Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Пойменное безобразие

Пойменное безобразие

Как волгоградских экоактивистов превратили в «экотеррористов»

Стройка в Волго-Ахтубинской пойме. Май 2022 года
Алексей Волхонский
Источник: «Кедр»

В августе 2021 года сотрудники Облкомприроды Волгоградской области вместе с полицией разогнали протестный лагерь активистов в Волго-Ахтубинской пойме. Люди выступали за сохранение реликтовых дубрав на территории, признанной биосферным резерватом ЮНЕСКО. Рубка деревьев началась из-за строительства скоростной федеральной трассы, призванной связать Россию с Казахстаном и Китаем. Защитники поймы предлагают пересмотреть проект, чтобы сохранить большую часть дубов. Но вместо этого власти преследуют активистов: заводят на них административные дела, штрафуют, арестовывают и ставят на учет. О главных лицах протеста и о том, что ожидает пойму, — в материале «Кедра» совместно с «7х7».

Волго-Ахтубинская пойма — уникальное природное явление: единственный лес на сотни километров южных степей и полупустынь. Источник жизни. Дом для 19 видов исчезающих и редких птиц, пяти видов редких рыб и восьми видов реликтовых растений. Защита самого Волгограда от суховеев. Пойма формировалась на протяжении 7–8 тыс. лет.

Подряд на строительство первого этапа дороги, которая соединит Россию с Казахстаном и Китаем, стоимостью 5,6 млрд руб. получила компания «ЕКС». СМИ связывают ее с семьей близких к президенту миллиардеров Ротенбергов. Ради строительства дороги подрядчик планирует уничтожить 32 тыс. деревьев, в том числе 8 тыс. дубов, среди которых есть и вековые.

Защитники поймы предлагают альтернативные варианты: например, не строить новую трассу, а расширить существующую двухполосную дорогу до Волгограда, как и предполагалось изначально. В этом случае будет вырублено в два-три раза меньше деревьев. Но их не слышат: чиновники говорят, что при расширении трассы возникнет риск ее затопления, но проектных документов, подтверждающих это, не показывают — открыто признаются, что их нет. «Для чего это нужно — готовить отдельные чертежи для каждого варианта? Чтобы получить отрицательное заключение экспертизы?» — говорил «Новой газете» зампред комитета дорожного хозяйства Волгоградской области Роман Туренко перед началом строительства трассы.

***

В мае вода в пойме подходит близко к трассе: озера и ерики (протоки) наполняются, чтобы перед изнуряющим и засушливым волгоградским летом напитать почву и растительность. В 2022 году сбросы во время майского паводка продлевали, но их объема не хватило, чтобы пойма успела напитаться водой. Это видно по сухим ерикам.

У ерика Осинки огромный ковш экскаватора жадно загребает такие же огромные горы песка, которые закрывают от проезжающих пойму. Смотреть, впрочем, уже не на что: вместо деревьев видны лишь груды пеньков — бывших реликтовых дубрав.

По официальной информации Облкомприроды Волгоградской области, всего к лету 2022 года в пойме срублено 17302 дерева и кустарника.

Глава 1. Велосипеды спасают дубы

Велосипедист пробирается сквозь припаркованные во дворах машины, легко маневрируя и управляя велосипедом одной рукой. Он одет в белую футболку, потертые джинсы и кепку с надписью «Катюша». Это Михаил Соломонов — известный в городе велоактивист. Сегодня он ведет экскурсию в пойму для студентов медуниверситета.

— Вот здесь хорошая фотка получится — на фоне Волги и моста! — кричит Соломонов группе велосипедистов, подъезжая к мосту через реку.

Около таблички с перечеркнутой надписью «Волгоград» охранник моста (мост является режимным объектом федерального значения) запрещает делать общее фото: «Эта площадка сделана не для вас!»

— Она специально для нас и сделана! — пререкается Соломонов и выстраивает велогруппу для общей фотографии. Охранник машет рукой и уходит в сторожевую будку.

Через пару минут около 30 велосипедистов на всех парах мчат через Волгу по «танцующему» мосту.

— Смотри, грузовик ЕКС едет! — показывает Соломонов, перекрикивая шум от движущегося транспорта над рекой. Большегрузы снуют рядами в двух направлениях, везут стройматериалы: песок, щебень, цемент, блоки и плиты.

Экологией и защитой лесов Михаил Соломонов начал интересоваться два года назад, после того как активисты из ОНФ обратились к нему за помощью в спасении дубового леса.

— Я до этого про леса вообще ничего не знал, — говорит Михаил, когда мы въезжаем в дубравы. — Но разницу видно даже тем, кто не интересуется. Тополя — просто зеленые, а дубы, они прямо «кислотного» цвета.

Дубравы и правда отличаются от другой части леса: они сочнее и ярче. Кругом под дубами — машины и полно отдыхающих: майские шашлыки. Жена Михаила с дочерью тоже уехала на майские праздники в соседний Камышин. Михаил остался в Волгограде из-за дубов.

Он не скрывает, что использует свой «велоавторитет» для привлечения внимания к защите поймы от застройки, — рассказывает, как вырубили тысячи деревьев и как собираются вырубать новые реликтовые дубравы.

Михаил Соломонов в Волго-Ахтубинской пойме

Михаил Соломонов в Волго-Ахтубинской пойме. Фото: Алексей Волхонский. Источник: «Кедр»

Глава 2. В дубраве

— Мы сейчас находимся в том месте, через которое должна пройти дорога. — Михаил останавливается впереди группы и паркует велосипед на подножку.

На дубах — зарубки. Сотрудники лесничества пометили их топорами два года назад.

Самому большому именно в этой дубраве — Михаил обнимает его — порядка 160 лет, активисты проводили экспертизу, на которую сами собирали деньги. В обхвате он 3 м и будет продолжать расти в толщину всю жизнь.

— Это место — реально как кондиционер, как легкие для Волгограда, Волжского и всей огромной близлежащей территории Волгоградской агломерации, — объясняет группе Соломонов.

Но дубы — только видимая часть пойменной экосистемы. Значительно больший ущерб, по словам активиста, будет нанесен всей пойме и ее обитателям: новую дорогу строят на насыпи — это значит, что изменится и ландшафт, и почвы, а обводняться пойме станет труднее.

На маршруте — Соломонов с активистами придумали его сами — группа останавливается и разгребает завалы сухостоя, чтобы вода могла зайти и наполнить ерики (небольшие протоки). Местные жители углубляют русла вручную каждую весну — чтобы Волга напитывала всю пойменную территорию.

— Высотные отметки из-за строительства ГЭС и низкие нормы сброса воды не дают пойме нормально напитаться естественным путем, — объясняет Соломонов. — Фактически только благодаря этим маленьким канальцам лес до сих пор и сохранился.

В сохранении поймы значительную роль играют дубы.

— Дубовые листья — один из лучших материалов для образования гумуса, — рассказывает Михаил студентам. — Со временем они перегнивают, и получается мелкий субстрат, из которого образуется чернозем. И здесь, если поглубже копнуть, его порядка 30–40 сантиметров — это именно чернозем, которого у нас в таком количестве больше нигде в регионе нет.

Дубы, помеченные лесничими

Дубы, помеченные лесничими. Фото: Алексей Волхонский. Источник: «Кедр»

Глава 3. «Экотеррористы»

Активизм уже несколько раз оборачивался против Соломонова, когда речь шла о защите поймы от вырубки дубрав. Статус члена Общественной палаты администрации Волгограда, который он имел до осени 2021 года, и эксперта Координационного совета по экологическому благополучию при Общественной палате РФ, который он сохраняет, — не спасает.

В октябре прошлого года, в разгар вырубки дубов, у Соломонова случился конфликт с рабочим застройщика, который назвал его «клоуном» и «бездельником».

В феврале Михаила посадили на 15 суток в спецприемник — за велопрогулку на Новый год, 31 декабря. Полицейские обвинили активиста в проведении непубличного массового мероприятия, которое повлекло за собой нарушение общественного порядка. Михаил и его адвокаты Антон Гетманенко и Илья Чадов убеждены, что это была провокация полицейских. Они считают, что аффилированный с сотрудниками полиции велосипедист примкнул к колонне и создал помехи движению, когда мимо «случайно» проезжали два экипажа ГИБДД и водитель «газели», который потом пожаловался на мешающих проезду велосипедистов. Позже он признался, что сотрудники полиции якобы попросили его написать заявление.

В СИЗО Михаилу прислали полсотни писем поддержки. Пока сидел в камере, он прочитал биографию Фаины Раневской и целый том рассказов Джека Лондона, перечитал учебник по теории и практике организации велоинфраструктуры. Отмыл полы, окна и туалет.

— Во второй день я спросил: «А можно мне хотя бы какое-то чистящее средство принести, чтобы не одной водой отмывать?» Там так загажено все было. Потом попросил открыть мне решетку, чтобы помыть окна. Они открыли и сначала стояли, следили, а потом вообще ушли: поняли, что я все равно не сбегу, — смеется Соломонов. — На второй день я попросил не приносить мне на каждый прием пищи новую пластиковую посуду [в СИЗО пищу выдают в одноразовой посуде] и стал мыть ее, а еще попросил не приносить мне мясные продукты, потому что я уже лет пять не ем мясо, и мне даже предусмотрели отдельный рацион.

В апреле Соломонова оштрафовали за дискредитацию Вооруженных сил РФ на 45 тыс. руб. — за комментарий в соцсети «ВКонтакте», в котором он спросил, что делают российские солдаты в Украине.

Он не сомневается, что его арест и штрафы связаны с защитой поймы: «Чтобы рот не открывал».

Строительная техника компании ЕКС на территории поймы

Строительная техника компании «ЕКС» на территории поймы. Фото: Алексей Волхонский. Источник: «Кедр»

— Они считают мою гражданскую позицию дискредитацией действий администрации области и чуть ли не заказом на губернатора, — объясняет он. — Хотя я ни разу против губернатора не выступал и всегда все делал для развития города и региона. У меня цель — сохранить уникальную природу поймы, непосредственно дубравы, а не кому-то навредить. Поэтому я даже с губернатором встречался и пытался ему все объяснить, просил разобраться в ситуации и хотя бы организовать круглый стол с экспертами, но, к сожалению, безрезультатно. Мы против дороги не выступаем. Дорога нужна, но снизить [экологический] ущерб можно даже не в два-три раза, а при желании — и больше, хотя бы подняв дорогу на эстакаду [вместо строительства на насыпи, как сейчас]. Но в областном комитете транспорта нам говорят, что «денег нет, поэтому строим как есть».

Защитников поймы обвиняют в срыве федерального проекта: чиновники апеллируют к безопасности дорожного движения на этом участке и высокой аварийности.

— Людей, которые выступают против вырубки леса, а значит, по мнению чиновников, против строительства дороги и снижения количества аварий, называют «экотеррористами», — поясняет Михаил.

Он и другие активисты настаивают: вопрос не в самом строительстве дороги, а в насыпи, которая, как новая огромная дамба, перегородит пойму, нарушит сложившуюся гидрологию и оставит лес и людей без воды, а также в трассировке, которая идет строго по дубравам: ее разрабатывали даже без выезда на место.

— В ширину новая дорога — всего 27 метров, вместе с отвалами и откосами. Но под строительство почему-то вырубается лес порядка 130–150 метров шириной. Хотя на первом этапе новая дорога полностью дублирует старую и это можно было учесть, сократив хотя бы на 50 метров ширину вырубки, но даже об этом никто не подумал, — говорит Михаил.

Альтернативных проектов в обход дубравам тоже не было: на них не выделяли деньги, и поэтому их не рассматривали, пояснил заместитель руководителя Облкомдортранса Роман Туренко на экосовете в облдуме. Защитники поймы убеждены, что альтернативы есть: если грамотно подготовить проект и провести все исследования, можно обойти и места обитания краснокнижных растений и животных, и сами дубравы. Но их предложения чиновники не хотят слышать.

— Самое важное — это поднять дорогу на эстакаду, чтобы она прошла заповедные места с минимальным ущербом, — серьезно подытоживает Соломонов.

Стройка в Волго-Ахтубинской пойме

Стройка в Волго-Ахтубинской пойме. Фото: Алексей Волхонский. Источник: «Кедр»

Глава 4. «Вплоть до лишения родительских прав»

В июле 2021 года 74-летнюю Галину Тихенко оштрафовали на 150 тыс. руб. за нарушение порядка организации либо проведения митинга (часть 8 статьи 20.2 КоАП РФ). Это наказание пенсионерка получила за пикет, проведенный в пойме 7 июля: женщина стояла с плакатом рядом с техникой застройщика. На плакате было написано: «Бочаров, сам свалишь, а нам пеньки оставишь?» Еще одна возможная причина такого высокого штрафа — в том, что этот пикет для пенсионерки не первый. Ее уже задерживали на акции в поддержку Алексея Навального 31 января 2021 года. Деньги на штраф Тихенко помогли собрать активисты.

Еще одна участница протестов, Татьяна Дмитриева, получила штраф 20 тыс. руб. за организацию и проведение публичного мероприятия. Она отказалась говорить с «Кедром» из-за страха за свою безопасность: по данным редакции, ее поставили на учет в полиции.

Ксению Серафимову, которая с ребенком на руках остановила трактор, пугали лишением родительских прав. Сначала ее вызвали в ПНД, а через неделю после происшествия к ней пришли из органов опеки.

— В дом не заходили, но заглядывали. Намекали на проблемы вплоть до лишения родительских прав, — рассказала Ксения.

Ей вменяли самоуправство, но дела рассыпались в суде.

Ксения Серафимова

Ксения Серафимова. Фото: Алексей Волхонский. Источник: «Кедр»

Ксения не считает себя экоактивисткой, но пойменный лес ей дорог как единственный в округе.

— Когда началась стройка, мы нашли бабушку, застрявшую в поваленных деревьях. Она простояла несколько часов: нога застряла, выбраться не могла. Бабушка ходила 10 лет подряд собирать там лечебные грибы: ноги больные, и только те грибы помогали.

Ксения не связывает давление на экоактивистов с защитой поймы и считает, что такая привязка только способствует запугиванию людей — отворачивает их от защиты дубрав. Особенно после начала спецоперации, когда в чате активистов наступила тишина и многие из них сочли экологию не столь важной проблемой на фоне мировых событий.

Глава 5. «Бывать в пойме больно»

До ноября прошлого года природный парк «Волго-Ахтубинская пойма» возглавляла заслуженный эколог России Наталья Лопанцева. Она тоже активно сопротивлялась строительству трассы. На фоне этой борьбы на нее в августе 2020 года — в самый разгар протестов — завели уголовное дело, а через год, после решения суда, ее уволили. Петицию в поддержку Лопанцевой подписало больше 1300 человек.

Поговорить с Натальей удается не сразу: в свободное время она почти всегда уезжает с экологами считать птиц, обитающих в районе местного завода «Каустик». Лопанцева говорит, что бывать в пойме для нее очень больно из-за вырубок и стройки: у нее там прошло полжизни.

— Мне 64, но я не чувствую годы за плечами: это работа с природой дает о себе знать. Мне кажется, что мои годы остановились, когда в 2000 году я пришла в парк, — говорит Лопанцева.

Она по-прежнему консультирует общественников по вопросам природоохранного законодательства и помогает писать письма в инстанции. Свое уголовное преследование Наталья считает заказным.

Наталья Лопанцева

Наталья Лопанцева. Фото: Алексей Волхонский. Источник: «Кедр»

Ее обвиняли в фальсификации доказательств (часть 1 статьи 303 УК РФ) — протоколов о нарушении правил охраны и использования природных ресурсов на ООПТ. Якобы знакомые чиновницы сделали несколько фотографий, на которых отдыхающие незаконно припарковали машину и жгли костры на территории парка в пожароопасный период. Отправленные директору через мессенджер фото легли в основу административных протоколов, которые подписала Лопанцева. Однако по закону сотрудник природного парка должен поймать нарушителя сам, а не привлекать его к ответственности по фотографиям. В обвинении было сказано, что бывшая руководительница природного парка сфальсифицировала доказательства, чтобы не выезжать на место с проверкой в свой выходной день: хотела «завысить фактические служебные показатели» и «показать себя перед руководством грамотным и трудолюбивым сотрудником».

Своей вины Лопанцева не признала, а после того как истек срок рассмотрения дела — обратилась в суд с просьбой о закрытии дела, и его закрыли.

— Самое главное, что граждане, дело против которых я якобы сфальсифицировала, на судах не отрицали, что отдыхали и жгли костер в месте, где это не разрешено в соответствии с положением о парке. Возможно, надо было бороться за себя до конца, но уже не было ни физических, ни материальных сил.

Глава 6. Что происходит с поймой

Сейчас в истории с вырубкой дубрав в Волго-Ахтубинской пойме тишина. Межвременье между первым и вторым этапом стройки.

На втором этапе планируется большая вырубка, и экоактивисты считают важным пересмотреть проект и провести необходимые экологические исследования.

Облкомприроды в ответах на жалобы активистов несколько раз обещал переместить краснокнижные виды с пути строительства трассы. В апреле Волжская межрегиональная природоохранная прокуратура признала, что на первом этапе застройщик провел вырубку деревьев в потенциальных местах размножения краснокнижного жука-оленя, не проведя мероприятий по «переносу мест обитания» этого вида.

— Разрешение на пересадку 16 особей звездовика сводчатого [условно съедобный гриб] волгоградский ботанический сад получил. Приживется ли он на новом месте — большой вопрос. Я уверен, что нет, потому что для грибов очень важна микориза — их симбиоз с деревом. Поэтому, если эту микоризу отрубят, я думаю, гриб помрет, — говорит руководитель программы по особо охраняемым природным территориям российского Гринписа Михаил Крейндлин.

Эксперт отмечает, что разрешений на перемещение других краснокнижных растений и животных получено не было.

— Что касается птиц, то нам известно об уничтожении шести гнезд европейского тювика [птица из семейства ястребиных]. Природоохранная прокуратура эту информацию подтвердила, но отметила, что сами птицы улетели, поэтому и нарушения здесь якобы нет. Хотя закон «Об охране окружающей среды» прямо запрещает разрушение среды обитания объектов животного мира, занесенных в Красную книгу.

В декабре 2021 года застройщика оштрафовали на 300 тыс. руб. по статье 8.39 КоАП РФ («Нарушение правил охраны и использования природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях») — за то, что спиленные деревья складировали в местах обитания краснокнижных видов. Защитники поймы считают это «издевательством».

По данным администрации природного парка, ущерб экосистемам Волго-Ахтубинской поймы к ноябрю 2021 года составил 11 млрд 478 млн руб. (документ с расчетом ущерба есть в распоряжении редакций «Кедра» и «7х7»). Это в два раза больше, чем цена контракта на строительство дороги. Второй этап строительства впереди.

Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ЭкологияВолгоградПротестВластьРепрессииИсторииОбщество
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!