Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Война и справедливость

Война и справедливость

Игорь Аверкиев
Игорь Аверкиев
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
Поделитесь с вашими знакомыми в России. Открывается без VPN

Грешно так говорить, но украинцам в определённом смысле повезло. Быть в наше гибридное, переходное, хаотичное время держателями абсолютной справедливости — это большая редкость (достаточно вспомнить расколы в международном общественном мнении по поводу арабо-израильского, армяно-азербайджанского или китайско-тайваньского противостояний). Именно эта очевидная для всего мира (даже для стран и партий — сторонников путинского режима) абсолютная справедливость позиции Украины в этой войне позволяет ей аккумулировать беспрецедентную международную поддержку, несмотря на все трудности и стеснительное сопротивление мировых сторонников Владимира Путина. Справедливость имеет значение. Даже в такой циничной сфере как международная политика. Но, безусловно, до поры до времени, пока справедливость не конкурирует с фундаментальными интересами партий и государств (сохранение власти и обеспечение той или иной национальной безопасности).

***

Чем дольше длится война — тем большей справедливостью она обрастает не только с украинской, но и с российской стороны. Справедливостью не пропагандистской, а низовой, народной. В России справедливость эта складывается из тягот и несчастий, причиняемых в ходе войны украинской стороной воюющим и не воюющим россиянам. Эти тяготы и несчастья постепенно формируют спрос на наказание, отмщение, воздаяние. В этих духовных потребностях и формируется этос «справедливой войны». В этом этосе тонут любые рациональные рассуждения о том, кто первый начал, кто агрессор, кто жертва и т. д. Эти рациональные аргументы важны для политиков, для мирового гуманитариата, для архитектуры послевоенного урегулирования, и прежде всего для украинцев, но не для россиян, непосредственно втянутых в войну на фронте и в тылу.

***

Контрактники — главный человеческий ресурс путинской армии. И состоит этот ресурс в основном из бывших заключённых и мужчин из депрессивных деревень, посёлков, малых городов.

Количество контрактников, добровольно и полудобровольно участвующих в Путинской войне, прямо пропорционально количеству неблагополучных людей и неблагополучных семей в России, неблагополучных по-разному, но в равной степени считающих войну лучше своей мирной жизни. Насколько убогой и бесперспективной должна быть обыденная жизнь и/или отношения в семье, насколько важными для поддержания достоинства и достойной жизни должны быть 200-300 тысяч рублей в месяц и 7 миллионов за смерть, чтобы мужчина добровольно и реально рисковал своей жизнью на такой войне, как эта… Путинская война питается бедностью и беспросветностью жизни значительной части российского населения.

***

От войны страдают не только пацифисты и либералы, как думает большинство самих пацифистов и либералов. От войны страдают и безразличные к войне люди, и непосредственно участвующие в ней.

В России гуманитарная деятельность в отношении людей, так или иначе пострадавших от войны, жёстко разделилась на два политических лагеря.

Национал-патриоты и путинисты помогают справляться с тяготами войны её участникам, их семьям, жителям присоединённых/оккупированных территорий. Они собирают и развозят нуждающимся еду, тёплые вещи, военную амуницию, квадрокоптеры, плетут маскировочные сети, мастерят блиндажные свечи, помогают бойцам получать положенные выплаты и льготы, раненым — протезы, семьям — льготы и выплаты за погибших, и т. д.

Свободолюбивые и миролюбивые люди и гуманитарные организации помогают справляться с тяготами войны пацифистам, антивоенным активистам, отказникам, дезертирам, жертвам репрессий и их семьям. Они оказывают правовую помощь всем, кто не хочет попасть на войну, собирают деньги на штрафы и релокацию, всем и каждому вменяют психологическую помощь, помогают отказникам скрываться, эмигрировать, принимают их за границей, поддерживают в социализации и т.д.

Страна полна добрыми людьми в обоих враждующих лагерях. Правда, в первом случае не всегда легко отличить казённую, административно простимулированную «гуманитарку» от собственно низовой, народной, а во втором случае мы, как правило, имеем дело с реальным добровольчеством, никем не заказанным подвижничеством, и это вопреки всему, под неослабевающими запретами и угрозой репрессий.

Я был недавно на двухдневном узком обсуждении независимых от государства гуманитарных и правозащитных стратегий в условиях войны и репрессий. Попросту говоря, мы пытались разобраться, кому сегодня важно и нужно помогать, чьи и какие именно права прежде всего защищать, в каких зонах общественного интереса ещё можно разворачивать гуманитарную и правозащитную деятельность, не подвергая избыточному риску себя и благополучателей. Оказалось, что возможности ещё есть, было бы желание их использовать, нуждающихся в гуманитарной и правозащитной помощи всё больше, но и новых эффективных гуманитарных и правозащитных инициатив по стране немало. Не все уехали, не всех ликвидировали, не все закрылись.

Споры вызвало отношение к участникам СВО и их семьям, так или иначе пострадавшим от войны и нуждающимся в той или иной гуманитарной или правозащитной поддержке. Одни говорили, что не наше это дело, что это захватническая война, те, кто её организовал и поддерживает, пусть и помогают тем, кто от неё пострадал. Другие говорили, что права человека для всех одинаковы, сострадание и человеческое достоинство вне политики, любой раненый имеет право на квалифицированную медицинскую помощь, любая семья, оставшаяся без кормильца, нуждается в поддержке, и так далее. Ладно путинисты, они не в состоянии воспринимать человека как человека, они только СВОЕГО, такого же, как они, могут считать полноценным человеком. Но мы-то ведь не они, мы-то ведь понимаем, что человеческое достоинство у всех людей одинаковое, что никого нельзя унижать, что любой человек, оказавшийся в беде, достоин сострадания и поддержки.

В общем, всё сложно. Оказалось, что умение провести линию деятельной солидарности с пострадавшими от войны сквозь оба враждующих лагеря, не замечая их вражды, — очень востребовано, но мало кому доступно. Как миролюбивому человеку помогать инвалидам войны, вдовам, прозябающим в окопах мобилизованным, не поощряя при этом путинского милитаризма, не участвуя в народной битве за военные пособия, льготы и выплаты, стимулирующие мужиков и их семьи по всей стране участвовать в войне?

По-моему, решения у этой проблемы всё-таки есть и относительно простые.

Если отбросить все предвзятости и бесчеловечные представления о виновности целых народов и о своего рода «политическом расизме», который объясняет политический выбор народов некими врождёнными качествами его населения, то мобилизованные (в отличие от контрактников и добровольцев) — такие же жертвы войны и режима, как и пацифисты. Не по своей воле они оказались на войне, ведь далеко не каждый человек, и не только в России, способен упёрто и рационально противостоять левиафану. Поэтому любые беды мобилизованных, любые потребности, способствующие их выживанию до войны, на войне и после войны (кроме помощи в приобретении и доставке вооружения и прочих средств войны) — достаточное основание для сочувствия и поддержки со стороны миролюбивых и свободолюбивых людей и организаций.

Любой раненый, любой инвалид войны, хоть мобилизованный, хоть контрактник, нуждаются в качественной медицинской помощи, потому что они — люди, попавшие в беду, а физическая немощь — враг человеческого достоинства. Нуждаются инвалиды войны и в психологической помощи, и в полноценной ресоциализации; и если мы можем в этом помочь — надо помогать. Гуманитарная и психологическая помощь семьям погибших, независимо от их военного статуса, так же, по-моему, вполне наше дело — никто не должен оставаться один на один с такой бедой. А вот от юридической помощи в получении путинских выплат и льгот, стимулирующих участие граждан в войне, по-моему, нужно отказываться. Отношения участников войны и их семей с государством по поводу получения фактически наёмнических денег — это их собственная ответственность. Однако некоторые правозащитники и общественные юристы в принципе не умеют отказывать страждущим, да и противостоять соблазну дела, которое имеет несравнимо больший шанс на успех, чем любое репрессивное, тоже очень трудно. Поэтому и здесь, наверное, возможны исключения. Если получение путинских выплат и пособий поможет семье военнослужащего вырваться из реальной нищеты, вылечить тяжело больного ребёнка… — почему не помочь.

1 часть. Война и диктатура

2 часть. Война и демократия

3 часть. Война и Россия

3 часть. Война и Россия. Продолжение

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
14 января
Софья Шиманская
Софья Шиманская
Людей категорически отказываются отпускать с войны. Даже если воевать те уже не могут
Мнение
11 апреля
Татьяна Смирнова
Татьяна Смирнова
Местные власти в поисках путей повышения качества жизни населения Карелии
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
УкраинаУкраина-Россия