Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Угрожал меня расстрелять, если я не признаюсь, что поджег баннер»

«Угрожал меня расстрелять, если я не признаюсь, что поджег баннер»

История новосибирца с инвалидностью, которому грозит уголовное дело за якобы поджог Z-баннера

Дмитрий Каримов, его мать Екатерина, а также отчим и маленький брат
предоставила Екатерина Михасенок

14 октября во дворе собственного дома 22-летнего новосибирца Дмитрия Каримова задержали неизвестные. Молодого человека с третьей группой инвалидности посадили в машину, вывезли в лес и заставили признаться, что он якобы поджег баннер в поддержку военных действий в Украине. Теперь ему грозит уголовное дело, Каримова отправили на обследование в психиатрическую больницу — там он пробудет до середины декабря. «7х7» поговорил с мамой Дмитрия Екатериной и его адвокатом Юрием.

«Били без следов»

«Их было где-то пять человек, я даже не успел подготовиться к обороне. Они меня схватили и потащили в машину, начали меня обвинять в том, чего я не делал, а именно — в поджоге баннера. Я кричал, звал на помощь, а они применили ко мне электрошокер. Дальше меня начали пытать, пытаясь выбить ложные показания, зажимали нос, ногами прижимали к полу, даже в наручники заковывали. Потом отвезли к лесу, там один из этих типов угрожал меня расстрелять, если я не признаюсь в том, что я якобы поджег баннер. Мне предложили передать последние слова родителям, пришлось дать ложные показания», — видео, на котором молодой человек рассказывает о применении насилия со стороны неизвестных к себе, появилось в Сети 16 ноября.

На видео — 22-летний Дмитрий Каримов из Новосибирска. У него третья группа инвалидности (в распоряжении редакции есть справка).

Утром 14 октября мама Дмитрия — Екатерина Михасенок — отправила сына в техникум, закрыла за ним входную дверь, занялась домашними делами, а потом ушла в храм петь. После храма, погуляв с младшим ребенком, женщина вернулась домой, позвонила старшему — Дмитрию, но его телефон не отвечал. Екатерина зашла в спальню. Увидела, что сушилка стоит не на своем месте, и почувствовала «что-то странное», но особого значения этому не придала.

Вечером, не дождавшись возвращения сына из техникума в положенное время, женщина обратилась в полицию с просьбой найти его.

— Я пришла в отделение около 21:00 с фотографией Димы, а мне сказали: ваш сын у нас, — вспоминает Екатерина.

Она пришла за помощью, но попала на допрос.

— Мне говорили, что он [Дима] поджигал баннер, спрашивали, почему я не слышала, как он выходил ночью на улицу и поджигал, как я не унюхала дома запах ацетона и керосина, с помощью которых он якобы поджигал баннер. Я говорила, что он ходит громко и шаркает, сам себя не слышит и разбудил бы всех в квартире. [Говорила] что у меня малыш, поэтому у меня сон чуткий, — пересказала Екатерина допрос в разговоре с «7х7».

Каримова была настолько растеряна, что не знала о том, что по закону могла ничего не рассказывать полицейским. Жалеет, что не спросила, кто заявил на Дмитрия. На единственный ее вопрос — кто задержал Диму — сотрудники ей даже не ответили.

Екатерина увидела сына только после допроса, Дмитрия отпустили под подписку о невыезде. Из отделения полиции они вышли в двенадцатом часу ночи.

Дмитрий Каримов

Дмитрий Каримов. Фото предоставила Екатерина Михасенок

Дома Дима рассказал матери, как его похитили неизвестные, вывезли в лес, пугали и били.

— Били не очень сильно и без следов, — говорит Екатерина. — Применяли электрошокер, забрали телефон, не дали позвонить матери и сами меня не поставили в известность, что он [Дмитрий] у них. Ему диктовали, что писать. В полиции оформили явку с повинной. Когда он понял, что ему уже ничего не угрожает, — стал отказываться от тех показаний, говорил, что на него оказывали давление.

То, что дома был обыск, Екатерина поняла только потом: «Видимо, его проводили более или менее спокойно, да и у мальчиков в комнате вечно все раскидано». Во время обыска у семьи изъяли два ноутбука, флешки, российский и заграничный паспорта Димы. По словам женщины, вещдоки — ведро для замешивания смеси для поджога и камуфляж, в который был одет настоящий поджигатель, — сотрудники правоохранительных органов так и не обнаружили.

Через пару дней Дмитрий прошел судебно-медицинское обследование: врачи зафиксировали ссадины и кровоподтеки — следы от «воздействия тупых предметов и электрошокера» (акт также есть в распоряжении редакции).

«Пишет книгу, мечтает спасти мир»

У Екатерины четверо детей: трое от первого мужа, а младший сын родился во втором браке. Семья живет в трехкомнатной квартире в поселке Краснообск недалеко от Новосибирска. У Дмитрия третья группа инвалидности по тугоухости, по мере взросления врачи ставили разные диагнозы.

— Он родился недоношенным, слабым. У него проблемы с центральной нервной системой, проблемы с речью. В раннем возрасте ставили задержку в развитии, учился по облегченной программе, потом выяснилось, что интеллект у него в норме, и он перешел на обычную программу, — говорит Михасенок.

Проблемы со слухом, по ее словам, возникли не сразу или были незаметны. Хуже слышать Дмитрий стал в подростковом возрасте. Кроме того, рассказывает Екатерина, у сына нарушена моторика, он не ходит на общую физкультуру и даже не может прыгать.

Дмитрий и его мать Екатерина

Дмитрий и его мать Екатерина. Фото предоставила Екатерина Михасенок

Дмитрий сменил несколько образовательных учреждений, окончил коррекционную школу для слабослышащих в Новосибирске. Сейчас Дмитрий учится на программиста на третьем курсе колледжа информатики при Новосибирском техническом университете.

— Учиться он может, и даже неплохо. Голова у него нормально работает: и высшую математику изучает, и все в этом духе. Он любит фантастику, мечтает спасти мир, много читает, сам пишет книгу, сказал, что даст прочесть, только когда допишет. Учит английский, самостоятельно проходит курсы, — поясняет мать Дмитрия.

«Он даже со ступеньки спрыгнуть нормально не может»

Баннер в поддержку военных действий в Украине висел на фасаде поселкового Дома ученых примерно на расстоянии 2 м над землей. Ночью 30 сентября поджигатель подошел к Дому ученых, взобрался по перилам к камере видеонаблюдения, висевшей над баннером, сбил ее, поджег баннер и спрыгнул. Произошедшее зафиксировала другая камера видеонаблюдения.

— Видео есть в администрации, в Доме ученых и в деле, но его нам не дают, — говорит Екатерина Михасенок. — Лично мне запись показала местный депутат, она узнала, что Диму обвиняют, вызвала меня на прием, и мы вместе смотрели. Глава нашего поселка тоже верит, что это не Дима, они меня поддерживают. На видео же совсем другой человек: такого спортивного плана, который очень уверенно спрыгивает. Дима даже со ступеньки спрыгнуть нормально не может.

— Не представляю, кто мог указать на Диму. Он не согласен с политикой действующей власти и в социальных сетях активен, — может, с этим связано. Но на человеке в видео была балаклава и очки, совсем не похожие на Димины, — рассуждает женщина.

После случившегося Екатерина через знакомых нашла адвоката Юрия Голубицкого. Только спустя неделю, 21 октября, она узнала, какая статья вменяется сыну.

— Адвокат поехал ознакомиться с делом. Написал мне, что Дима проходит по 167.2 УК РФ («Умышленный поджог имущества»). Пришили дело, да еще какое — уголовное, — говорит Екатерина.

Дмитрию назначили психиатрическую экспертизу. 15 ноября адвокату Юрию предложили ознакомиться с результатами проведенной экспертизы. А 17 ноября на суде решили, что Дмитрия нужно обследовать на вменяемость: якобы следствию не хватило данных психиатрической экспертизы. Сейчас молодой человек находится в стационаре Новосибирской психиатрической больницы, где пробудет до 17 декабря.

— Для меня это вообще шок. Мы будем бороться. Приговор еще не вынесен, ведь доказательств у них нет, но и дело не закрывают. Мой ребенок в больнице, а если еще осудят, то какой это шрам на всю жизнь — тем более за то, чего он не совершал, — рассказала мать Дмитрия «7х7».

По словам адвоката Дмитрия Юрия Голубицкого, вся линия обвинения строится на признательных показаниях Дмитрия:

— К нему сначала, по его словам, применили пыточные методы, он написал явку с повинной, дал объяснения, следователь его допросил сначала в качестве свидетеля, исключив этим присутствие адвоката, и потом уже допросили в качестве подозреваемого в присутствии адвоката. И вот когда его допрашивали в качестве подозреваемого, он отказался от показаний.

С точки зрения законодательства, говорит Голубицкий, присутствие адвоката необязательно при проведении доследственной проверки.

— Сама по себе логика следователя непонятна: если человек написал явку с повинной, как можно его допрашивать в качестве свидетеля? Ведь он уже признался. Нужно допрашивать как подозреваемого, но следователь, чтобы исключить участие адвоката, просто допросил его в качестве свидетеля, получив процессуальное доказательство, — пояснил Юрий корреспонденту «7х7».

Сейчас, по словам адвоката, защита готовится к обжалованию решения суда, а также планирует заявлять на проведение следственного эксперимента.

Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ИнвалидыПолицияПыткиУкраина-РоссияИстории
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности