Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Налог на бедность, инфляция образования и иерархия. Почему активисты в регионах выступают против срочной службы

Налог на бедность, инфляция образования и иерархия. Почему активисты в регионах выступают против срочной службы

В день начала осеннего призыва, 1 ноября, движение «Весна» опубликовало открытое письмо с требованием отменить срочную службу в России. Под текстом движения подписалось 29 антивоенных инициатив из российских регионов. «7х7» попросил некоторых подписавшихся рассказать о причинах, почему нужно отменить срочную службу.

«Срочники не готовы к реальным боевым действиям»

Богдан Литвин, координатор движения «Весна»

Богдан Литвин

Богдан Литвин. Фото из личного архива

— Обязательный призыв — это насилие над гражданами (физическое и психологическое) и преступление против их свободы. Мы всегда выступали против него, но в целом этот вопрос не был в центре общественной дискуссии. В этом году ситуация изменилась: проблема стала острее.

Срочников стали принуждать подписывать контракты, некоторых — отправлять в зону боевых действий даже без контракта, как это было со служащими на крейсере «Москва».

Сейчас самое время поговорить о том, что служба должна уйти в прошлое. Армия должна быть профессиональной, а служба в ней — исключительно добровольной.

С началом [военных действий] главный риск — оказаться на фронте. И погибнуть. Как срочники, так и мобилизованные совершенно не готовы к реальным боевым действиям: их толком не учат, нет нормального снабжения. Их буквально бросают в мясорубку. Не нужно питать иллюзий: власти понимают, что будет с неподготовленными солдатами, но все равно используют их на войне.

Лучше всего сейчас не идти служить — ни срочником, ни контрактником. Можно и нужно добиваться альтернативной гражданской службы по убеждениям совести.

 

«Сам во всем виноват»

Оксана Парамонова, руководительница «Солдатских матерей Санкт-Петербурга»

— За последние 10 лет сложилось впечатление, что у нас в армии все хорошо, а проблем с призывом практически нет. Это внешнее ощущение. Сейчас многие в шоке от того, как проходит мобилизация, но мы видим все те же проблемы, что и раньше. Просто сегодняшняя ситуация их обострила, они стали видны широкому кругу людей.

Что это за проблемы? По-прежнему военнослужащих принуждают подписывать контракты или их дезинформируют о тех условиях, в которых они будут служить. Еще одна проблема — это состояние здоровья в армии. Это следствие в том числе бесконтрольного призыва.

Буквально сегодня я говорила с обеспокоенными родителями призывника, который в свои 19 лет решил, что он пойдет в армию, но сам скрывает свои диагнозы. Его здоровье не позволяет проходить военную службу по призыву: вероятность простудиться и усугубить свое заболевание высокая. Человек не совсем понимает, что его ждет в армии.

Процедура призыва нарушается из-за отсутствия общественного контроля, а потом человек в армии страдает. Оказывается, что он сам во всем виноват. Он должен сам «выгребать» из ситуации, когда ему не оказывают медпомощь. Его семья должна делать что-то, чтобы его не отправили куда-то против его воли.

Корень зла кроется в двух вещах: в наличии призывной системы и отсутствии гражданского контроля. Сейчас важно менять практику снизу и показывать государству, что призывная система ущербна и скорее мешает обороноспособности страны, а не укрепляет ее.

 

«Становиться беднее»

Семён Кочкин, лидер движения «Сердитая Чувашия»

Семён Кочкин

Семён Кочкин. Фото из личного архива

— В нашем коллективе позиция, что в России армия в таком виде не нужна. Эта позиция у нас была и до [военных действий], и сейчас.

Призывников могут отправить на территорию Херсона, Донецка и Луганска, Крыма, потому что Российская Федерация считает эти территории своими, а значит, может отправлять туда своих солдат. Это очень опасная история для каждого призывника.

И мы боремся за них: например, у нас есть проект «Где повестки Чувашия» — там мы говорим о повестках, которые раздают уже не в рамках мобилизации, а в рамках срочной службы.

В Чувашии служба в армии не воспринималась как нечто страшное. У нас в республике есть определенные обряды для солдат — они такие обреченные: специальные танцы, специальные наряды, которые похожи на прощание с человеком. Раньше, наверное, они и совершались потому, что это прощание навсегда и человек не вернется. Но за последние много лет служба в армии стала престижной, и вот эта грустная часть обряда будто исчезла. Но сейчас она вернулась.

Для многих людей армия — это начало карьеры, когда человек в 18 лет понимает, что он вроде и взрослый, но денег на образование у семьи нет. И ничего не остается, кроме как идти в армию, а после нее — в полицию, МЧС, другие органы.

Когда я учился в университете, Россия входила в Болонский процесс, нам сказали, что наша специальность не аккредитована, отправили в военкомат на медосмотр. И ребят из деревни военком просто уговорил: «Зачем тебе высшее образование? Иди в армию». И человек пошел. Это такая скрепа. Путин опирается на самых бедных, к сожалению, и чем больше они его поддерживают, тем беднее становятся.

 

«Инфляция высшего образования»

Андрей Серафимов, создатель Telegram-канала «Улица Бархатная»

— Я столкнулся с тем, что в России падает ценность образования. Парни поступают абы куда, абы как — лишь бы не идти в армию. Это приводит к инфляции образования.

У мужчины такой путь: родился, пошел в садик, в школу, в этой школе в 10-м классе он идет в военкомат, встает на учет, проходит медкомиссию. И потом он встает на распутье в 11-м классе. Сдает ЕГЭ и думает, что ему делать дальше. У меня был вариант: я мог пойти туда, куда я поступил, — на техническое направление. Либо пойти туда, куда мне хочется, — на гуманитарное направление. Мне повезло: у меня появилась возможность оплатить несколько семестров обучения, а потом перейти на бюджет. Но так везет не всем. Не все люди хотят учиться там, где могут учиться.

Еще люди идут в магистратуру. Если вы посмотрите на количество поступивших в магистратуру и на количество доучившихся в магистратуре, вы будете очень удивлены. Много людей бросает [учебу]. А аспирантура — это вообще попытка дожить до 27 лет.

Я учился на «платке», но я хотел на это направление, а те люди, которые не хотели и им просто хватило баллов, смогли попасть [на бюджет]. Наплодили дипломов, но в рамках рынка их никак не применили. Меня это пугает.

Большая часть людей, которые поступили, но не хотели идти на это направление, были парнями. Кто-то хотел не пойти в армию, кто-то хотел вырваться из условного Казахстана. Но их всех объединяет то, что они бежали от какой-то принудиловки.

 

«Патриотизм не равно служить»

Алёна Лакомкина, редактор Telegram-канала «Закрой за мной Тверь»

— Мы особенно согласны с формулировкой «обязательный призыв — узаконенное рабство» и с тезисом о том, что призыв на срочную службу является формой репрессий. К счастью, у меня такого кейса нет, когда моих знакомых или коллег призывали или угрожали призывом. Но самый громкий случай случился с Русланом Шаведдиновым, бывшим сотрудником ФБК*, которого за его деятельность отправили на срочную службу.

У нас в региональных чатах, которые создаются «зетниками», угрожают нашим активистам, в том числе бывшим сотрудникам штаба Навального* в Твери, что им нужно пройти службу, тогда у них, может, мозги на место встанут, они должны быть на войне, их должны призвать.

Срочная служба не нужна, потому что она превращается в инструмент власти. Это вечно навязанное, что патриотизм равно служить. В современной России любовь к родине связана с тем, что нужно взять автомат, пойти в окопы и защищать непонятно что и непонятно кого.

Мы считаем, что у всех появится просто возможность жить свободно. Если отменить срочную службу, то для защиты государства в Прекрасной России будущего можно будет ввести призыв по желанию. Неважно, кто это будет, мужчина или женщина.

 

«Армия учит воспринимать мир иерархично»

Илья Косыгин, главный редактор владимирского издания «Довод»

Илья Косыгин

Илья Косыгин. Фото из личного архива

— Наше общество строится на социальных институтах. И армия — один из важнейших социальных институтов России, который формирует человека определенного вида.

Я думаю, что этот институт нужно уничтожить или модернизировать, потому что он приучает людей к покорности, учит их воспринимать мир иерархично. Это один из институтов, который формирует авторитарный тип личности.

Без армии, разумеется, ни одно государство не обойдется: мы же живем не в обществе победившей анархии, но контрактная служба, когда человек сознательно делает выбор в пользу военной службы, — это нормальная альтернатива. Если человек делает выбор осознанно — я готов с этим смириться.

Кажется, еще Егор Гайдар говорил, что «армия — это налог на бедность». Представители высших слоев общества, разумеется, ни в какой армии не служат. Она формируется из тех, кто не может откосить от службы, из тех, кто находится в самых низах нашего общества. Такого неравенства не должно быть — и это еще одна причина, почему призывная армия — это зло.

* В материале упомянуты организации Фонд борьбы с коррупцией, Штаб Навального, деятельность которых запрещена в РФ
Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ЧувашияОбразованиеСобытияВластьВладимирская областьРепрессииАрмияУкраина-РоссияТверская область
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности