Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Воронежская область
  2. «Кровь со стен отмывать стало легче»: как изменилась работа полиции в Воронеже

«Кровь со стен отмывать стало легче»: как изменилась работа полиции в Воронеже

Корреспонденты «7х7» вместе с членами ОНК и гражданскими активистами посетили воронежские отделы полиции № 2 и № 4

Екатерина Богданова, фото Глеба Пайкачёва
Фото Глеба Пайкачёва

На фестивале «Город прав» координатор проектов Межрегиональной правозащитной группы Наталья Звягина провела встречу для гражданских активистов, открыв в Воронеже традиционную декаду проверки отделов полиции. Корреспонденты «7x7» присоединились к одной из визитерских групп, чтобы узнать, как работает гражданский контроль, как на его проверки реагирует полиция и что изменилось за десять лет проведения акции.

 

Начало «экскурсии»

Если театр начинается с вешалки, то отдел полиции — с КПП. Ввосьмером — двум членам ОНК, двум «гражданским» визитерам и четырем журналистам — приходится придерживать тяжелую железную дверь, пока сотрудник отдела полиции № 2, согласно инструкции, переписывает паспортные данные посетителей в свой журнал.

— Можем уже начать проверку. Вот телефоны дежурных, вот стойка с информацией, — начинает наш «гид», член Общественного совета при ГУ МВД Александр Баймурзаев. Говорит, что для тех, кто в первый раз знакомится с работой отдела полиции, это действительно похоже на экскурсию, с опытом проверки становятся рутинным делом.

 

Александр Баймурзаев

 

Внутри территории есть парковка для сотрудников. А вот посетителям, добирающимся до отдела на личном автотранспорте, ставить машины приходится вдоль обочины.

— Ну, припарковаться можно, конечно, но мест действительно мало, — соглашается студентка третьего курса юрфака ВГУ, визитер Елена Максина — высокая девушка в ярко-красном платье, с ярко-красной помадой и ярко-красной лакированной сумкой, подъехавшая на блестящем ярко-красном автомобиле Mini Cooper.

 

 

 
 
 

На фоне других визитеров она действительно выделяется — не только своим возрастом и эффектным внешним видом. Не считая журналистов местного телевидения, инспектировать отделы полиции приехали также опытный визитер, заместитель председателя ОНК Вячеслав Рубинов и гражданский активист Аркадий Голанов. У Вячеслава половина родственников — бывшие или действующие сотрудники полиции, у Аркадия — много опыта, далеко не всегда позитивного, общения с полицейскими. Елена Максина же — просто заинтересованная студентка, принимавшая участие в просветительском проекте «Студенческий десант» и посещавшая раньше отделы полиции и другие государственные учреждения, чтобы ознакомиться с их работой.

Пока мы все еще ждем проходящих через КПП визитеров, Александр Баймурзаев поясняет, что парковка, конечно, дело важное, но спрос здесь скорее с районной управы или городской администрации. Елена продолжает осматриваться, подмечает отсутствие пандусов — а это уже в ведении управления МВД.

Напротив входа в отдел, на улице — стенд розыска. Внутри тоже много стендов: номера телефонов, образцы заявлений, «О противодействии коррупции». Не нашлось только памятки о правах задержанных.

— Все права разъясняются устно, в момент задержания. Если необходимо, мы можем представить их гражданам в распечатанном виде, — монотонным голосом поясняет полковник полиции, начальник отдела Сергей Недбаев.

— О нем только хорошие отзывы. Так и в [селе] Подгорном говорили, где он в криминальном отделе работал, — шепотом поясняет Александр.

Визитеры интересуются, где посетители могут взять ручку и чистые листы, если им надо будет написать заявление. Дежурный не в курсе, небольшая заминка. Начальник уверяет нас, что «они есть».

 

 

 
 
 

Много задержанных в отделе не бывает

Тут в отдел полиции заходит пожилая женщина. Сейчас посмотрим, как обращаются с посетителями, — шутят визитеры. «Мошенники, меня обманули!» — протягивая какие-то бумаги, кричит дежурному женщина, не смущаясь, а может, и вовсе не замечая телевизионной камеры. К ней тут же подходит полицейский, берет под руку и ведет в один из кабинетов — разбираться в ситуации.

— Ручку и бумагу ей там и выдадут, а наш сотрудник поможет правильно составить заявление, — докладывает Сергей Недбаев.

Идем дальше по списку. Информационные стенды есть, бумага и ручки есть, аптечка в дежурной части есть.

К камерам административно задержанных, где граждан могут держать до трех суток, согласно правилам пускают только членов ОНК. Но с разрешения начальства можно и других «гражданских», поэтому смотреть условия задержанных идут все — кроме видеооператора.

Визитеры отметили, что скамейки очень уж узкие и спать на них, наверно, весьма неудобно. Но по данным руководства, в отдел поступает в среднем 5–7 человек в сутки, но практически никто из них не задерживается: большинство проводит несколько часов в комнате для разбора с задержанными, пока составляется протокол. И действительно, в камерах — никого.

— Благодаря реформе, когда мы отказались от количественных показателей, полиция перестала хватать всех подряд. Теперь мы ориентируемся в первую очередь на профилактику преступлений и правонарушений, так что много задержанных у нас в отделе не бывает. Да и вообще, жалоб на нас нет, — подытоживает Сергей Недбаев.

Сейчас средняя раскрываемость преступлений у второго отдела — 37%. По тяжким делам — более 50%.

— Как прошло слияние с наркоконтролем? — интересуется, похоже, уже за рамками официальной проверки Александр Баймурзаев.

— Да нормально. Это обособленное подразделение, они работают больше совместно с уголовным розыском. К нам только один сотрудник прикомандирован, — расслабился начальник.

— А какое преступление в вашем районе было самым резонансным? — спрашивают журналисты.

— Конечно, майское двойное убийство, с посягательством на жизнь четырехлетнего ребенка. В Ростовской области задержали гражданина Украины. Сейчас этим занимается уже следственный комитет. Хорошо, что хотя бы ребенка удалось спасти…

— А пьяных водителей часто в отдел доставляют? — продолжаются вопросы о «трудовых буднях».

— Обычно с такими разбираются сотрудники ГИБДД. К нам же поступают только те, кого ловят на этом повторно. Таких у нас: 3–5 человек в месяц.

— А несовершеннолетних? — журналисты набирают фактуру для сюжета.

— Да всего шесть или восемь за полгода. В основном за мелкие кражи: продуктов из магазинов или навигаторов из автомобилей.

Видимо, почувствовав, что журналистов интересует статистика, полковник Сергей Недбаев продолжает рассказывать уже сам.

— Увеличилось количество преступлений в отношении мигрантов. Не преступлений мигрантов, а именно в отношении мигрантов. Но это и понятно. Раньше они как-то боялись, а теперь по ночам дома не сидят, «пачками» гуляют. Но преступления все на бытовой почве, не на национальной, — осекается начальник.

Многие понимающе кивают. Напоследок интересуемся кадровым составом. Во втором отделе полиции следователей — полный комплект. Но не хватает пяти участковых — в связи с переводом нескольких сотрудников на вышестоящие должности. Несколько кандидатур уже есть. Хоть в Коминтерновском районе на каждого сотрудника и приходится более тысячи жителей, полицейские справляются, говорит начальник. В четвертом отделе, нашем следующем пункте назначения, что в Северном районе, нагрузка побольше.

 

 

 
 
 

 

Исчезли «шубы», появились пандусы

До него мы с Аркадием Голановым добираемся на вместительном BMW, на лобовом стекле которого красуется круглый стикер «Общественный совет при ГУ МВД». За рулем — Вячеслав Рубинов. По пути обсуждаем, чего активистам удалось добиться за несколько лет ежегодных проверок.

— Когда полиция стала огораживаться заборами, мы добились того, чтобы появились на входных дверях появились кнопки вызова дежурных. Много где появились пандусы. Сейчас в каждом отделе есть стойки информации, номера телефонов — раньше это было редкостью. «Шубы» [штукатурка, придающая стенам «шершавость»] тоже убрали. Это сейчас уже по уставу нельзя, а в Воронеже еще в 2010 году их убрали добровольно, — говорит преимущественно Вячеслав.

— А почему нельзя отделывать стены «шубой»?

— Ну, они ж их об стенки бьют. С гладкой поверхности кровь проще отмывать, — Вячеслав загадочно улыбается.

Минут через двадцать мы уже заезжаем в один из дворов на улице Лизюкова — здесь находится отдел полиции № 4.

То, что нагрузка на него больше, чем на второй, действительно заметно. Если во втором отделе из посетителей мы встретили только пожилую женщину, в коридорах четвертого отделения «гражданских» — около десятка. Кто-то сидит пишет заявления — значит, с ручками и бумагой здесь все в порядке, отмечают проверяющие. Кто-то ожидает внимания сотрудников. Похоже, с финансированием у отдела дела обстоят получше: информационные стенды более красиво оформлены. И, кстати, на них, в отличие от четвертого отдела, есть информация о правах задержанных.

Местные тележурналисты ограничились посещением только отдела № 2. Может быть, поэтому визит в четвертый отдел оказался в два раза короче его. И вопросов, не касающихся «гражданской» проверки напрямую, было меньше в разы.

Одетые в чистую, выглаженную форму начальник отдела Владимир Корчагин и его заместитель Дмитрий Козлов показывают нам аптечку, быстро проводят по камерам, в которых пахнет моющими средствами, показывают сухпаек — и мы возвращаемся в главный коридор.

— Вопросы у проверяющих есть? — спрашивает Александр Баймурзаев.

— А как у вас с «комплектацией»?

— Все в порядке. Двух участковых пока не хватает, но у нас уже есть кандидатуры, — рапортует начальник.

 

«У них всегда все в порядке, очень хороший отдел»

— Ну, если вопросов больше нет, то наша проверка, наверно, закончена, — Александр направляется к выходу.

— А вы с проверкой, да? — обращается к нам один из «гражданских», сидящий за столом напротив дежурной части.

— Да, а что, есть жалобы?

— Мой сотрудник [кивая на сидевшего рядом мужчину] уже больше трех часов здесь! Его задержали гаишники за перевозку крыла автомобиля. Полтора часа назад я привез все документы на деталь, но нами до сих пор так никто и не занялся! — пока мужчина говорит, его «сотрудник» кивает головой в знак согласия.

— Конечно, непорядок… Но вы их тоже поймите: вас много, их мало, нагрузка на отдел какая... — принимается защищать полицейских Александр.

«Гражданский» продолжил было объяснять ситуацию, но тут же из-за угла появляется полицейский. Он предельно вежливо просит мужчин пройти в кабинет — он будет заниматься этим делом.

Проверка закончилась. Начальник провожает нас до КПП и горячо благодарит за визит.

— Я давно этот отдел знаю, у них все всегда в порядке, очень хороший отдел. Вот, например, в шестом туалеты до сих пор на улице стоят. А тут, смотрите: единственный отдел, где предусмотрено место для курения, — в завершение говорит Александр Баймурзаев.

Уже десятый год Александр инспектирует отделы полиции. Многих сотрудников он знает лично и довольно неплохо. Удается ли в таком случае оставаться действительно непредвзятым, не закрывать глаза на нарушения «любимчиков»?

— За время работы всего хватало: и жалоб, и благодарностей. Четвертый отдел я хорошо знаю, потому что сам долго в Северном районе жил. Так что я бы не сказал, что у меня с кем-то завязались тесные, приятельские отношения. Признаюсь, иногда я пользуюсь «телефонным» правом, но очень редко и не по серьезным поводам: например, просто ускорить какую-нибудь административную процедуру типа дактилоскопии. Но это вовсе не значит, что на мой звонок, если вдруг я стану жертвой преступления, полиция отреагирует в первую очередь, отложив на потом все остальные вызовы, — уверен Александр.

Материалы по теме
Мнение
23 мар
Алексей Полухин
Алексей Полухин
Оптимизм от тверских чиновников
Мнение
31 май
Виталий Иванищев
Виталий Иванищев
Печально, что в мэрии не знают названий воронежских улиц
Комментарии (2)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
ворчун
26 июн 2016 17:22

навесные замки в камер для задержанных запрещены (камера должна запираться на задвижку), двери должны быть обделаны прозрачным оргстеклом, информация о правах задержанных обязательно должна висеть на стендах - в итоге сплошные нарушения. И это лучший отдел полиции?

петро
26 июн 2016 17:27

"К камерам административно задержанных, где граждан могут держать до трех суток, согласно правилам пускают только членов ОНК" - во первых до двух суток, во вторых не только членов ОНК, но и еще кучу проверяющих (уполномоченного по правам человека, прокуроров и т.д.)

Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ВоронежСиловикиГород правПолиция
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!