Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Воронежская область
  2. «В день мобилизации мама была рада, что у меня нет рук»

«В день мобилизации мама была рада, что у меня нет рук»

Воронежский блогер — о проблемах протезирования ампутированных конечностей после 24 февраля

Иллюстрация «7х7» на основе фото из архива героя

Константин Дебликов — воронежский журналист и блогер, лишившийся в 23 года обеих рук после несчастного случая. С 2015 года Константин носит протезы рук и рассказывает в блоге Instagram* о своем опыте в форме юмористических постов. Он также помогает людям, которые потеряли конечности, собирать деньги на протезы и получать их за счет государства.

«7x7» поговорил с Дебликовым о том, что побуждает его продолжать публиковать посты даже после начала военных действий, с каким проблемами столкнулась сфера протезирования в России и что ждет ее дальше.

«Стало не до веселья»

Иллюстрация «7х7» на основе фото из архива героя

Иллюстрация «7х7» на основе фото из архива героя

— Что вы почувствовали, когда началась мобилизация, осознавая, что с 2015 года у вас в военнике стоит отметка «не годен»?

— В день, когда началась мобилизация [21 сентября 2022 года], мне написала мама, что сегодня она рада тому, что у меня нет рук.

Как и все, я не почувствовал ничего хорошего на этот счет. Много моих друзей и знакомых, людей, с которыми я работал, уехало из России. Да, именно меня мобилизация не коснулась, но все равно я остаюсь в стране, планирую здесь жить и не могу оставаться равнодушным.

— А с какими последствиями войны вы столкнулись как человек, носящий протезы?

— Лично я столкнулся с проблемой ремонта. У меня одна «кисть» сломана, и я ее отправил поставщику протезов — российскому отделению немецкой компании Otto Bock. Отделение должно было отправить кисть в Германию (у нас все иностранные протезы чинятся по месту производства). Но протез, я так понимаю, либо совсем не был отправлен за границу, либо так оттуда и не вернулся. Я не знаю, что с моей кистью. И, как я понимаю, такая проблема не только у меня.

Протез сломался еще до начала военных действий, в 2021 году. Процесс ремонта всегда был небыстрым: обычно это занимало два-три месяца, пока протез отправят на ремонт, продиагностируют, починят, вернут обратно. Но теперь, после начала спецоперации, этот процесс растянулся еще сильнее.

Так как меня обслуживает хорошая протезная компания Scoliologic и я в хороших отношениях с протезистом, мне быстро предоставили кисть на замену. Проблема с ремонтом меня сейчас не так сильно беспокоит. Может быть, поэтому я не так активно о ней говорю, как если бы у меня не было заменной кисти. Однако не всем людям, кто пользуется иностранными протезами, компания предоставляет возможность оперативной замены. Мне в этом смысле просто повезло.

Иллюстрация «7х7» на основе фото из архива героя

Иллюстрация «7х7» на основе фото из архива героя

— После начала войны вы на время перестали выкладывать посты в Instagram*. Почему вы впоследствии возобновили выход контента?

— Мой контент всегда был в основном юмористическим. Я стараюсь смотреть на жизнь через призму юмора. Но когда 24 февраля началось то, что началось, мне стало уже не до веселья. Было странно делать вид, что ничего не происходит, и дальше выкладывать веселые посты, сочинять шутки. Поэтому была пауза длиной в несколько месяцев. Потом я понял, что мои посты могут помочь кому-то, поднять мотивацию жить человеку, с которым произошла трагедия, подобная моей.

— А как устроена система получения протезов в России? Почему люди к вам обращаются за помощью?

— В России система социального обеспечения устроена не совсем понятно для людей. Поэтому, когда кто-то теряет руку или ногу, довольно сложно самому разобраться. Тебе не помогают врачи, которые никак не связаны с протезированием. Никто не приходит, не помогает получить протез, потому что у нас все делается в заявительном порядке. Надо самому знать, куда обращаться, какие заявления писать, что делать, если Фонд соцстрахования просто не исполняет твое пожелание о получении протеза. Или что делать, если предлагают протез, который тебя не устраивает. Часто не знают, какой вообще протез нужен.

Я обсуждаю с людьми не только юридические моменты и помогаю писать жалобы, но и просто советую, какие протезы лучше выбрать. Люди с руками и ногами обычно плохо разбираются в этой теме до того, как лишиться конечности.

«Российские компании пока не могут соревноваться с западными»

Иллюстрация «7х7» на основе фото из архива героя

Иллюстрация «7х7» на основе фото из архива героя

— Отразилась ли война на сфере протезирования? Как именно?

— Одно из самых серьезных последствий военных действий, о котором сейчас говорят протезные компании, — увеличился срок поставок иностранных комплектующих. Люди, которые покупают иностранные протезы, вынуждены ждать их дольше обычного.

Те же самые немецкие протезы идут в Россию сильно дольше. Плюс, как я понимаю, на них сильно выросла цена. Хотя вроде бы сейчас курс доллара не очень высокий. Добавьте к этому проблемы с техобслуживанием и ремонтом.

Сегодня получить иностранный дорогостоящий протез за государственный счет становится тяжелее. Предполагаю, что люди сейчас чаще натыкаются на отказы со стороны государства, им не выделяют на это средства.

— В начале сентября вы писали, что государство запретило вывозить протезы за рубеж. Можете еще раз пояснить, что это означает для россиян?

— В этот закон уже точно были внесены изменения [речь о постановлении правительства №311 от 9 марта]. В марте власти ввели запрет на вывоз из страны для юридических лиц определенных групп товаров. В их числе были протезы конечностей. По закону разрешалось вывозить протезы за рубеж на ремонт только при наличии специального разрешения от Минпромторга, индивидуального для каждого юрлица. Получить его, как я понимаю, было непросто. Поэтому протезы на ремонт не отправлялись, пока действовало постановление.

Но, насколько я знаю, недавно мера была изменена. Теперь требуется гарантийное письмо от принимающей части [компании-производителя], что они действительно отошлют протез обратно после ремонта. В детали изменений я не вникал, в любом случае ситуация остается сложной. Я все еще не понимаю, когда мой протез будет починен и как это должно работать. Выдают ли эти гарантийные письма производители — не знаю.

— В чем разница между отечественными и зарубежными протезами в плане качества?

— Что касается рук и ног, лучшими протезами считаются иностранные, в основном немецкие и исландские. Это компании Ossur и Otto Bock. Последняя существует с начала Первой мировой войны, производит бионические протезы рук, которые могут открываться и закрываться. Их отличительной особенностью является то, что, в отличие от тяговых протезов, они работают от аккумуляторов и управляются от сокращений сохранившихся мышц культи пользователя. Это долговечные протезы, я такими пользуюсь сейчас.

Российские компании, например «Моторика», открытая только в 2015 году, или MaxBionic пока не могут соревноваться с западными. Они куда меньше ресурсов вложили в разработки, поэтому сделать сразу протез, который мог бы конкурировать с немцами, как мне кажется, тяжело. Протезы могут выглядеть так же красиво, как на Западе, но практически будут отличаться в худшую сторону.

Если говорить, например, о протезах бедра с микропроцессором, которые считаются передовыми, — я не слышал, чтобы в России делали такие. Слышал только, что у нас делают гидравлические и механические протезы. Возможно, ситуация с поставками иностранных протезов простимулирует Роскачество. Я надеюсь на это.

— К вам можно обращаться за помощью людям, пережившим ампутацию. Обращались ли к вам раненые военные или их родственники? Если да, то помогали ли вы собирать им деньги на протезы?

— Нет, люди, которые лишились рук и ног на спецоперации, мне не писали. Я так понимаю, что, возможно, система обеспечения протезами для них работает как надо. Либо они просто не слышали обо мне, потому что я пишу в Instagram*, а он без VPN не открывается. Рядом со мной постоянно возникают истории, когда люди теряют руки и ноги на спецоперации, но что с ними происходит потом — я не знаю. При этом я продолжаю помогать обычным людям, лишившимся конечностей, разобраться в теме и получить протез за счет государства.

«Хочется, чтобы у человека был выбор»

Иллюстрация «7х7» на основе фото из архива героя

Иллюстрация «7х7» на основе фото из архива героя

— Большинство протезных материалов — иностранного производства. Как санкции повлияют на возможность производить протезы внутри страны?

— Несколько месяцев назад я разговаривал с главой российской компании «Моторика» Ильёй Чехом. Спрашивал его, насколько их протезы состоят из отечественных деталей и иностранных. По словам Чеха, большую долю составляют российские комплектующие, но есть детали, которые изготавливаются только за рубежом и аналогов не имеют.

Например, в протезах рук имеются специальные сервоприводы (моторы), которые в мире делает не так много компаний, лучшая из которых — в Швейцарии. И компания «Моторика» для своих протезов заказывала комплектующие там, но после начала спецоперации начались проблемы с поставками.

Я так понимаю, сейчас «Моторика» ищет новых поставщиков в Китае.

Не знаю, как это скажется на качестве, но, думаю, подобная переориентация сейчас происходит в отрасли. Если кто-то пользовался деталями из тех стран, которые сейчас принято называть недружественными, то сейчас они  будут искать аналоги в Азии. Запустить производство тех же сервоприводов в России мгновенно, думаю, не получится.

— На ваш взгляд, что ждет дальше сферу протезов в стране?

— Предположу, что государство станет больше думать о создании отечественных аналогов западных протезов. Возможно, в этой сфере у российских производителей появится больше денег. Но пока я бы не сказал, что есть отечественные протезы, которые реально можно считать прямыми аналогами западных по ряду характеристик.

Рискну также предположить, что немецкие протезы теперь будут выдавать менее охотно. Приоритет будет отдаваться отечественным. Я бы не сказал, что это хорошо, потому что хочется, чтобы у человека был выбор, чтобы он сам мог выбрать себе руку или ногу, а не государство за него решало.

Надеюсь, сотрудничество с западными компаниями не прекратится полностью. Что та же Otto Bock не уйдет из России, и на рынке будут как отечественные, так и западные протезы. И в качественной конкуренции люди уже смогут выбирать, что для них лучше. Все-таки тут речь про устройства, которые заменяют людям руки и ноги каждый день. Это не игрушки, не телефон какой-нибудь, а жизненно важные штуки.

* В материале упомянута организация Meta Platforms Inc., деятельность которой запрещена в РФ
Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ЛицаИнвалидыИнтернетВластьЗаграницаСанкцииУкраина-РоссияИнтервью
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности