Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Учить их – как в страшном сне»

«Учить их – как в страшном сне»

Солдаты в Украине воюют с применением гражданских дронов. Как в России обучают пилотированию и кто отказывается это делать

Пульт управления гражданского дрона DJI
Shalom de León
Источник: pexels.com

«Добрые русские люди и наши крупные жертвователи очень попросили обучить боевому применению квадрокоптеров группу их личных друзей, отправляющихся на фронт. Мы обучили людей прямо в Санкт-Петербурге», — подобные сообщения об обучении управлению беспилотниками появлялись в соцсетях летом 2022 года. Люди, которые собираются воевать, чаще всего учатся наводить артиллерию с помощью гражданских дронов китайской компании DJI, которая еще в апреле выступила против использования своей техники в условиях боевых действий и прекратила работу в России и в Украине. В мае сотрудница одной из российских компаний, которая занимается съемкой с воздуха, отказалась обучать пилотированию дронов группу «добровольцев». Почему она считает, что тех людей посылали в Украину без достаточной подготовки и как проходило их обучение — в материале «7х7».

«Это провал дипломатии»

Ольга [по просьбе героини редакция не называет ее настоящее имя и город] работала ведущим оператором беспилотных летательных аппаратов в компании, которая продает беспилотники, оказывает услуги по аэрофотосъемке и обучает операторов. Она была единственной женщиной в отделе и, по отзывам учеников, отличным преподавателем.

Отдел Ольги ведет несколько проектов: занимается мониторингом промышленных объектов, исследует изменения рельефа, изучает поведение популяции животных и другое. Многие из перечисленных работ специалисты выполняют с применением беспилотников китайской компании DJI. Эти же беспилотники компания Ольги продает частным лицам, на них обучает клиентов в собственном учебном центре.

Незадолго до вооруженного конфликта в Украине Ольга потеряла близкого человека. Встреча со смертью стала ударом для нее. Поэтому она не могла смириться с разговорами коллег, которые после 24 февраля следили за ходом военных действий и с азартом обсуждали, как надо убивать «украинских нацистов». «Неужели они не понимают, о чем говорят», — недоумевала Ольга. Разговоры о войне и смерти продолжились, даже когда она открыто заявила на работе о своей антивоенной позиции.

— Я против вооруженного конфликта — это провал дипломатии. Как я буду с этим спокойно жить? — объяснила она «7х7».

До событий в Украине компания Ольги часто обучала операторов беспилотников. Поток желающих учиться постепенно уменьшался, а после введения санкций в феврале и марте почти иссяк. И руководство центра нашло новых клиентов — «людей из ОМОНа».

Скриншот из группы «Координационный Центр Помощи Новороссии» об обучении работе с дронами

Скриншот из группы «Координационный Центр Помощи Новороссии» об обучении работе с дронами

«Если они будут плохо учиться — бейте их»

В тот апрельский день Ольга сидела в пустом учебном классе: обычно она оставалась там после занятий, чтобы поработать в тишине и не носить ноутбук обратно в офис. Вдруг в класс зашли ее коллега и человек, который представился ему «сотрудником ОМОНа». Мужчины обсуждали обучение группы добровольцев, которым предстояло поехать в Украину.

— Я сидела молча, пот лился градом, думала, что упаду в обморок, слушая их, — вспоминает Ольга.

«Сотрудник ОМОНа», заметив ее, спросил, получится ли быстро, за два-три дня, обучить группу людей для работы в боевых условиях. Ольга ответила, что это невозможно: она знает требования лишь к гражданским полетам и их нормативы. «Нет, нам это не надо, только пилотирование, — пересказала она слова мужчины, — а если они будут плохо учиться, бейте их. Я с ними так обращаюсь, они по-другому не понимают».

«Сотрудник ОМОНа» и коллега Ольги продолжили разговор. Речь зашла о покупке у компании четырех дронов модели Mavic, которые группа добровольцев собиралась использовать для наведения артиллерии.

Женщина знала, что небольшой DJI Mavic управляется оператором только в условиях прямой радиовидимости на относительно небольшом расстоянии. Человек может услышать шум такого аппарата довольно далеко. Она ничего не сказала мужчинам, решив обсудить вопрос с руководством напрямую и отговорить их от проекта. Однако ее не послушали.

 
В чем разница между гражданскими и военными беспилотниками

«И никого не волнует, сколько солдаты проживут»

17 мая руководитель центра предложил Ольги неофициально, то есть без оформления документов, обучить пилотированию дронов в боевых условиях группу из шести человек.

Ольга отказалась, аргументировав это тем, что не сможет проводить занятия по тактической подготовке — гражданский оператор не владеет такими знаниями. Начальник разозлился и сказал, что обучение операторов входит в ее служебные обязанности. В тот же день женщина подала заявление об отказе от совмещения основной работы оператором и преподавания (копия заявления есть у «7х7»).

— Я мирный человек, мне важно, чтобы мои близкие жили в мире и безопасности, — рассказала Ольга. — Учить тех, кто собирается наводить беспилотниками артиллерию, — это как в страшном сне.

Руководство нашло другого, более сговорчивого преподавателя для обучения «добровольцев». Женщина считает, что у него «просто не хватило компетенции понять, во что он ввязывается».

Обычно Ольга за пять дней (40 учебных часов) объясняла ученикам теорию — нормативы, правила полетов, взаимодействие с государственными органами, контролирующими воздушное пространство, — и давала немного практики: учила человека пилотировать дрон, рассказывала, как покупать запчасти на AliExpress, как менять сломавшиеся лопасти и устранять электронные ошибки, куда обращаться в случае более серьезных поломок.

Второй преподаватель обучил группу за три июньских дня: в один день прочитал все лекции по теории, в оставшиеся два дня провел практические занятия (не больше четырех часов каждое). В группе было шесть учеников: предположительно, четверо из ОМОНа и двое из СОБРа, но последние не поехали в Украину: руководство структуры приняло решение «отменить командировки». О своей работе преподаватель рассказал коллеге лично, она записала разговор на диктофон (запись имеется в распоряжении «7х7»).

Ольга полагает, что такая спешка могла быть вызвана двумя причинами: желанием руководства «добровольцев» как можно скорее отчитаться об их успешном обучении и отправить их на фронт и попыткой «распилить деньги» за неофициальную учебу.

— В некоторых государственных органах или учреждениях есть такая практика: выписывают сотрудникам премию из фонда заработной платы, устно оговаривают, что эти деньги должны быть потрачены на учебу в определенной организации (выделить деньги из бюджета бывает проблематично, ждать дополнительных средств долго, а обучить надо срочно). Об этой группе мне говорили, что обучение вообще «неофициальное». Не знаю, заплатили ли что-то учебному центру, были ли каким-то образом распределены деньги между учебным центром и заказчиком, — рассказала она. — Никого не волнует, сколько проживут в условиях боевых действий солдаты, обученные таким образом.

Официальные учебные центры Минобороны обучают применению военных дронов «Гранат», «Элерон», «Застава», «Форпост», «Орлан-10» в течение трех-четырех месяцев.

«Наши дроны спасали жизни во всем мире»

Дроны Mavic, которые компания обещала продать группе «добровольцев», пришлось собирать по небольшим магазинам, где такие модели и запчасти еще продавали, рассказала Ольга. В апреле компания DJI прекратила работу в России и в Украине и выпустила «Заявление о военном использовании дронов». В нем она обязалась не рекламировать, не модифицировать и не продавать свое оборудование в военных целях, не ремонтировать беспилотники, которые участвовали в боевых действиях.

Скриншот заявления компании DJI

Скриншот заявления компании DJI

«Наши продукты созданы для улучшения жизни людей и приносят пользу миру, и мы абсолютно осуждаем любое использование наших продуктов для причинения вреда. Наши дроны сохраняли вымирающие виды, защищали мировые достопримечательности от уничтожения, спасали жизни во всем мире», — говорится в заявлении компании.

Несмотря на позицию DJI, дроны этой компании используют и украинские, и российские войска. 20 августа «РИА Новости» опубликовали видеосюжет о работе огнеметной системы «Солнцепек». На видео наводчик ЧВК «Вагнер» использует планшет с логотипом DJI для корректировки обстрелов.

Солдаты получают беспилотники в том числе от активистов, которые покупают технику с помощью краудфандинга. При помощи агрегатора открытых данных о военных действиях в Украине, созданного группой Conflict Intelligence Team (CIT), можно найти упоминания об этом. Так, 15 марта краудфандеры из украинской организации «Повернись живим» («Вернись живым») передали 128-ой горно-пехотной бригаде Украины дрон DJI Mavic, а 11 апреля народная милиция ДНР получила дрон DJI Matrice от российской общественной организации «Вече».

 
 
 
Дроны DJI Matrice, переданные 4-й бригаде ЛНР. Скриншот из Telegram-канала Z4Дроны DJI Matrice, переданные 4-й бригаде ЛНР. Скриншот из Telegram-канала Z4
Дрон DJI Matrice, переданный Народной милиции ДНР. Скриншот из Telegram-канала «Народная милиция ДНР»Дрон DJI Matrice, переданный Народной милиции ДНР. Скриншот из Telegram-канала «Народная милиция ДНР»
Дроны DJI, переданные украинской армии. Скриншот из Telegram-канала — агрегатора новостей, разработанного CITДроны DJI, переданные украинской армии. Скриншот из Telegram-канала — агрегатора новостей, разработанного CIT

Группа «Координационный центр помощи Новороссии», которая обучает операторов беспилотных летательных аппаратов в Петербурге, с 9 апреля собирает «комплекты для разведки и корректировки огневых средств», в том числе дроны DJI Mavic 2, для «разведчиков-операторов БПЛА в одном из подразделений Росгвардии, работающем на южном направлении».

Руководство воронежского медуниверситета за отказ студентов скинуться на квадрокоптер для военных ДНР якобы запретило им приводить родственников на торжественное вручение дипломов, а Генпрокуратура заблокировала студенческую группу во «ВКонтакте».

Скриншот из группы «Координационный Центр Помощи Новороссии» об обучении работе с дронами

Скриншот из группы «Координационный Центр Помощи Новороссии» об обучении работе с дронами

«Как им управлять, когда пули над головой свистят?»

В разговоре с журналистом «7х7» Ольга сказала, что в России есть хорошие аппараты самолетного типа для гражданской аэрофотосьемки, но по части коптеров страна давно проигрывает «гонку вооружений». Во всех отечественных разработках много заграничных деталей и технической начинки. Коллеги специалистки говорили, что в БПЛА «Орлан-10», который используется в учебном центре Минобороны, стоит японский двигатель, а внутри гражданских дронов «российского производства» Supercam S350 — китайские аккумуляторы.

— Многие российские модели дронов очень чувствительны к помехам, например, рядом с железобетонными конструкциями теряют сигнал, и это лишь одна из проблем, — объяснила Ольга. — Видели, как дрон «Почты России» врезается в стену?

Ольга уверена, что коптеры компании DJI (в особенности модели Mavic и Matrice, на которых ее компания обучала «добровольцев») невозможно использовать в военных целях без модификаций:

— Нельзя прицепить на дрон гранату или автомат Калашникова, как в фильме «Плохие парни». Он такой груз не поднимет, а более мощный дрон отдачей от выстрела снесет. Да и на подлете он шумит, засечь проще простого.

Издание «Известия» публиковало видеосюжет о модификации дрона DJI Mavic Pro для переноса и сброса гранаты F1. Судя по кадрам, солдаты используют его, но не перепрограммируя полетный контроллер (это сложно сделать без специального образования), а прикрепляя отдельную, по мнению Ольги, не очень надежную систему передачи сигнала со светодатчиком.

— Пилотировать аэрофотосъемочный дрон с самодельный нагрузкой в мирное время ни одна приличная компания не станет, но тут ситуация принципиально иная, — прокомментировала видео «Известий» Ольга. — Обратите внимание, масса гранаты F1 600 г, масса самого DJI Mavic — чуть больше 900 г. Расход заряда батареи в полете большой, двигатели будут шуметь, дрону придется постоянно маневрировать, чтобы остаться незамеченным, а чтобы точно сбросить снаряд, надо зависнуть строго над целью, так что вероятность того, что груз упадет не там, где надо, например, в окно подвала, где прячутся гражданские [люди], немаленькая. Не стоит забывать про износ оборудования: вряд ли кто-то в боевых условиях высчитывает циклы заряд-разряд. Если быстро износится аккумулятор, может произойти резкое падение заряда батареи, и дрон с гранатой упадет на своих.

У беспилотников DJI незащищенный радиоканал: перехватив его управление при помощи средств радиоэлектронной борьбы (их активно используют и российские, и украинские войска), можно узнать, где находится оператор. Каждый дрон компании DJI включен в общую систему отслеживания Aeroscope, которая позволяет определять местоположение аппарата. Обзор работы этой системы в условиях военных действий публиковало издание Verve Times.

Военный корреспондент Максим Фомин под псевдонимом Владлен Татарский говорил, что российские войска в Украине используют вместо военных БПЛА «Орлан» дроны DJI Mavic 3, «дальность полета которых и время пребывания в воздухе сильно ограничены. Немного выручил бы „Матрис“ [модель Matrice] с двухсоткратным зумом, но ты попробуй его привези, могут таможенные брокеры не пустить».

Дрону Mavic нужно находиться в прямой видимости оператора, а дальность приема у него — около трех километров.

— Это же гражданский дрон, за угол зашел — связь прервалась. Как им управлять, когда пули над головой свистят? — задается вопросом Ольга.

Если дрон потеряет связь с оператором, он упадет — тогда оператор должен добраться до аппарата, убедиться, что тот цел, и запустить снова.

Ольга считает, даже гражданские дроны можно использовать в условиях боевых действий с меньшим риском для операторов, если заранее разрабатывать планы операций и автоматизировать процессы для выполнения боевых задач. По ее мнению, за три неполных дня качественно обучить группу чему-то, кроме общих аспектов работы, а особенно хорошим тактическим решениям с отработкой на практике, невозможно.

«Может быть, кто-то еще откажется помогать в подготовке людей для спецоперации»

После отказа Ольги работать с людьми, которые собирались воевать, руководство забрало ее ноутбук — якобы чтобы почистить от вирусов, которые «сожрали там всю информацию» (часть «пропавшей» информации Ольга вскоре обнаружила в локальной сети компании). Женщина получила другой ноутбук, который не подключили к онлайн-таблицам отдела, что усложнило ей работу.

Потом начальство сообщило, что в летнем сезоне Ольгу не направят на полевые проекты, что лишило бы ее солидной части заработка. Опасаясь «непредсказуемых поступков со стороны руководства», Ольга обратилась за помощью к движению «Антивоенный фонд», который помогает людям, уволенным или дискриминированным на работе за их антивоенную позицию.

Фонд дал Ольги несколько консультаций. Окончательно потеряв доверие к руководству, она уволилась из компании в середине августа. Ольга считает очень важным рассказывать свою историю публично, хоть и анонимно.

— Не хочу быть соучастником. Может быть, кто-то еще откажется помогать в подготовке людей для спецоперации, — надеется она.

 

Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
УкраинаАрмияУкраина-РоссияИсторииБизнесОбщество
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!