Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Мое существование теперь фактически под официальным запретом

Мое существование теперь фактически под официальным запретом

Валентина Кривозуб
Валентина Кривозуб
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Что ж, можете меня поздравить, мое существование теперь фактически под официальным запретом. По крайней мере я больше в целом не могу хоть сколько-нибудь публично заявлять о том, с кем я сплю, кто мне нравится, из чего состоит моя жизнь. Может быть, кому-то стало от этого легче дышать и скрепы воспряли, проблемы какие-то в стране решились, но что-то я не вижу большого подъема с колен. И я думаю: уж можно говорить, что я нахожусь под репрессиями, или еще нет?

Видите ли, это очень тонкий лед. Россия, вернее, все постсоветское пространство - это территория, которая повидала слишком много на своем веку, и, если ты примерно знаешь какие-то элементы российской репрессивной истории, со словами обращаться хочется аккуратнее. Опять же, выбор слов как-то ощутимо ограничивают бомбежки мирных городов Украины. Как будто хочется сказать, что ты задушена, что тебе не дают жизни, что ты в радикальной ситуации несвободы, а потом как-то оглядываешься назад, смотришь на соседа и думаешь: да как-то в сущности нормально.

Ну вот, например, я уже довольно много лет общаюсь с одним господином, который много лет живет в Германии, но родился и вырос в Петербурге, вернее, в Ленинграде. И он гей. На случай, если вы пропустили, была в СССР такая статья 121 УК РСФСР: мужеложство. Срок лишения свободы — до пяти лет.

Мы познакомились с ним лет семь назад, когда я готовила один из материалов о жизни ЛГБТК -сообщества в советском союзе. Я как бы знала и о существовании статьи, и о проблемах, и о карательной психиатрии, но это было даже только не историей, просто формальной информацией. А он рассказал мне историю. В общем, у него был однокурсник, тоже гей. Друг о друге они узнали курсе на третьем: ну знакомы-то они были, узнали — в плане произошел некоторый взаимный конфиденциальный аутинг. Они буквально нашли друг друга какими-то тайными кодами.

В общем, у них были отношения. Ну как, отношения: нет, конечно, даже близко ничего похожего на отношения они позволить себе не могли. У них был периодический секс на дружеской ноте. Как описывал мой спикер: «Нас свела не романтика, а, скорее, общее горе оттого, кем мы были».

И вот на последнем курсе университета его товарища забирают и судят по статье 121. Мой знакомый вспоминал два месяца ужаса, потому что там же, наверное, должны были спрашивать о партнера, это же классика дознания: назови трех пособников и получи скидку на срок. Он только недавно женился, к нему никто не приходил, но вот эта непонятка была невероятно изнуряющей. Потом он узнал, что его другу дали три года. К нем самому так никто и не приходил. Его не сдали.

Они больше никогда не пересекались. В конце существования СССР мой знакомый эмигрировал в Германию к родственникам, увез с собой жену, там же с ней развелся: он описывал, что он рассказал ей в какой-то момент о своей «проблеме», и у них остались отличные дружеские отношения, и она построила новую отличную семью. А он пережил тяжелый алкоголизм, реабилитацию и первые настоящие отношения с мужчиной, которые не строились на прятках, в 46 лет.

А что стало с его товарищем, он не знал. Я помню, мы как-то вместе онлайн искали этого мужчину в социальных сетях и нашли в «Одноклассниках».

В образце 2016 года это оказался грустного вида толстый мужчина с классическими фотографиями на фоне машины в классическом синем пуховике. Он жил в каком-то относительно небольшом сибирском городе и работал, кажется, в грузоперевозках.

Так вот, это я к чему. Я могу говорить, что я под репрессиями? Потому что, честно, язык не поворачивается. А с другой стороны, позиция «раньше было хуже» отдает еще большей безысходностью и идиотизмом, потому что никакой толерантности к нетолерантности и нет, я не должна радоваться и быть благодарна за… что? Что меня не посадят за секс? Что меня не забьют камнями? Ненормально принимать это за норму.

И все-таки очень сложно.

Материалы по теме
Мнение
13 ноя
Валентина Кривозуб
Валентина Кривозуб
А есть какая-то тактика за всем этим?
Мнение
1 ноя
Валентина Кривозуб
Валентина Кривозуб
Как и в СССР, сегодня есть миллионы людей без своей позиции
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
РазмышленияВластьОбщество
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности