говорили по телефону, зазвучала сирена и связь прервалась. После этого у беженки началась истерика. Женщине тогда помогла психологиня из Киева. Она тоже была эвакуирована из Киева, поэтому получилось говорить на равных с украинкой.

— Когда я перевожу психолога, получается, что как будто сама разговариваю с человеком, пытаюсь его успокоить и поддержать, — говорит Вера.

Вера Рябицкая, бывшая журналистка агентства новостей «ТВ2» и The Insider, приехала в польский пограничный город Пшемысль, чтобы работать волонтером. Она записалась в центр TesCo — торговый центр, который теперь оборудован для приема беженцев из Украины. Там их размещают, кормят, оказывают медицинскую помощь и психологическую поддержку. Также консультируют об условиях приема беженцев в других странах Европы, если человек решил не оставаться в Польше.

Вера знает несколько языков, поэтому свою волонтерскую помощь стала предлагать именно в переводческой деятельности.

Работать приходится и по шесть, и по восемь часов. Некоторые волонтеры работают и все 24 часа. Распорядок дня разный: все зависит от задач. А еще от физического состояния: почти все, кто попадает в TesCo, начинают чем-то заболевать. В пункте большая плотность людей и много вирусов. Вера уже успела простудиться и переболеть ротавирусом. Сейчас волонтерка работает 10 часов в день с командой из Швейцарии.

— В TesCo есть национальные группы, которые собирают людей из Украины и вывозят в свои страны. Там их либо по семьям распределяют, либо дают комнаты в общежитиях. Представители разных стран ставят столы с флагами и рассказывают про условия, пособия и поддержку в своей стране, — объясняет девушка.

В Швейцарию ходит несколько автобусов в неделю. Мало кто из волонтеров этой страны знает русский и украинский языки. Им нужен был человек, который помогает в коммуникации. Поэтому Вера присоединилась к швейцарской команде и теперь переводит на английском, польском и русском языках.

— Недавно одна женщина рассказала, что ей надо транспортировать лежачую 81-летнюю мать. Перевезти женщину надо было в Норвегию, там жили ее родственники. Но это нереально, потому что везти маломобильного человека из Польши в Норвегию больше суток даже медицинским транспортом — это тяжелый переезд. И неизвестно, как пожилой человек это перенесет, — рассказывает волонтерка.

На консультации они решали этот вопрос и пришли к решению, что женщине с матерью лучше остаться в Польше, так как организовать самолет не смогли.

Однажды, вспоминает Вера, в центр поступила женщина из Северодонецка. Коллеги рассказали Вере, что женщина находится в оцепенении, ничего не ест и ни с кем не разговаривает. Вера решила с ней поговорить.

— Оказалось, что у женщины травма выжившего. Она осталась одна из всего подъезда. Постоянно говорила: «Зачем я выжила?» Она не хотела ничего есть. Не хотела переодеваться в чистые вещи, которые ей дали волонтеры. Требовала найти ей работу, была готова работать за 10 злотых в час, что очень дешево. Но главное — она жалеет, что выжила.

Граница с Эстонией, которую переходила Вера. Фото предоставлено героиней

Граница с Эстонией, которую переходила Вера. Фото предоставлено героиней

«Тюрьма — не самая хорошая перспектива для меня»

Чтобы попасть в Польшу, Вера пешком перешла границу России и Эстонии в Нарве. Там был пешеходный пункт — обычная будка. Вере задали формальные вопросы, хотя она готовилась к допросу. Начитавшись новостей о том, что российские пограничники проверяют всех и задают вопросы о политической позиции, Вера удалила из телефона почти все, оставив несколько приложений, чтобы не выглядеть слишком подозрительно. Но все обошлось, Веру пропустили через границу без допроса.

До эмиграции 27-летняя Вера занималась независимой журналистикой. Кроме ТВ2 и The Insider, журналистка начала писать для издания «Такие дела». Еще успела поработать в НКО «Институт права» и в фонде «Гуманитарное действие», помогающем наркопотребителям, людям с ВИЧ-инфекцией и нуждающимся в реабилитации.

Все это время Вера выходила на акции, в том числе антивоенные. Первый протест, который Вера хорошо запомнила, но в котором не смогла участвовать, потому что была слишком молода, — это Болотная. Девушка следила за ним онлайн. Сознательно стала протестовать, когда исполнилось 18 лет. Выходила в поддержку честных выборов, политзаключенных, сестер Хачатурян. Веру несколько раз уже задерживали на различных пикетах. Один раз полицейские ее избили.

Как только девушка узнала о первых антивоенных протестах в Москве, она вышла на Пушкинскую площадь. Тогда ей повезло: Вера смогла пройти в шествии и не оказаться в автозаке. В другой раз на Новом Арбате она встала в пикет с плакатом. Там ее и задержали.

— Я всегда выходила, потому что считаю митинги и пикеты абсолютно естественной формой выражения своего мнения. Я принципиально не согласна с тотальным запретом на уличные демонстрации в России.

Сейчас я понимаю, что такой метод протеста, как улица, уже невозможен, но тогда я решила, что буду выходить, пока могу, пока мне не угрожает уголовное преследование, — рассказывает Вера.

Вера никогда не поддерживала Путина и его политику. Рассказывает, что убийства людей и ее риски, связанные с выходом на улицу, несопоставимы. Вопрос, выйти или не выйти, перед ней не стоял. Вопрос был только в том, сколько времени она может выходить на улицу — и придется ли потом уезжать из страны.

Но уехать Рябицкой все-таки пришлось. Она думала об эмиграции последние три года и понимала, что это должно быть спланировано. Например, можно было переехать для учебы в университете. Но постоянно находилась какая-то работа в России: в журналистике или в НКО. Дела, связанные с отъездом и учебой, постоянно откладывались.

Критичным поводом стала угроза уголовного дела из-за участия в последней антивоенной акции.  Вера и раньше участвовала в пикетах и митингах. И подвергалась насилию со стороны полицейских. Однажды Вера была на очередном пикете в поддержку политика Алексея Навального в качестве журналистки The Insider. Она взяла редакционное задание, но силовиков это не остановило. Позже Вера написала заявление на полицейских и подала иск в суд. Однако дело зависло.

— Мой друг предложил помощь в получении визы в Шенгенскую зону, в Эстонию, — говорит Вера. — Я согласилась, подумала, что я буду наименее полезна кому-либо и самой себе в российской тюрьме. Тюрьма или даже какая-то череда административных арестов — для меня это была не самая хорошая перспектива.

Непричастны к режиму Путина

На волонтерской работе в Польше Вера устает и физически, и морально. Но считает, что состояние усталости лучше, чем то, как она жила в России и каждый день ждала обыска.

— Я устала гораздо больше от того, что происходило со мной в России, чем от всего, что происходит здесь. Хотя все равно сложно видеть людей, которые выехали из зоны боевых действий, и, куда бы ты ни пошла, слышать: кто умер, у кого [разрушены] дома, — говорит Вера. 

— Мне морально легче оттого, что я вовлечена в волонтерскую работу. Я даже не знаю, кто кому больше помогает в данном случае, — я беженцам или беженцы мне.

Откровенной ненависти Вера как россиянка на себе не ощутила. Больше вопросов задают: почему так получилось, и когда все это кончится, и сколько россиян на самом деле поддерживают ***** [спецоперацию]. Однажды волонтер из Украины ей сказал: «Теперь все россияне должны доказать, что непричастны к режиму Путина. Только тогда к ним будут нормально относиться». Вера с этим соглашается, хотя и считает, что есть большая разница между ней и условным пропагандистом Первого канала.

Вера. Фото предоставлено героиней

Вера. Фото предоставлено героиней

Возвращаться в Россию Вера в ближайшее время не собирается. Даже если Путин умрет и сменится власть, базовой безопасности в стране для «возвращенцев» не будет.

— Не знаю, насколько нормальное отношение будет к тем, кто уехал по политическим причинам и потом вернулся. Веры в то, что так будет, очень мало. Может, всем будет плевать, потому что таких много и мониторить всех таких людей очень трудно. Может, будут какие-то зачистки, поэтому я бы не возвращалась, пока ситуация не изменится радикально.

Вера пока живет бесплатно в волонтерском центре. Питается там же. Живет на свои сбережения, которые успела снять перед отъездом из России. Но у нее, как и у других россиян, которые эмигрировали, проблема с российскими счетами. Финансово помочь из дома ей никто не может. У девушки есть несколько вариантов, чтобы остаться в Польше: получить легальный статус, политическое убежище или гуманитарную визу. А затем искать работу и продолжать помогать украинским беженцам. И если получится, продолжать участвовать в протестах. 

— Здесь, в Пшемысле, я антивоенных акций пока не видела. Мне кажется, всем просто некогда, все занимаются беженцами. Но если буду в Варшаве и узнаю об акциях, то обязательно поучаствую. Чтобы показать, что есть россияне, которые выступают против ***** [спецоперации], а их не так мало, как кажется из-за российской пропаганды.

Текст: Лидия Кузьменко

Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
Украина-РоссияИсторииВолонтерыОбщество
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!