Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Испытывать эмоции пока безопасно». Как спустя два года войны люди с антивоенной позицией получают психологическую помощь

«Испытывать эмоции пока безопасно». Как спустя два года войны люди с антивоенной позицией получают психологическую помощь

Иллюстрация «7х7»

«Я пацифистка, [война] для меня — шок. Мне тяжело притворяться, что я не против, не высказываться на работе: мой начальник ушел добровольцем. Мне очень страшно обращаться за помощью к психологу. Мой папа хотел уехать в Украину волонтерить для пострадавших — как мне о таком сказать?» — рассказывает Н. проекту Without Prejudice / «Без предубеждений».

За два года, пока Россия продолжает войну в Украине, часть людей с антивоенной позицией успела обратиться к психологам, посетить группы поддержки, освоить методы самопомощи. Но проблемы все еще остаются, а старые инструменты уже не действуют. Тем, кто только думает идти к специалисту, страшно — если он окажется провластных взглядов, есть риск получить донос.

Как быть тем и другим — рассказываем вместе с Without Prejudice / «Без предубеждений».

Обращение за помощью

– Нам поступает много заявок с формулировками вроде «я больше не хочу жить», но это вовсе не значит, что человек действительно задумывается о суициде, – говорит основательница проекта Without Prejudice Полина Грундмане. – Переживание горя может ощущаться так, что человек не в силах сформулировать его иначе.

Психологи в первую очередь определяют, в каком состоянии находится автор обращения: ему нужна экстренная индивидуальная помощь или будет достаточно участия в групповой терапии. А затем отправляют человека к специалисту или, если необходимо, находят врача, который назначит лекарства.

Потушить пожар: КПТ-подход

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) – это одна из форм психотерапии, которая ориентирована на текущие проблемы и способы их решения. Работает она так: психолог предлагает клиенту определить вопросы, которые его волнуют, а потом придумать решения для них. КПТ основана на модели, в которой на эмоции влияет не только сама ситуация, но и ее восприятие человеком. Терапевт помогает оценить ситуацию со стороны, расставить приоритеты, найти возможные выходы.

КПТ хорошо работает, когда надо быстро собраться и вернуть себе силы. Когда во время мобилизации Without Prejudice создал группы экстренной помощи релокантам, с участниками работали именно КПТ-психологи.

– В КПТ очень четкие правила – как подышать, как успокоиться, как разложить всю информацию по полочкам. Это очень помогало людям мобилизовать силы для переезда и адаптации на новом месте, – говорит Полина.

Главная задача такой терапии – в короткие сроки вывести человека из кризиса и стабилизировать его эмоциональное состояние.

Долгосрочная поддержка: психодинамическая группа

Бывает, что клиент уходит после первой сессии, потому что ему становится лучше. Или сам психолог может после одной или нескольких встреч порекомендовать человеку психодинамическую группу.

В групповой терапии 10–15 человек регулярно встречаются, чтобы общаться друг с другом под наблюдением одного или двух психологов. Специалисты выбирают тему: например, "апатия из-за войны" или "остаться в России". Группа называется динамической, потому что взаимодействие меняется от встречи к встрече: вопросы решаются, на смену им приходят новые. Для встреч важен постоянный состав участников на протяжении нескольких недель работы.

Галина чувствовала одиночество из-за своей антивоенной позиции, но в группе Without Prejudice встретилась с людьми, которым было так же плохо, как и ей. Она решила заниматься волонтерством, чтобы поддержать себя и других. И, слушая о проблемах других членов группы, смогла найти решение собственных. А для Алены группы стали способом сбросить напряжение: каждая встреча становилась “якорем, позволяющим прожить еще одну неделю”.

Групповая терапия помогла быстрее выйти из кризиса тем, кто включился в работу с психологами в начале войны, говорит Полина Грундмане. Эти люди реже возвращаются к терапии. Тем, кто позже осознал влияние войны на свою жизнь и только начинает присоединяться к группам, гораздо тяжелее справляться с переживаниями.

Справиться с апатией: арт-терапия и метафорические карты

Апатия и беспомощность - в топе запросов к психологам Without Prejudice в последние месяцы. Люди, которые живут в России, чувствуют, что не могут ничего изменить. И если раньше групповые встречи помогали им, то теперь могут навредить.

– Людям тяжело продолжать слушать о чужой боли, разладе в семье, о смерти. Группы не разделяют боль, а только преумножают ее, - объяснила Полина.

Поэтому Without Prejudice открыл группы арт-терапии. Это вид психотерапии, при котором используются различные художественные методы: живопись, лепка, музыка, танец и даже пение. В процессе участники могут выразить чувства через творческие процессы, что помогает осознать и переработать эмоциональное состояние. Рисование "отключает голову", помогает отдалиться от чувства безнадежности.

Еще одна находка психологов – метафорические ассоциативные карты (МАК-карты). Иногда их ассоциируют с эзотерикой. Но психологи с помощью таких карт не предсказывают будущее, а помогают клиентам через ассоциации лучше узнать себя и скорректировать свое психологическое состояние. Человек смотрит на карту, фокусируется на метафоре, которую она предлагает, и безопасно погружается в суть своей проблемы.

– Под конец декабря, когда у многих клиентов апатия достигла дна, мы начали собирать встречи с МАК-картами. Люди находились в таком состоянии, что разговоры им уже не помогали. Карты отвлекали их, помогали переключиться, - рассказала Полина.

Безопасный опыт сессии: прямой эфир

Without Prejudice проводит прямые эфиры и записывает лекции с психологами. Видео помогают людям узнать о проекте и его возможностях, но, кроме этого, показывают, как психологи работают, как отвечают на запросы. Можно задать свой вопрос в прямом эфире, а можно с безопасного расстояния понаблюдать и понять, подходит ли вам такой способ взаимодействия.

– Мы хотим, чтобы человек услышал, как разговаривает психолог с клиентом, сам себе задал те же вопросы, попробовал сам себе помочь, – говорит Грундмане.

Общение с ботом психологической поддержки: возможности и опасности  

После начала войны некоторые помогающие инициативы разработали сервисы типа "ботов-психологов". Они помогали снять напряжение, успокоиться, расслабиться. А главное - делали это бесплатно. Но Полина Грундмане призывает по возможности общаться с живым специалистом:

– Я считаю абсолютной ошибкой в такое время, как сейчас, обращаться за помощью в чат. Не только потому, что общие дежурные фразы могут раздражать и еще больше ухудшить состояние. Но и потому, что ситуация меняется слишком быстро. Чем поможет бот квир-персоне, которая обращается за помощью в панике из-за новых законов? Или белгородцу под обстрелом? Есть и другие уникальные ситуации, когда человек обращается со своей болью, а в ответ слышит стандартное «я вас так понимаю».

Кризисный специалист, поговорив с человеком несколько минут, может по тембру голоса определить, в каком состоянии он находится и какую помощь ему следует предложить.

Очная встреча с психологом: как избежать доноса 

Страх пойти к психологу, потому что он окажется провоенных взглядов и напишет донос - небеспочвенный, и такие случаи в России были. Полина Грундмане говорит, что Without Prejudice проверяет психологов, которых рекомендует. Она дала советы, как лично "проверить" специалиста.

1. Больше говорите о своих чувствах и переживаниях, а не о ситуации в целом.

– Чувствовать и испытывать различные эмоции пока безопасно, а вот о каких-либо действиях я бы порекомендовала держать язык за зубами, – говорит Полина. – "Мне больно, я не могу это выносить, война ни к чему не приведет" – это окей. «Иногда мне хочется пойти и сделать что-то конкретное" – не окей.

2. Наблюдайте, как реагирует психолог. Если он игнорирует слова о тревожности из-за войны и пытается искать проблему в вашей личной жизни – лучше поменять специалиста.

3. Если вы не озвучивали свою политическую позицию или взгляды на войну, но психолог сам задал вопросы об этом – избегайте ответа и меняйте специалиста.

– Психолог не обязан на сто процентов быть на вашей стороне, но если вы сами не озвучили свою позицию, он не имеет права говорить с вами об этом, – предупреждает Полина.

4. Напротив, спрашивать психолога о его взглядах – нормально, но не рассчитывайте на прямой ответ. Психолог, как и клиент, находится в небезопасной ситуации и тоже может избегать ответа на вопрос о его отношении к войне. Через несколько сессий, уверена Полина, его позиция станет очевидной.

5. Меняйте психолога, если он призывает к конкретным действиям в активизме. Специалист может рассказать о возможностях поддержки себя, например, в виде волонтерства, но не должен советовать конкретные организации или рассказывать о чьем-либо опыте участия в них.

– Так, мы на арт-терапии не предлагаем людям рисовать антивоенные листовки, чтобы справиться со стрессом, - добавила Полина Грундмане.

 

Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ИсторииОбществоПоддерживающая среда