Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Они видят во мне конкурента». Как и почему сторонники спецоперации в Украине пишут доносы на волонтеров, помогающих российским военным

«Они видят во мне конкурента». Как и почему сторонники спецоперации в Украине пишут доносы на волонтеров, помогающих российским военным

Karolina Grabowska
Источник: pexels.com

Независимо друг от друга в приграничных Курской и Белгородской областях сторонники специальной военной операции написали заявления и посты на активистов, которые помогают российским солдатам. Авторы обвинили добровольцев в мошенничестве, иноагентстве и недостаточной поддержке президента. После этого волонтеры столкнулись с давлением полиции. «7х7» поговорил с обеими сторонами о том, почему люди с одинаковыми позициями по Украине доносят друг на друга.

«Открытый публичный запрос»

Курский журналист Денис Шайкин 1 июня опубликовал документ с названием «Открытый публичный запрос», в котором обвинил местного предпринимателя и активиста Романа Алёхина в мошенничестве при сборе денег для российских военных. В обращении говорилось, что Алёхин якобы не уточняет, какой именно «нашей» армии он помогает.

Журналист написал, что благотворительный фонд «Добродетели», через который ведутся сборы, занимается помощью людям с инвалидностью, и помощь военным — его непрофильная деятельность. По словам Шайкина, фонд не публикует отчеты о расходах на своем сайте. Еще журналист потребовал признать фонд и Алёхина иностранными агентами, так как активист предлагал иностранцам жертвовать деньги для российской армии на его личный кошелек с криптовалютой.

Шайкин просил силовиков и власть проверить Романа Алёхина и его работу, а потом сообщить о принятых мерах. Свои мотивы он объяснил в собственном Telegram-канале:

— Желание помочь своей армии во время специальной военной операции — естественное и понятное желание огромного количества россиян. И на этом хорошем качестве захотели срубить политических очков, искупить старые грехи или просто заработать денег очень разные люди. В приграничной Курской области <...> Роман Алёхин собирает деньги на <...>, потом едет в приграничные районы якобы эту помощь раздавать, а через день именно в этом районе гибнут российские военнослужащие.

Роман Алёхин

Роман Алёхин. Фото из соцсетей героя материала

«Запрос» Дениса Шайкина начался с рассказа о том, как в 2017 году журналист по просьбе активиста написал «Манифест равных» — послание для акции о равенстве людей с инвалидностью и людей без инвалидности. Текст манифеста якобы позже появлялся на рекламной продукции бизнеса Алёхина, что Шайкин считает не связанным с правами людей с инвалидностью.

Журналист написал, что Роман Алёхин хочет идти во власть (сам Алёхин говорил в соцсетях о намерении однажды стать депутатом или занять пост в региональных властных структурах), поэтому его цель — «поставить крест на его стремлениях». В Telegram-канале Шайкин написал о судимости предпринимателя по статье 159 о мошенничестве в 2014 году (свое уголовное дело Алёхин объяснял местью силовиков из-за его работы в УМВД) со словами «мастерство не пропьешь?».

«Властям не нравится, когда кто-то активничает помимо их воли»

Роман Алёхин занимается помощью российской армии с начала апреля. На деньги от донатов и собственного бизнеса — предприниматель владеет сетью ортопедических салонов — через фонд «Благодетели» он покупает оборудование для военных — рации, тепловизоры, квадрокоптеры, каски, бронежилеты — и отвозит на фронт. Он делает это, так как «всецело поддерживает решение Владимира Путина начать спецоперацию»:

— И начать ее не на нашей территории, не дождаться, когда пострадают мирные жители Российской Федерации. Ну, упредить. Владимир Владимирович [Путин] как правитель принял правильное решение.

О «запросе» на него Роман Алёхин узнал из курских Telegram-каналов. Оттуда же вычитал предположение, что якобы местная администрация решила дискредитировать его работу через одного из журналистов. Алёхин считает это главной причиной, почему Шайкин выложил свое письмо.

— Я занимаюсь активной поддержкой спецоперации (СВО). Наверное, самой активной в регионе, да и в России. Властям, к сожалению, не нравится, когда кто-то активничает помимо них. Ну курским властям точно не нравится это. Они видят во мне конкурента, так как я до СВО активно занимался общественной деятельностью, поднимал проблемы, задавал неудобные вопросы, поддерживал граждан Курской области. Боролся с бездумной оптимизацией здравоохранения, с уничтожением культуры региона, — рассказал Алёхин.

В августе его вызвали в полицию для дачи объяснений.

— Было обидно, но никакой ненависти к силовикам у меня нет.

У них есть заявление, они отрабатывают. Отработали они профессионально, то есть не было каких-то наездов. Что называется, под принуждением закона. Они должны были взять у меня объяснения — они взяли. Никаких грязных намеков, как у Шайкина, — сказал активист.

Он подтвердил, что часть средств, на которые он покупает снаряжение для российских военных, ему лично жертвуют иностранцы: жители США, Италии, Великобритании, Польши и Германии. И добавил, что занимается благотворительной, а не политической деятельностью, а значит, не подпадает под условия закона об иноагентах. На работу фонда он по закону может брать деньги из пожертвований, но не делает этого:

— Деньги на обслуживание счета, аренду и зарплату сотрудников компенсируются из моего кармана. Мошенничество мне предъявить здесь невозможно. Для меня на сегодняшний день, как для гражданина, самое важное — помочь солдатам. Как православный человек я не могу просто взять оттуда [из сборов на помощь военным] ни копейки.

Роман Алехин (в центре) с гуманитарной помощью российским военным

Роман Алёхин (в центре) с помощью российским военным. Фото из соцсетей героя материала

Обвинение в ответ

Поговорить с Денисом Шайкиным не удалось — в начале августа Ленинский районный суд Курска признал его виновным в вымогательстве 400 тыс. руб. у представителя курской компании «Свежий хлеб» и назначил ему два года колонии общего режима. По версии следствия, журналист требовал эти деньги за неразмещение компрометирующей статьи в адрес бизнесмена. Сам Шайкин вину не признал и объявил голодовку.

Роман Алёхин сказал, что намерен подать на Шайкина в суд за клевету:

— Меня потаскали по правоохранительным органам из-за него. Буду добиваться, чтобы правоохранительные органы также занялись его статьей и проверили каждое его заявление, которое там есть. И дальше, если будут признаки уголовного преступления, я буду добиваться возбуждения уголовного дела и обвинительного приговора. Как по-другому?

Два обращения

В Белгороде два человека пожаловались на волонтерку Жанну Басанскую.

Местный артист Даниил Калатура, который позиционирует себя как сценического двойника Аллы Пугачевой и дает концерты в поддержку спецоперации в Украине, написал пост на своей странице в соцсети «ВКонтакте». В нем он обвинил женщину, не называя ее имени, в том, что она якобы не поддерживает президента Владимира Путина:

— Одна «волонтерша» заявила мне, что она ведет свою деятельность помощи военнослужащим вне политики и что она не поддерживает нашего президента. Невозможно помогать военным, которые участвуют в СВО РФ, и при этом не поддерживать главу государства. Это пахнет лицемерием по отношению к России, по отношению к военным. А люди, делающие подобные заявления, наводят на себя подозрения в том, что являются иностранными агентами и врагами государства, но это уже дело соответствующих структур и органов безопасности, которые, уверен, держат руку на пульсе.

Спустя сутки в комментариях к посту Калатуры пользовательница соцсети Анастасия Золотова, в профиле которой местом жительства стоит Белгород, выложила сканы обращений в центр по борьбе с экстремизмом и в прокуратуру Белгородской области. В этих письмах Золотова обвинила Жанну Басанскую в том, что та якобы является иноагентом, собирает сведения о расположении воинских частей, выступает против спецоперации и растрачивает пожертвования.

— А я просто оставлю это [сканы документов] здесь. Посмотрим, сколько человек готовы пойти соучастниками, — написала Анастасия Золотова в комментарии.

 
 
 
Документы, которые Анастасия Золотова выложила под постом Даниила КалатурыДокументы, которые Анастасия Золотова выложила под постом Даниила Калатуры

«Зависть, что показывают по телевизору»

Жанна Басанская рассказала «7х7», что начала помогать российским военным в начале марта. Сначала возила, как и другие волонтеры, гуманитарную помощь военным: одежду, обувь, еду и сигареты. Теперь вместе с помощниками на деньги от пожертвований она покупает оборудование для армии: рации, прицелы, тепловизоры. Басанская делает это, потому что хочет защитить родной Белгород и поддерживает спецоперацию:

— Я вспоминаю начало 90-х годов, когда мы поехали во Львов с экскурсией. Я тогда заканчивала десятый или одиннадцатый класс, училась. И как нам, школьникам, отказывались продавать что-то, игнорировали наши просьбы, потому что мы говорили на русском языке. Это было еще тогда. Я представляю, какое поколение могло вырасти за все эти 30 лет и как нацизм вообще процветает в Украине.

Жанна Басманская

Жанна Басанская. Фото из соцсетей героини материала

По словам волонтерки, до того, как появились обращения к силовикам на нее, еще одна ее бывшая единомышленница Наталья Колесникова в своем чате для волонтеров обвинила Жанну в мошенничестве. Затем в начале июня Анастасия Золотова в переписках с другими людьми говорила, что Басанская якобы «находится в разработке у ФСБ». За этими заявлениями последовали пост Калатуры, о котором женщина узнала от сторонников, и письма Золотовой правоохранительным органам.

— Одна из девочек, которая продолжает работать с Колесниковой, рассказала мне, что это началось после того, как меня показали по Первому каналу. Волонтеры объединились и сказали, мол, «почему показывают одну Жанну, а нас нет?». Я согласилась на этот сюжет не ради пиара, в чем меня обвиняют, а чтобы привлечь жителей других городов к волонтерству. Я на этом не зарабатываю денег. Это все идет для военных. Какой может быть здесь пиар? Мне за это медальку никто не даст. Она мне в целом-то и не нужна. Я склоняюсь, что это вот такая зависть, что [меня] показывают по телевизору, — рассказала Жанна Басанская.

После поста и обращений активистку вызвали в полицию. Силовики спрашивали ее о связях с Украиной и источниках дохода. Как говорит Басанская, беседуя с полицейскими, она чувствовала себя спокойно, так как знала, что ни в чем не виновата. Когда ей предложили проверить банковскую карту на соответствие расходов доходам, волонтерка согласилась: «Пожалуйста, проверяйте. Мне бояться вообще нечего». Она говорит, что работает в рекламном агентстве, поэтому может позволить себе протезирование зубов, походы в рестораны и салоны красоты.

На обвинения в связях с Украиной она отвечает:

— А у кого ее нет, связи с Украиной? Я виновата в том, что я родилась в Крыму, а папа мой — одессит? И у меня есть друзья детства, которые живут в Харькове, родственники, некровные, в Черкассах [город в центральной части Украины]. Так все мы повязаны. Как можно из-за этого считать, что я иностранный агент?

Басанская сказала, что сильно переживала, потому что некоторые из ее сторонников поверили в обвинения и перестали ее поддерживать. Одна из единомышленниц ушла из ее команды.

— Вообще непонятна цель доносчиков — чтобы что? Чтобы посторонние люди все это видели и перестали помогать военным? Мы же вроде как волонтеры, которые помогают военным. Какой-то диссонанс получается. Мы отталкиваем благотворителей этим своим поведением неблагоприятным. Конечно же, они [доносчики], наверное, думали, что только от меня все отвернутся, и все. И Жанна перестанет этим заниматься. Нет, этого не будет. Я не перестану этим заниматься, потому что это мой долг гражданский, — говорит Басанская.

Жанна Басманская и волонтеры с гуманитарной помощью российским военным

Жанна Басанская и волонтеры с гуманитарной помощью российским военным. Фото из соцсетей героини материала

«Не донос, а запрос»

Анастасия Золотова в беседе с «7х7» сказала, что написала «не донос, а запрос» и «не обвиняла, а попросила проверить». Она отказалась ответить на вопрос о том, какие доказательства вины Басанской у нее есть и в чем была цель ее «запроса»:

— Все ответы находятся в управлении уголовного розыска.

Женщина добавила, что не работает волонтером и не помогает военным. Свою позицию по поводу спецоперации она предпочла не объяснять.

Даниил Калатура прочел сообщение «7х7» и не ответил.

В пресс-службе УМВД по Белгородской области «7х7» сначала пообещали дать подробный комментарий, но потом сказали, что «сведения, содержащиеся в обращении гражданина, не подлежат разглашению».

В отличие от курянина Романа Алёхина Жанна Басанская не собирается судиться с оппонентами — иначе «ничем не будет от них отличаться», хотя знакомые советуют подать в суд на возмещение морального и физического ущерба. Басанская говорит, что пока ходила в полицию и узнавала о претензиях к ней, у нее появились проблемы со здоровьем.

Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
СиловикиБелгородская областьУкраинаКурская областьРепрессииУкраина-РоссияИсторииВолонтерыОбщество
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!