Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Бой за право оставаться гражданином своей страны». Что значит уголовное дело Ройзмана

«Бой за право оставаться гражданином своей страны». Что значит уголовное дело Ройзмана

Отвечают Юлия Галямина, Дмитрий Колезев и Кирилл Мартынов

Евгений Ройзман в зале суда
Источник: https://www.e1.ru/

СК завел уголовное дело о фейках про армию на бывшего мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана. 25 августа суд назначил ему меру пресечения в виде запрета определенных действий: ему запрещено посещать публичные мероприятия, пользоваться телефоном, интернетом и общаться со свидетелями. Мера пресечения не подразумевает запрет на выезд из страны. Во время заседания Ройзман заявил, что «самая большая ценность для человека — это свобода». Интернет-журнал «7х7» спросил у экспертов, что означает уголовное дело на Ройзмана для гражданского общества в России и может ли оно вызвать массовые протесты у екатеринбуржцев.

«Последний громкий голос противников войны»

Дмитрий Колезев, главный редактор издания Republic: 

— Уголовное дело Ройзмана означает, что из публичного пространства пропадает один из последних громких голосов противников войны. Думаю, это основная задача уголовного дела против него.

Ройзмана от уголовного дела какое-то время спасала его популярность в Екатеринбурге среди широких слоев населения (не только либеральной оппозиции). И реальные дела, которыми он занимается много лет и за которые его ценят: помощь больным детям, помощь обездоленным, благотворительность. Но сейчас уже и это не спасет от ограничения свободы. Фактически Ройзман будет под домашним арестом. Можно, конечно, попытаться спрятаться под корягу и молчать, но не факт, что и это спасет.

Дмитрий Колезев

Дмитрий Колезев. Источник t.me

[Вчера в поддержку Ройзмана] было несколько пикетов и небольших стихийных митингов. Но арест Ройзмана мог бы стать триггером для массовых протестов спустя некоторое время. 

Как раз страх перед протестами — причина, по которой Ройзмана не арестовали.

В долгосрочной перспективе его дело усилит недоверие к власти в Свердловской области, ослабит легитимность власти, заложит предпосылки для большого протеста при появлении других факторов.

«Они могут до бесконечности генерировать уголовные дела»

Кирилл Мартынов, главный редактор «Новая газета. Европа»: 

— Российские власти на примере Ройзмана и других независимых политиков, в частности Ильи Яшина, показывают, что у несогласных с их риторикой и действиями есть два пути: либо оказаться в тюрьме, либо покинуть Россию. Власти заинтересованы в том, чтобы большинство из нас уезжали. Ройзман один из тех, кто принципиально покидать Россию не хотел. Он заявлял, что для него важно остаться и изнутри наблюдать катастрофу происходящего.

Смысл этого уголовного дела Ройзмана не в том, чтобы отправить его в тюрьму. А чтобы заставить замолчать. Показать, что если он будет продолжать себя так вести, то его и других в такой же ситуации отправят за решетку. У Ройзмана есть какая-то группа поддержки, связи, репутация в регионе. По поводу войны он высказывался так, чтобы напрямую к нему было чуть тяжелее придраться, чем к другим. Ему требовали назначить запрет определенных действий. Наверное, чтобы в Twitter реплаи не писал. Но проблема в том, что они могут до бесконечности генерировать уголовные дела. Не думаю, что Ройзман будет молчать в нынешних условиях. Сейчас это выглядит как бой за право оставаться гражданином своей страны, а не подданным диктатора.

Закат оппозиции в России мы уже давно наблюдаем. На свободе еще остались несколько независимых политиков в разных регионах. А гражданское общество сейчас осталось как партизанское явление. Заниматься какой-либо политической деятельностью практически невозможно, потому что политическая критика в России — это уголовное преступление. Раньше мы ходили вокруг да около, а нынешняя цензура сопоставима с тем, что было в нынешние десятилетия советской власти. Местами она работает более жестко и прямолинейно.

Кирилл Мартынов

Кирилл Мартынов. Источник yeltsin.ru

У недовольных в России ограниченный список возможностей: замолчать и критиковать правительство на кухне, уехать из страны, быть подпольщиком или, как Ройзман, открыто заявить о несогласии, принять уголовные последствия, выступая экзистенциальным героем.

Екатеринбург — дважды место силы в России. С одной стороны, это коренной регион, на который когда-то опирался Путин. Это знаменитые истории Болотной площади про Уралвагонзавод, который приедет наводить порядок [в 2011 году рабочие Уралвагонзавода во время телемоста с Владимиром Путиным предложили ему приехать в Москву на Болотную площадь и помочь, если полиция не может разогнать несогласных с результатами выборов в Госдуму]. С другой — это много молодых людей, которые желают быть свободными, — потенциальный электорат Евгения Ройзмана. Мне кажется, отправлять их в новую советскую власть будет тяжело, потому что за последние десятилетия люди попробовали какой-то другой жизни.

Екатеринбург будет трудно загнать обратно в стойло, хотя сейчас создали такую ситуацию, что мы все должны быть там.

Сейчас люди напуганы, всех за все сажают и можно оставить семьи без источника существования. Но мне кажется, долго такая ситуация держаться не может. Когда ситуация ухудшается, людям становится нечего терять и тут они готовы рисковать, несмотря ни на что. Ситуация очень хрупкая. Россию обкололи транквилизаторами. Все понимают, что сейчас нужно находиться в анабиозе, что касается протестов. Это разрушится при каком-то бытовом случае: полиция совершит что-нибудь ужасное. Сейчас власти превращают Россию в поле триггеров для более тяжелых конфликтов, чем раньше.

«Екатеринбург еще раз доказал, что это один из самых свободных городов в России»

Юлия Галямина, политик: 

— Уголовное дело Ройзмана — еще один момент наступления на свободы гражданского общества и высказываний. С другой стороны, мы видим, что гражданское общество Екатеринбурга сумело добиться двух вещей: его не перевели в Москву и не посадили в СИЗО. У него такая мягкая мера пресечения, потому что это заслуга гражданского общества, оно выступило в его поддержку.

Юлия Галямина

Юлия Галямина

Не то чтобы это что-то новое для Екатеринбурга. Он всегда был достаточно независимым городом. Там до последнего времени проходили разные митинги и пикеты. Но Екатеринбург еще раз доказал, что это один из самых свободных городов в России.

Не думаю, что акции [в поддержку] Ройзмана перерастут в массовые, потому что сейчас достаточно жесткий режим. Но если бы губернатор [Евгений Куйвашев] этому бы не сопротивлялся, то, наверное бы, могли. Но губернатор повел себя достаточно интересно [в день задержания Ройзмана он записал видео и сказал, что его «политический оппонент, как любой человек, заслуживает справедливости и уважения»]. Максимум, что он мог сказать в своем положении [перед сентябрьскими выборами губернатора] — в поддержку Ройзмана. Это достаточно серьезный поступок для такого чиновника. Но не думаю, что если бы речь шла о каких-то массовых протестах, он смог бы сохранить эту толерантность.

Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
УкраинаСобытияПротестУкраина-РоссияСуд
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!