Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Женщины и война. Как россиянки идут на фронт, а государство помогает им не жалеть об этом

Женщины и война. Как россиянки идут на фронт, а государство помогает им не жалеть об этом

Иллюстрация: Елизавета Пушкина

На стороне России в войне с Украиной участвуют больше тысячи женщин. Они работают медперсоналом и на полевых кухнях, непосредственно воюют — управляют беспилотниками, занимаются связью, входят в число штурмовых отрядов. Иногда они идут вслед за своими родственниками, попавшими на фронт. Иногда — оставляют дома детей, говоря, что таким образом защищают родину и приближают мир.

Что заставляет женщин стремиться в зону боевых действий, как государство поощряет россиянок на этом пути и почему провоенная пропаганда работает, хотя реально женщины реже мужчин поддерживают войну — разбиралась Анастасия Полозкова в материале для «7х7».

Z-сказка

Екатерина из Республики Коми 6 марта 2023 года узнала, что ее 28-летний жених Артем умер на войне в Украине. Молодой человек прикрывал отход раненых, а потом, по словам девушки, “выполнил поставленную боевую задачу”. Годом ранее Артем, ушедший воевать добровольцем в апреле 2022 года, был ранен и награжден медалью Минобороны РФ «За боевые отличия».

После похорон Артема Екатерина решила сама отправиться на войну. Среди ее фотографий во “ВКонтакте” появились снимки на фоне флага ЧВК «Вагнер» и с оружием в руках.

Екатерина Линтас (в центре) на фоне символики ЧВК «Вагнер»

Екатерина Линтас (в центре) на фоне символики ЧВК «Вагнер». Фото с личной страницы во «ВКонтакте»

- Решение пришло само, просто щелкнуло в голове: «Надо». Когда Артем был жив, цели были другие. Я ездила за ним по пятам, отвозила гуманитарную помощь, помогали с мамой Артема, чем могли, ему и ребятам. А потом я отдала себя в руки Бога, не боясь смерти. Там [после смерти] меня ждет любимый человек, а помощь нужна здесь и сейчас, - сказала она “7х7”.

По словам девушки, первым делом она стала искать обучение тактической медицине, однако на большинстве курсов ей называли стоимость «от 50 тыс. руб. за два дня». На сайте партии «Единая Россия» Екатерина узнала о курсах сестринского дела. “ЕР” открыла их вместе с медицинским университетом им. Н. И. Пирогова в Москве.

Екатерина отправила заявку и в апреле поехала учиться. Позже она написала пост о том, что с курсами не сложилось - ей якобы выставили счет на 47 тыс. рублей, плюс понадобилось оплачивать жилье в столице.

Зато на курсах она встретила девушку, которая рассказала ей о службе по контракту и дала “номер телефона одного хорошего человека”. Так Екатерина оказалась в приемной главы одного из районов Москвы:

- Помню, как на меня смотрел Артем Юрьевич [Серков, заместитель главы управы Мещанского района Москвы по работе с населением], выслушал меня, а узнав, как я приняла это решение [воевать], сказал: «Будешь служить». Дальше все происходило как в сказке, по-другому и не скажешь.

На личной машине чиновника девушку отвезли в военкомат, где ей сделали военный билет и отправили ее в пункт отбора добровольцев. Там она прошла тесты и сдала анализы, подписала документы. Спустя два дня девушка получила статус добровольца-рядового. Ее ждали военная часть и обучение.

Мама и другие близкие поддержали Екатерину. Во время подготовки в части она изучила все «от бинтов до стрельбы». Потом ее распределили в зону боевых действий. На войне она занимается медициной, перевозит гуманитарную помощь от волонтеров и ищет пропавших без вести солдат.

- Не всегда поиски успешные. Сложно найти того, кого потеряли в местах, где снаряды разрываются на каждом метре. Бои всегда ожесточенные, задачи сложные, без вести пропавших много, — говорит Екатерина. 

По ее словам, женщин на фронте мало, а разделение по гендеру не принято, потому что там «ты боец». И все же ей пришлось отвоевывать свое место:

- Первое время еще на большой земле [в тылу] бывали случаи, когда меня пытались задеть, но характер у меня такой, что в обиду ни себя, ни близких не дам. Отстояла свое место под солнцем, теперь я товарищ, братик, сестренка.

О будущем Екатерина не думает:

- Мне сложно осознавать, что в будущем нет Темы. Я еще не готова.

От гуманитарки до штурмовых отрядов

В течение 2022 и 2023 годов провластные СМИ, а также чиновники и депутаты по-разному подавали информацию об участии в войне женщин. В первые полгода это были отдельные истории и локальные дискуссии в соцсетях и на форумах. В августе 2022 года «47 News» обзванивало военкоматы Ленобласти, чтобы выяснить возможность контрактной службы для женщин. Во Всеволожском, Гатчинском, Кингисеппском военкоматах ждали медиков. В Кировском ответили, что «стремление женского пола послужить отчизне там ценят, но не очень знают, что с этим делать». В Сосновоборском сказали, что берут врачей, двое уже вступили в дивизион.

Мобилизация, объявленная в сентябре 2022 года, распространяется и на женщин-военнообязанных. Но Минобороны заявляло, что их это не коснется вне зависимости от семейного статуса, профессии и количества детей. Во Владимирской области врача-кардиолога Олесю отправляли в учебную часть, а потом после проверки вернули. Ефрейторке Мадине Кабалоевой из Кабардино-Балкарской Республики не повезло: в августе 2023 года суд признал ее виновной в уклонении от службы и назначил ей шесть лет колонии. Женщина в этот момент была беременна и воспитывала пятилетнего ребенка. Только поэтому ей назначили отсрочку исполнения приговора.

Осенью 2022 года провластные медиа стали публиковать похожие друг на друга материалы с посылом о том, что женщинам на войне за редким исключением делать нечего, но пусть они собирают и перевозят гуманитарную помощь, плетут маскировочные сети, вяжут носки и варежки. Многие из таких публикаций сопровождались информацией о проекте #МЫВМЕСТЕ, который имеет штабы по всей России, собирает гуманитарку и деньги на восстановление инфраструктуры в “новых регионах”.

Параллельно с этим вице-премьер Дмитрий Чернышенко заявил: женщинам стоит дать возможность участвовать в боевых действиях. А на государственных ресурсах появились тексты о том, что россиянки могут стать добровольцами. Идею Чернышенко в марте 2023 года поддержал член комитета нижней палаты Госдумы по обороне Евгений Лебедев, пригласивший женщин заключать контракты.

Заметный всплеск агитации за участие россиянок в войне пришелся на весну и лето 2023 года. В апреле в Тюменский области рекламировали службу по контракту для женщин, на форумах и в чатах появились вопросы «Может ли девушка поехать на СВО?». “7х7” нашел такие на порталах для матерей, на сайте центра детства и семьи “Мечта”, на сайте женского проекта Woman.ru. Региональные СМИ публиковали подробные инструкции, “как дамам присоединиться к российским солдатам”. В Нижегородской области рекламные буклеты о зачислении в региональные военные подразделения раздавали в детсадах, библиотеках, поликлиниках и женских консультациях. В Омске повесили баннеры.

 
 
 
«Женщина на СВО». Скриншот с форума сайта U.Mama.ru«Женщина на СВО». Скриншот с форума сайта U.Mama.ru
Реклама с призывом к омским женщинам заключать контракты с МинобороныРеклама с призывом к омским женщинам заключать контракты с Минобороны

Прогосударственные телеканалы сняли сюжеты о женщинах на войне. Первый канал сделал репортаж «Женщины на линии огня» с участием в том числе женщин — кадровых военных из регионов РФ. «Россия 24» представила фильм о девушке с позывным Феникс, которая якобы вернулась из Аргентины, чтобы поехать на войну.

Фото женщин на войне, как и посты с женщинами в военной амуниции, встречаются в различных Z-пабликах. Но редко. Предположительно, это связано с большей осторожностью. Одна из инструкторок военных курсов сказала “7х7”, что обучающихся женщин много, но никто из них не готов говорить даже с закрытыми лицами.

Зачем россиянки идут на войну и что они там делают

Большинство женщин на войне - врачи и медсестры. Например, мать пятерых детей Наталья из Воронежской области вместе со снохой Анной уехала в зону боевых действий в качестве медработницы. Новость об этом в телеграм-канале Семилукского района сопровождалась призывом вступать в ряды «Zащитников Родины» и ссылкой на контрактную службу.

Даже после подписания контракта с Минобороны женщины не всегда попадают на войну. В ноябре 2023 года издание 72.ru написало об Ольге из Тюмени, которая пять месяцев находилась вместе с 20 россиянками в воинской части в Белгородской области. По словам Ольги, она попала в тероборону, потому что “в зону СВО девочек-медиков не пускают”. Ее поселили в казарме со срочниками, она ничего не делала целыми днями, но домой вернуться не могла, а зарплату получала меньше, чем на гражданке. Ольга хотела добиться отправки на фронт, а если не выйдет - рассказать россиянкам, чтобы не подписывали контракт.

Билболд в Белгородской области с призывом к женщинам вступать в тероборону области

Билболд в Белгородской области с призывом к женщинам вступать в тероборону области. Фото читателя «7х7»

Жительницу Тюмени Ирину вернули из зоны боевых действий домой. Она подписала контракт 27 июля 2023 года, успела проработать неделю, после чего врачи сообщили ей о ВИЧ. Ирина уехала в Россию, сдала повторный анализ, он оказался отрицательным. Но потом не смогла вернуться на фронт.

«Зачем они берут женщин-военнослужащих? В боевом подразделении мне говорили: «Вы чего? Женщин здесь быть не может». Медицинские роты все забиты мужчинами, потому что женщины слабые! Им нужен душ отдельный, туалет, отдельный блиндаж. А я согласна была работать в боевом подразделении! Мне не надо было отдельного санузла, бани, блиндажа. Я согласна была таскать мужчин из окопов. Но это никому не интересно. Это дискриминация по половому признаку. Слова нашего командира: «У тебя могут начаться месячные, могут изнасиловать, ты можешь забеременеть, или у тебя может испортиться настроение, потому что ты сломала себе ноготок. И ты не пойдешь на боевое задание. На хрена нам баба нужна?»”, - рассказала Ирина в интервью 72.ru.

Одна из причин, по которым россиянки идут на войну, - их близкие там. 72-летняя хабаровчанка Наталья Пасика уехала в Донецк лечить раненых после того, как туда уехали ее сын и внук. Жительница Нижнего Новгорода Людмила готовилась поехать по контракту, потому что два ее брата уже были в Украине. В августе 2023 года мать троих детей из Новосибирска Елизавета С. в качестве врача отправилась в зону боевых действий вслед за мобилизованным мужем.

Многодетная мать Марина Бахилина из Якутии подписала контракт с Минобороны, потому что в войне участвовали двое ее сыновей. На фронте Бахилина стала поваром. Ранее она работала на такой же позиции в центре помощи детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, «Берегиня» в Якутске.

Юлия, муж которой служит специалистом-инженером по обслуживанию систем военных поездов, устала от переживаний и неизвестности, поэтому сама подписала контракт. Сначала она помогала по хозяйству, получая профессию связистки, потом стала работать по новой специальности.

«Видимся [с мужем] утром и вечером. Но это все равно лучше, чем видеться раз в полгода», - рассказала Юлия в интервью «Lady and City».

Некоторые женщины едут на войну из чувства патриотизма. В сентябре 2023 года воевать в Украину отправилась глава Мустаевского сельсовета из Оренбургской области Лилия Исмакова. Об этом рассказал губернатор Денис Паслер, добавив, что ранее “спасать людей” уехала выпускница медколледжа Татьяна Синичкина.

Нередко среди россиянок, объясняющих решение поехать в зону военных действий патриотическими чувствами, встречаются многодетные матери. В августе 2023 года мать троих детей, 39-летняя библиотекарь из Краснодарского края Олеся Диденко заключила контракт. У нее не было ни медобразования, ни опыта военной службы. Ее заявку на службу на “Госуслугах” одобрили, но военкомат отказал. Тогда Диденко пошла на двухмесячные курсы подготовки и стала младшей медсестрой по уходу за больными. После ее определили работать кадровиком в Сибири.

«Мне нужно туда [на войну] попасть. С этой мыслью засыпала и просыпалась. Все говорят: это не девочкин долг. А кто так решил, почему только мужчины обязаны Родине? Семену [мужу] мысль не понравилась, он многое видел, был в Чечне. Но я стояла на своем… Я старшему сыну сказала: Влад, хочу уйти служить! – Мам, а тебе это надо? – Надо. Я чувствую так сердцем», - объяснила свое решение Олеся в интервью «Комсомольской правде».

39-летняя санитарка из Воронежа Наталья отправилась на войну, потому что дети выросли, с супругом она в разводе, а с любимой работы пришлось уволиться.

«Очень хочется, чтобы скорее закончилась спецоперация и воцарились мир и справедливость. Каждый сейчас должен подумать: а чем лично я могу помочь фронту? И если мужчины не могут взять на себя ответственность, проявить смелость и пойти «за ленточку», то это сделаю за них я», - сказала Наталья изданию «РИА Воронеж», на сайте которого несколько месяцев висел баннер о контрактной службе и «суточных в 4240 рублей и иных выплатах».

Рекламный баннер с призывом на контрактную службу на сайте РИА Воронеж

Рекламный баннер с призывом на контрактную службу на сайте РИА Воронеж и материал о женщине, собравшейся на войну

49-летняя многодетная мать из Чечни Диана поехала на фронт в октябре 2022 года в составе ЧВК (название не было указано). В ее семье много боевых офицеров, а сама она поддерживает позицию путинского режима, считая, что в Украине «форменный фашизм — уничтожение и истребление людей». 

Обычно власти заявляют, что женщин нет на линии огня. Хотя примеры доказывают, что это не так. Издание News.ru летом 2023 года рассказывало о гранатометчице Татьяне с позывным Кику. На Донбасс она поехала с мужем, гражданином Чехии, еще в 2013 году. Через два года она начала воевать в составе 100-й бригады «ДНР», научилась обращаться с гранатометом. “Аргументы и факты” писали о девушке-штурмовике Кристине с позывным Ведьма из батальона “Сомали”. До отъезда на войну она работала в Новокузнецке администратором.

«Я помогала врачам, а потом уже уговорила командиров, чтобы попробовали меня в качестве штурмовика. Мой первый выход был на Марьинку [населенный пункт в 30 км от Донецка]. После этого я осталась в пехоте», - рассказывала Кристина.

“Лучше быть готовой”: какие курсы проходят женщины

Буфером для отправки женщин на войну часто служат курсы военной или околовоенной подготовки. В зависимости от ситуации и уровня подготовки женщин туда могут направлять военкоматы. Встречаются и ситуации, когда россиянка сначала проходит обучение, а затем решает поехать на войну. Число обучающихся на таких курсах, по словам учениц и координаторок, значительно выросло во второй половине 2023 года.

“7х7” насчитал несколько десятков курсов, многие из них появились после 24 февраля 2022 года. Учатся там и военные, и гражданские люди. Можно выделить два типа образовательных программ: организованные госструктурами или связанными с государством институтами и открытые энтузиастами, бывшими или действующими военными.

Первые - это, например, курсы сестер милосердия при медицинском колледже в Челябинске (работают при поддержке местного отделения РПЦ). После окончания программы сестры милосердия могут работать в военных госпиталях и обычных больницах. Многие из учениц религиозны. В иркутском военно-патриотическом клубе «Сибирь» женщины наравне с мужчинами проходят курс молодого бойца.

В 40 км от Челябинска находится центр реабилитации военнослужащих «АРГОА». Там преподается в том числе управление беспилотниками. По словам руководительницы центра и представительницы Челябинского отделения Союза православных женщин Анжелики Петровой, преподаватели - военные, которые участвуют в войне в Украине. Центр планировал обучать женщин тактической медицине и сестринскому делу.

Скриншот из телеграм-канала курсов управления беспилотниками «Северный ветер»

Управлять беспилотниками обычно учат четыре-шесть недель. Тактической медицине - около двух месяцев. В ярославском «Северном ветре» после обучения обещают трудоустроить «в проверенные подразделения с адекватными командирами и необходимым для работы материальным обеспечением», а по результатам экзаменов определяют вид дальнейшей деятельности: либо пилот-техник ударного fpv-дрона, либо оператор дрона ближней разведки-корректировки.

По словам руководительницы курсов «Территория безопасности» проект «Ангел» (Москва) Людмилы Гришиной, которая участвовала в боевых действиях на Донбассе в 2014–2015 годах в качестве медика, обучение проходит около 30% женщин от общего числа учеников. Они изучают тактическую медицину, первую помощь, обращение с оружием и управление беспилотниками. 

- Почему бы и нет? Каждая женщина пытается найти для себя какую-то новую тему. Вообще женщина больше склонна обучаться тому, что может спасти в будущем их жизнь и семьи. Ее цель, ее задача — оберегать свою семью, своих детей. Любое знание, которые ей поможет в этом, достаточно ценное для нее, - сказала Гришина “7х7”.

 
 
 
Занятие по тактической медицине. Фото со страницы группы курсов «Технология выживания» во «ВКонтакте»Занятие по тактической медицине. Фото со страницы группы курсов «Технология выживания» во «ВКонтакте»
Женщины на курсах сестер милосердия в Челябинске. Фото из группы «Храм Иоанна Воина в Челябинске» во «ВКонтакте»Женщины на курсах сестер милосердия в Челябинске. Фото из группы «Храм Иоанна Воина в Челябинске» во «ВКонтакте»

Большинство курсов платные. Стоимость обучения варьируется от нескольких тысяч до 50 тыс. руб. и выше. По словам некоторых участниц и кординаторок курсов, многие женщины, проходящие обучение, хотят получить специальные навыки, опасаясь военных действий на территории России.

- Периодически я буду повторять прохождение курсов, потому что может наступить тот момент, когда эти знания потребуются, и я хочу быть готова. Женщин [на курсах] очень много, есть медсестры, которые планируют уйти на фронт, но большинство девушек придерживается такого же мнения, как и я: лучше быть готовым ко всему, - сказала “7х7” проходившая курсы Центра подготовки «Время Ч» (Москва) Алина Шакирова.

Выпускница тех же курсов Валентина Михайлова, чьи друзья и родственники находятся на территории военных действий, сказала “7х7”, что научилась правильно накладывать жгуты/турникеты, применять обезболивающие средства, вводить катетер, иммобилизацию и многое другое. Женщина считает, что эти навыки будут полезны на гражданке:

- На фронт? Я бы хотела. Но пока есть некоторые но... Время покажет. Мотивация [пройти курсы] — любовь к Родине и большое желание помогать людям, умение правильно оказать первую помощь — это чья-то спасенная жизнь.

Руководительница курсов Людмила Гришина считает, что ее программа востребована даже среди военных, потому что внутри армии недостает подготовки в условиях современных технологий.

Ведущая инструкторка Центра подготовки «Время Ч» представилась как Феникс. До начала войны она работала в уголовном розыске, была капитаном полиции. После объявления мобилизации она пошла на курсы по тактической медицине. Потом осталась преподавать. Женщина также ездила в Донецкую область - там у нее за 21 день прошли обучение 700 человек.

Феникс в боевой экипировке

Феникс в боевой экипировке. Фото предоставлено Центром подготовки «Время Ч»

На фронт, по словам Феникс, отправляются немногие. Это зависит от многих факторов. Например, если женщина решила стать волонтером, то может оказывать помощь, собирая для солдат медицинскую и гуманитарную помощь. Если женщина медик, то может оказывать помощь в госпиталях или распределительных медпунктах, зависит от ее квалификации. 

- На фронте лишних не бывает, там важны каждые руки. Если они и решают поехать в зону б/д [боевых действий], то только добровольно по велению сердца, - заключила собеседница “7х7”.

Беднее регион - больше шанс попасть на войну

После начала мобилизации в сентябре 2022 года региональные правозащитные организации и активисты отмечали, что процесс непропорционально затронул коренные и малочисленные народы РФ. Часто на войну отправляли людей из небогатых регионов, в числе которых национальные республики: Тыва, Калмыкия, Бурятия, Мордовия, Ингушетия, Удмуртия, Дагестан. В открытом письме ООН говорилось о принудительной мобилизации среди коренных народов России. По подсчетам “Медиазоны” в апреле 2022 года, потери нацреспублик были непропорционально велики. Первое место по числу погибших военных занимал Дагестан, второе - Бурятия.

Женщины из национальных республик тоже заключали контракты и уезжали на войну. Оценить их количество невозможно, доступны лишь единичные попавшие в публичное поле примеры. Из Дагестана на войну поехала студентка магистратуры РАНХиГС (менеджмент) Бадия Валиева. Она стала медиком в госпитале на территории ЛНР. В июне 2023 года ее наградили медалью «За спасение погибавших».

Бадия Валиева

Бадия Валиева. Фото со страницы во «ВКонтакте»

Марият Гунашова и ее тетя Малика Гаджибекова из Дагестана заключили контракт с Минобороны в качестве врачей. Прапорщик Малика Гаджибекова — фельдшер-лаборант с 30-летним стажем, восемь из которых военные. Марият Гунашова — челюстно-лицевой хирург. Свое решение отправиться на фронт женщины объяснили желанием спасать солдат. 

Из Кабардино-Балкарии на фронт уехала 26-летняя врач-кардиолог Жанетта Бахова. Из Северной Осетии на фронт отправилась Нина Байцаева, сотрудница администрации главы и правительства Республики Северная Осетия-Алания. Она стала военкором - занялась освещением российского вторжения в Украину. В Татарстане во время телемарафона «Все свои», где зрителей настойчиво призывали отправиться на фронт, ведущие сообщили, что одна из зрительниц решила заключить контракт. Из Якутии уехала в Украину только окончившая учебу медсестра. Жительница Адыгеи Дарья Папкова и Шанне Шожап из Тывы тоже ушли на войну в качестве медсестер.

Как объяснила “7х7” соосновательница организации, занимающейся вопросами коренных народов, Indigenous of Russia Foundation Виктория Маладаева, в Бурятии не было массовой рекламы с призывом к женщинам заключать контракты:

- У нас столько мужчин забрали, почти из каждой семьи. Если девушек станут забирать, то начнется бунт. Но знаю одну девушку-медика, ей с работы уже второй год пытаются повестку вручить, они с отцом всеми путями избегают.

Представительница одной из организаций, защищающих права коренных народов, в разговоре с «7х7» отметила, что мобилизация остается диспропорциональной. Так, по данным «Медиазоны» на 15 декабря 2023 года, предположительно из Петербурга погибло 438 человек при населении в 5 млн человек, а из Бурятии - больше 1 тыс. человек при населении меньше 1 млн человек. Собеседница “7х7” сказала, что власти начали проводить «благотворительную акцию» для семей мобилизованных - волонтеры готовят для них дрова, потому что газа нет:

- Но это издевательство. Люди берут кредиты на дрова, но их еще надо заготовить — и вот отправляют неких добровольцев, которые помогают женщинам с детьми, оставшимся без своих мужей из-за мобилизации, наколоть дрова.

Из-за большого количества мобилизованных глава Бурятии Алексей Цыденов запустил проект «Брат отца»: когда житель региона берет под постоянную опеку семью с детьми, отец которых был убит в Украине.

Реклама проекта «Брат отца» в телеграм-канале Алексея Цыденова

Реклама проекта «Брат отца» в телеграм-канале Алексея Цыденова

- Алексей Цыденов очень активно запускал эту кампанию, но к чему она привела, непонятно, потому что про нее осторожно прекратили сообщать. А аудитория очень негативно отреагировала на эту инициативу: люди стали писать, что лучше вернуть мужчин с фронта и завершить войну, чем заниматься имитацией семьи и поддержки, - подчеркнула экспертка.

Отправка женщин-заключенных на войну

Информация, что женщинам из колоний предлагали заключать контракты на службу, появилась в СМИ зимой 2023 года. Правда, такие сообщения были единичными в отличие от данных о вербовке заключенных из мужских колоний. В марте 2023 года, по словам главы фонда «Русь сидящая» Ольги Романовой, на войну в Украину могли быть отправлены около сотни осужденных женщин, отбывавших наказание в колониях юга России. Тогда же издание «Холод» со ссылкой на ВСУ писало о возможной вербовке женщин-заключенных.

В декабре 2022 года депутат заксобрания Свердловской области Вячеслав Вегнер («Единая Россия») заявлял, что осужденные женщины просят его помочь им отправиться на войну (позже депутат удалил пост). Вегнер обращался с вопросом к тогда еще живому главе ЧВК “Вагнер” Евгению Пригожину. Тот, в свою очередь, отмечал, что женщин-заключенных можно отправлять на фронт не только как медсестер и связистов, но и в составе диверсионных групп и снайперских пар. В феврале Пригожин сказал, что ЧВК больше не набирает заключенных, а Институт изучения войны в марте 2023 сообщил, что инициативу перехватило Министерство обороны России.

Летом 2023 года ВВС рассказало историю 49-летней Лады Зиньковской из Краснодарского края. Она добивалась отправки на фронт: смерть представлялась ей вариантом лучше, чем “сидеть за то, что не сделала». Двумя годами ранее ее приговорили к 12 годам по делу о приобретении и сбыте наркотиков (ст. 228.1 УК).

В конце лета - начале осени 2023 года речь шла уже о десятках осужденных женщин, завербованных на войну. В августе около 30 заключенных ИК-7 в липецкой Новоуглянке, возможно, заключили контракты на два года с Минобороны, писала Sota со ссылкой на родственников. В каком именно качестве женщины могли отправиться на войну - неизвестно.

В ситуации, когда официальной информации нет, гражданское общество узнает о происходящем со слов осужденных. Политзаключенная из колонии под Петербургом отправила в «Службу поддержки» письмо, в котором рассказала, что 11 сентября 2023 года в колонию приехали военнослужащие. Они агитировали женщин заключать контракты по специальностям снайпер, стрелок-связист, стрелок-медик. По данным политзаключенной, 32 женщины согласились на контракт. Со слов авторки письма, это выбор смерти: «умереть в ИК [исправительной колонии] от болезней и отсутствия медицины медленно и мучительно или на войне быстро».

Отрывок письма заключенной о предположительной вербовке женщин из колонии на войну

Отрывок письма заключенной о предположительной вербовке женщин из колонии на войну. Фото предоставлено Сашей Граф

О случае вербовки на войну «7х7» рассказала также авторка подкаста о заключенных-женщинах «Женский срок» и сотрудница Консорциума женских НПО Саша Граф. Она сослалась на письмо одной из осужденных, предоставив его фрагмент. 

- Из ее колонии уехало столько женщин. Я удивилась, что цензор пропустила это письмо, потому что было несколько писем, в которых замазывали строки, касающиеся войны и желания/нежелания ехать на войну, - рассказала Саша Граф.

Как отправка женщин на войну сочетается с “традиционными ценностями”

Независимый военный исследователь Кирилл Михайлов сказал «7х7», что Минобороны заинтересовано в расширении приема на контрактную службу. Кроме того, власти не хотят явно проводить новую волну мобилизации - отсюда усиление работы в том числе с женщинами.

- Однако следует понимать, что женщинам в армии все равно приходится тяжелее, чем мужчинам. Во-первых, потому что даже к элементарно гигиеническим требованиям государство обычно еще менее внимательно, чем к нуждам солдат. Во-вторых, к женщинам предвзятое отношение на боевых должностях. Также неизбежны попытки харассмента и прочее. И в ВСУ, по крайней мере, до начала полномасштабных действий случались подобные эксцессы. А в российской армии, которая гораздо менее привычная к наличию женщины на передовой, могут быть самые разные неприятные последствия для женщин, - подчеркнул Михайлов. 

Военный эксперт Ян Матвеев рассказал “7х7”, что женщин на войне может быть больше, чем по официальным данным, но не намного. Причем там находятся и уроженки Луганской и Донецкой областей.

- Мы видим, как зазывают [на войну] буквально всех - и женщин тоже. Связано это с тем, что нужно пополнять армию, в том числе различные подразделения обеспечения — медицинскую службу и другие тыловые службы, например, столовые. Потому что новые люди на фронте — это еще больше новых людей в тылу. Учитывая, что мужчины нужны на передовой, вот и зовут женщин, - говорит военный эксперт.

Матвеев сомневается в том, что женщины массово воюют на линии соприкосновения. Косвенно это подтверждает выступление президента РФ Владимира Путина на прямой линии 14 декабря 2023 года. Он заявил, что руководству российских телеканалов стоит убрать женщин-корреспондентов с передовой, потому что “сердце сжимается”.

По словам Яна Матвеева, российская власть ультраконсервативна в своих заявлениях и пропаганде, а это предполагает участие в войне в основном мужчин. Однако власти могут пойти на бюрократические меры, упрощающие получение льгот и денег, а также введение дополнительных выплат, чтобы активнее призывать женщин именно на тыловые должности. 

- Женские батальоны в окопах мы при режиме Путина не увидим точно.  Это в том числе сломает его мачизм и образ любимца женщин, который он выстраивает, - заключил эксперт.

Помимо непосредственно военного аспекта есть другой вопрос: почему власти и провластные структуры агитируют женщин идти на войну, в то время как сами продвигают консервативную повестку и “традиционные ценности”, предполагающие рождение детей и уход за ними внутри семьи. В разговоре с “7х7” гендерная исследовательница, докторантка департамента гендерных исследований Центрально-Европейского университета Саша Талавер отметила, что в одних регионах РФ женщин призывают на контрактную службу, в других им предлагают традиционные “женские” роли в армии: медсестра, повар и так далее.

В некоторых областях появляются плакаты, призывающие женщин замещать мужчин в профессиях. В Подмосковье была активная кампания «Мострансавто», предлагавшая женщинам устраиваться на работу водителем общественного транспорта. Дизайн листовок полностью цитировал советские предвоенные плакаты в духе «Женщина, за трактор садись».

- Государство и капитал заинтересованы в использовании женского труда. Без него они просто не могут развиваться. Так и война заинтересована, конечно, в получении все большего количества трудовых ресурсов. Здесь гендер или традиционные ценности не могут быть тем, что просто отсечет экономические возможности. Хотя, конечно, пока ситуация не такая кризисная, у нас нет всеобщей мобилизации, - подчеркнула Саша Талавер.

“Образ жены солдата”. Как пропаганда склоняет женщин на сторону войны

Российские власти стараются идеологически обрабатывать женщин, отметила в разговоре с “7х7” аналитик пропаганды команды Free Russia StratCom Саша Старость. Это заметно в том числе по тому, как пропаганда старается демонизировать различные оппозиционные объединения. Например, направляет усилия на криминализацию феминизма.

Как показывают опросы, женщины меньше поддерживают войну, чем мужчины. Среди мужчин сторонников продолжения боевых действий более половины, в то время как женщины распределились примерно поровну.  Женщины, по словам Старость, скорее ответят “нет” на вопрос «Одобрили ли бы вы контрактника, который идет воевать на войну в Украину, если бы это был ваш друг или родственник?».

Для женщин это реальная история про них, их мужей и близких, чего так опасается пропаганда, подчеркивает Саша Старость. В России часто только совместный труд мужчин и женщин позволяет семьям существовать, поэтому отсутствие мужа, его уход на войну — это большой удар, а женщины хотят защитить своих детей. Женщины — потенциально опасная аудитория, которая может спонтанно объединяться в группы, особенно в условиях войны. Это доказывает появление движения “Путь домой”, сторонницы которого обладают различными политическими взглядами, но выступают за возвращение мобилизованных родственников. Государству не выгодны способные объединиться женщины.

За первые почти два года войны Кремль развернул кампанию по работе с россиянками. Саша Старость выделила несколько целей этой кампании: помешать низовой самоорганизации, перехватить повестку и не допустить критику власти, создать удобный государству образ женщины. 

Пропаганда героизирует женщин, показывает, что они занимают не менее важное место, чем мужчины. При этом нарратив «женщины как героини военного времени» распространяется и на подростков. Так, пропаганда милитаризма в образовательных учреждениях гендерно-нейтральная. Это работает на создание образа государства, которое постоянно защищается, а женщины и мужчины сливаются в общей борьбе. 

- Здесь жена солдата не менее героическая, чем сам солдат. Есть много текстов, в которых пропагандистские СМИ так или иначе эту тему обыгрывают: о том, как женщины помогают участникам «СВО», как вместе добиваются каких-то изменений для мужей на фронте и так далее. У жены героя есть очень конкретный образ. Она, с одной стороны, что-то делает для фронта. С другой стороны, она никогда не просит помощи. Так, вдовы, потерявшие мужей, продолжают помогать фронту и не просят помощи от государства, а со стеснением ее принимают. Упор делается на то, что они такие же, как и солдаты, стойкие, гордые. На самом деле государство зачастую никак не работает с этими женщинами. На символическом уровне это все отсылает нас к эксплуатации образа Второй мировой войны. Есть какая-то параллельная реальность, в которой идет война с нацистами, и здесь есть женщины-героини, - подчеркнула аналитик пропаганды.

Второй нарратив пропаганды, о котором рассказала исследовательница, касается репродуктивной способности женщины. Ей отводится роль матери, рожающей защитников Отечества. В рамках этого посыла идут в том числе кампании за ограничение абортов. Председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Феодор Лукьянов говорит, что Россия потеряла 27 млн человек из-за абортов, а это сопоставимо с потерями во время Великой Отечественной войны. По мнению Саши Старость, это подготовка плацдарма для восприятия будущей изолированной и постоянно защищающейся России. Однако эта часть пропаганды не пользуется большой популярностью среди женщин, поскольку касается нарушения их репродуктивных прав. 

Третий нарратив пропаганды касается экономической части. В силу сокращения рабочей силы из-за мобилизации и отъезда сотен тысяч людей из России акцент вновь делается на женщинах. Например, это законопроект о предоставлении женщинам возможности работать дистанционно во время декретного отпуска (с сохранением выплаты пособия) или предложение полностью упразднить список профессий, в которых не допускается использование женского труда. В последнем случае речь идет не о феминистской повестке, в рамках которой перечень запрещенных профессий тоже критикуется, а сугубо об экономической выгоде.

Для идеологической работы с женщинами государство использует соцсети. В условиях, когда родственницы военных и мобилизованных объединяются в чатах и группах, власти создают подобные сообщества и пытаются перетянуть на свою сторону подписчиц аутентичных площадок. Например, оригинальный телеграм-канал движения “Путь домой” получил пометку Fake. А когда красноярская мэрия не согласовала митинг родственниц военных за демобилизацию, жена военного Ирина Черепанова передала права администратора чата единомышленниц помощнице депутата от “Единой России” Валентине Воронцовой”. В итоге чат исчез.

- И все же консолидация не может не происходить. Как если люди тонут, они все равно будут за что-то цепляться, даже если государство им станет запрещать. Но будут ли они высказываться - это большой вопрос. Им [власти] нужно угнать нарратив, канализировать его, а уже потом с ним работать. Сейчас, кажется, это удается еще и потому, что либеральная оппозиция не работает с соответствующей группой: никто не хочет заходить на эту территорию и говорить, что «наши мальчики» — действительно наши мальчики и что люди переживают, по сути, угон на войну своих детей, мужей, которые туда не хотят идти, или даже тех, кто хочет, но идет из-за нищеты. Эти люди тоже нуждаются в защите, но они несколько маргинализованная группа для части оппозиции. Мы тут упираемся в знакомую проблему: оппозиция хочет работать с Россией, но называет россиян глубинным народом и идентифицируется с украинскими интересами, а в это самое время пропаганда успешно канализирует информацию, эмоции и страхи за счет фейковых групп, - пояснила Саша Старость.

В идеологической работе с женщинами существует еще одна часть — профессиональные фотопроекты. Например, выставка «Жена героя», в рамках которой в Самарской области 2 сентября 2022 года показали 50 портретов женщин, чьи супруги отправились на войну. Проект курирует жена генерал-лейтенанта Андрея Колотовкина Екатерина Колотовкина. По словам экспертки Free Russia StratCom, подобный контент востребован среди женщин.

Фото из фотопроекта «Жена героя»

Фото из фотопроекта «Жена героя». Снимок со страницы проекта во «ВКонтакте». Источник: vk.com

То же самое можно сказать про эффективность работы госструктур с женской аудиторией в целом. Матери, жены и близкие военнослужащих перенимают нарративы, транслируемые властью.

- Это хорошо ложится на то, что феминистки назвали бы женской гендерной социализацией, особенно если мы берем женщин в регионах. Государство говорит: несмотря на то, что женщина как бы слабое существо, в минуты невзгод, которые преодолевает муж, она должна быть кремнем. Этот образ жены солдата нам всем очень хорошо знаком со школы, поэтому он работает, - заключила Саша Старость.

Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
АрмияВластьВооруженные конфликтыИсторииОбществоУкраинаУкраина-Россия