Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Костромская область
  2. «Моя страница продержалась дольше всех». Экс-координатор штаба Навального* в Костроме — об уголовном деле за фейки

«Моя страница продержалась дольше всех». Экс-координатор штаба Навального* в Костроме — об уголовном деле за фейки

Александр Зыков
Алексей Молоторенко

Костромские полицейские возбудили уголовное дело о фейках про Российскую армию из-за поста на странице Александра Зыкова, экс-координатора штаба Навального*. Сам Зыков с января 2022 года живет в Нидерландах, поэтому в рамках дела полиция допросила только его мать. О том, с чем Александр Зыков связывает свое уголовное преследование и что планирует делать дальше, – в интервью «7х7».

За что завели уголовное дело

— Что вы знаете о своем уголовном деле?

— Я узнал про него от мамы, которую в конце апреля вызвали на допрос в качестве свидетеля. Что-то мне рассказали источники в региональном МВД. Но информации мало, я даже не знаю, по какой части статьи меня обвиняют.

Дело возбуждено в отношении неустановленного лица по факту публикации на моей странице [в социальной сети] «ВКонтакте». Как я понял, его возбудило костромское управление МВД по представлению прокуратуры. После этого мою страницу во «ВКонтакте» заблокировали. Мне кажется, среди страниц координаторов штабов Навального* она продержалась дольше всех и даже успела превратиться в небольшое региональное медиа, где каждый пост набирал по 5–10 тысяч просмотров.

— С чем вы связываете блокировку страницы?

— Однозначно это связано с моей статьей про 331-й костромской полк. Я опубликовал ее на основе заявлений украинского правительства, материалов Алексея Арестовича [украинского политика, разведчика и блогера], украинских и европейских медиа. В качестве доказательств они прилагают видеозаписи, прослушку телефонных разговоров российских военных. Я также изучал сводки о погибших, которые публикуются в костромских соцсетях.

— Допускаете ли вы вероятность, что распространили фейк?

— За четыре года работы в штабе Навального* я привык к любой официальной информации относиться критически. И я отнесся бы к сообщениям украинской стороны примерно так же, если бы не было подтверждающих фактов со слов самих российских военнослужащих.

Администрация губернатора [Костромской] области запустила опровергающую «джинсу» [заказной материал] в социальных сетях, а я с разных аккаунтов получил сообщения с пожеланиями мне смерти и угрозами. Но все это, в принципе, укладывается в повседневную ленту моих соцсетей.

— Для чего вы опубликовали эту статью?

— Костромская область – регион патриархальный, достаточно депрессивный, в котором почти нет независимых медиа. Поэтому кто-то должен рассказывать о таких вещах. Люди должны знать об этом горе.

— Как вы думаете, этот материал действительно дискредитирует вооруженные силы?

— Я думаю, он дискредитирует прежде всего политическое руководство России, и слава богу. Потому что развязать ***** [спецоперацию] и угрожать миру ядерным оружием — это безумие.

Цель дискредитировать Российскую армию передо мной не стояла. Я человек православный и потери с любой стороны переживаю тяжело. Поэтому мне критически важно рассказывать всем остальным о происходящем.

Митинг по-нидерландски

— Как допрашивали вашу маму?

— По словам мамы, все было вежливо, с ней общались корректно и уважительно. Приехали за ней домой на машине, предложили проехать в отдел для допроса — видимо, знали, что у нее в этот день выходной. Отвезли, допросили, привезли обратно.

Спрашивали про мое местоположение. Этот меня удивило, я его не скрываю. Я нахожусь в Нидерландах, в провинции Лимбург. Сотрудники МВД хотели узнать мой телефонный номер. Хотя и это не секрет: он указан на моей странице в соцсети «ВКонтакте», которую они заблокировали.

Конечно же, на этот номер они так и не позвонили. Зачем им тратить на это деньги? Все эти вопросы про мое местонахождение нужны только для отчетности, и никто не будет проводить комплексного тщательного расследования. Максимум, чем это может закончиться, — сотрудники полиции отчитаются перед своим начальством, что не удалось установить местонахождение лица, разместившего запись. Может быть, объявят меня в розыск. А может, и нет.

— Почему вы уехали из России в январе 2022 года?

— Мне, как и всем координаторам штабов Навального*, грозило до 10 лет тюрьмы по статье об организации экстремистского сообщества. Моя коллега Лилия Чанышева и некоторые другие люди до сих пор находятся в СИЗО по обвинению в организации экстремистской ячейки. Эта угроза более чем реальна. Я долго думал, уехать или нет. В итоге пришел к выводу, что смогу сделать хоть что-то за границей. Это утешает до сих пор.

— Чем вы занимаетесь в Нидерландах?

— Оказываю консультационную помощь людям, которые в срочном порядке хотят уехать из России из-за уголовного преследования. Пытаюсь участвовать в местной политике. В Нидерландах много русских. Мы пытаемся развивать сообщество, в том числе в плане политической поддержки: стараемся высказывать свою точку зрения с помощью митингов, общения с журналистами и местными властями. Стараемся развивать какие-то собственные проекты помощи друг другу, укреплять связи.

Недавно проводили акцию у посольства России в Гааге — чтобы показать солидарность с теми, кто выходил на улицы в России. Чтобы показать миру, что россияне — не такие, как их себе представляют европейцы. То есть не люди с балалайкой, которые пьют водку и поддерживают Путина, а адекватные граждане, которые против ***** [спецоперации].

— Чем отличается митинг в голландском Лимбурге от митинга в Костроме?

— Здесь законодательство о митингах похоже на российское — тоже надо заранее подавать уведомление в ратушу и гарантировать безопасность.

На митинг в Лимбурге приходят такие же прекрасные люди, как и в Костроме. Никто не боится, все готовы помогать и в чем-то участвовать.

Единственное отличие в том, что тебя не разгоняет ОМОН, не бьют дубинками и не подходят проплаченные провокаторы. В Костроме митинг обычно заканчивался после того, как меня задерживали. А в Лимбурге я могу попить с полицией кофе, поговорить про погоду или про Россию.

Александр Зыков на костромском митинге против пенсионной реформы

Александр Зыков на костромском митинге против пенсионной реформы. Фото из архива «7х7»

«Я оказался прав, но ничего хорошего в этом не было»

— Как вы узнали про военные действия в Украине?

— Проснулся утром 24 февраля, прочитал новости и офигел. До этого все говорили, что не будет ***** [спецоперации]. Я был уверен, что она будет, и оказался прав, но ничего хорошего в этом не было.

Для меня это стало вполне ожидаемым, потому что я неоднократно сталкивался с жестокими вещами, пока работал в штабе Навального*. Я знаю, как действует эта власть и что для нее не существует ничего святого. Эти люди не имеют никаких моральных ценностей.

— Есть ли чувство вины за произошедшее?

— Я не думаю, что в этой ситуации надо мыслить категориями вины или стыда. Военные действия с Украиной начались пару месяцев назад, а с россиянами они идут уже несколько лет. Многие мои коллеги и друзья сидят в тюрьме, поэтому я не считаю, что мы в чем-то виноваты.

Мы боремся, нам тяжело, нас сажают, преследуют, выгоняют из страны. Но я думаю, что с каждым годом мы все ближе к цели. Я уверен, что большинство россиян хотят жить в нормальной цивилизованной стране с общепринятыми ценностями прав человека.

— При каких условиях вы готовы вернуться домой?

— Как только станет понятно, что мой приезд принесет какую-то пользу моему родному региону или стране. Вопрос безопасности здесь даже не первичен. За четыре года работы в штабах Навального* возникали разные ситуации, связанные с уголовными делами и арестами.

— Почему вы сейчас не видите пользы от своего возвращения?

— Структуры, занимавшиеся общественной деятельностью, не успели переформатироваться под нынешние реалии России. Им нужно помогать реформироваться в новых условиях, чтобы они помогали уже обществу. Это означает: им нужно уезжать. Если я могу помочь журналисту или активисту покинуть страну, я должен это делать. Сейчас это гораздо полезнее для моей страны. Когда я пойму, что я своей стране не приношу пользы из-за границы, а от моего возвращения будет толк, — я попрощаюсь с друзьями, сяду на велосипед и поеду в аэропорт.

* В материале упомянуты организации Фонд борьбы с коррупцией, Штаб Навального, деятельность которых запрещена в РФ
Материалы по теме
Мнение
25 мар
Павел Чиков
Павел Чиков
В России фактически введено военное положение с ограничением базовых конституционных прав
Мнение
2 фев
Андрей Герман
Андрей Герман
Многомиллионные траты, которые не улучшат состояние парка в Кемерове
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ЛицаСоцсетиПротестПолицияНавальныйКостромская область
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!