Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Почему экообразование не решает проблем Урала

Почему экообразование не решает проблем Урала

Наталья Моторина
Наталья Моторина
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

 Образование и экологическая ситуация

«Считается, что школьная программа совершенствуется, и люди приходят в институт уже более подготовленные. Но на самом деле это не так. Мы даже заново учились работать с микроскопом — до смешного»

Екатерина — студентка второго курса екатеринбургского УРФУ направления «экология и природопользование». Она решила стать экологом, потому что, по ее словам, ей всегда был интересен научный путь: хотелось «узнать, как все устроено и почему возникают проблемы». На вопрос, какие экологические проблемы волнуют лично ее, Екатерина отвечает, не задумываясь: «Меня тревожит проблема формирования ноосферы. <…> Я вижу, насколько слаба подготовка наших будущих поколений. <…> Люди просто не впитывают культуру, которая нужна, чтобы создать разумную среду обитания и сохранить нашу планету».

Свердловская область занимает 83-е место в Национальном экологическом рейтинге, составленном «Зеленым патрулем». Чуть выше нее, на 80-м месте, Челябинская область. Эти регионы входят в пятерку мест России с худшим экологическим индексом. Похожие баллы в рейтинге у Забайкальского и Красноярского края. Замыкает список Омская область.

 

Автор- Юрий Тукачёв

 

Эта история про Челябинск и Екатеринбург, которые традиционно находятся в списке городов с самыми высокими выбросами в атмосферу загрязняющих веществ. А также про студентов-экологов, большое число которых каждый год выпускается из вузов этих городов.

Предполагается, что высокий уровень образованного населения в целом делает общество более экологически устойчивым и помогает ему преодолевать изменения климата. Казалось бы, большое число выпускников-экологов означает, что со временем все больше специалистов работает над улучшением экологической ситуации в регионе и экологическая осознанность населения растет. Или нет? Почему на практике всё сложнее?

Какую роль играет экологическое образование в «проблемных» регионах? Как в вузах преподаются экология и природопользование? В какие сферы идут выпускники-экологи после окончания учебы? Может быть, эти студенты никогда не хотели становиться экологами и поступили из-за низкого проходного балла? Или может учебные программы составлены так, что современная экологическая обстановка в них не рассматривается? Или экологом быть не престижно?

Многие предположения рассеиваются и трансформируются после разговора с самими студентами и их преподавателями. Первое из них — о низкой мотивированности студентов.

Мотивация

Студентка 2 курса УРФУ Лана говорит, что ее интерес к наукам об окружающей среде начался в старших классах школы. Она увлеклась естественными науками, начала сортировать бытовые отходы и так решила поступать на экологию.

Как рассказали студенты УРФУ, направление «Экология и природопользование» по многим дисциплинам пересекается с направлением «Биология», но конкуренция у биологов выше. Поэтому люди с более низким проходным баллом поступают на экологию вместо биологии и даже психологии, где совпадает набор экзаменов. Часть из них в процессе учебы отсеивается. Так, в одной из групп экологов к концу второго курса из 29 человек осталось 18. Поэтому не всегда люди заинтересованы в учебе, но, по словам студентов, «есть отчаянные энтузиасты».

Лана указала в приоритете экологию, зная, что если программа ей не понравится, она сможет перевестись. Сейчас она довольна своим выбором, говоря, что программа превзошла ее ожидания: ей нравится, что многие предметы связаны с живой природой. Лана добавляет: «Не знаю, хотела бы я развиваться на предприятии как эколог. Мне бы хотелось больше к природе». Особенный интерес у Ланы вызывают лишайники.

Она начинает улыбаться, когда вспоминает про летнюю практику на биостанции: «Понятно, это довольно однообразный рацион, постоянные походы в лес. Но в процессе изучения природы это уходит на второй план. Незабываемые впечатления у меня», — добавляя, что не все восторженно вспоминают о практике и жизни в комнатах на 15 человек.

С большой тревогой в голосе Лана также рассказывает о проблеме переработки твердых бытовых отходов. Сама она собирает раздельно стекло, макулатуру, жесть, алюминий, твердый и мягкий пластик. Но жителям города по ее словам большинство инициатив даются тяжело: проще выкинуть отходы в мусорный контейнер, чем сортировать. «Чтобы сдавать мусор раздельно, нужно приложить много усилий. При этом не у всех есть возможность регулярно ездить в конец города или в центр носить большие объемы».

Комментируя, как получилось, что академическим интересом стали флора и фауна, а не сортировка бытовых отходов, Лана смеется и не дает односложного ответа: «Я бы хотела заниматься просвещением в области разделения отходов. Я думала о политической деятельности. Но все же в контексте проблемы с мусором говорят и о загрязнении почвы и океана пластиком: частицы микропластика находят в рыбе, которую мы едим, и в наших организмах. Возможно это то, что меня беспокоит».

В целом Лана верит, что выбранная ей специальность действительно важна: «В будущем… с высокой вероятностью я смогу принести пользу и улучшить мир».

Яна, староста группы экологов УРФУ третьего курса, также намерена связать свою судьбу с экологией. Со школьных лет она увлекалась биологией и географией и была рада открыть для себя направление, которое объединяло оба эти предмета. Родители поддерживали ее устремления, и Яна открыто заявляет, что университет многое для нее открыл, в частности исследования по экологической генетике и эко-мониторингу: «Сфера деятельности экологии широкая и не ограничивается только заводами». Она допускает, что не все ее одногруппники продолжат заниматься экологией в магистратуре. «Изменять экологию города важно, — говорит она, — но на практике другая картина».

Довольна программой студентка второго курса экологии и природоведения УРФУ Дарья: «У нас хорошая программа. Сложный предмет ландшафтоведение, но если понять его, то получается комплексный подход к постижению экосистем». Дарья в будущем собирается заниматься исследованиями экологических систем, но не прикладной экологией.

Михаил, выпускник факультета экологии ЧелГУ — один из немногих студентов-экологов, который развивает городские экоинициативы. Работая на кафедре, одновременно он возглавлял в своем вузе экологическое движение и был членом правления Ассоциации «зеленых» вузов России. Михаил хочет стать педагогом и продолжать заниматься экологической тематикой, «выходить на региональный уровень, на всероссийском уровне расширять свое влияние, охватывать больше». На региональном уровне его организация стремится сформировать экокультуру и основы осознанного потребления в обществе.

Размышляя о большом количестве образовательных инициатив и низком положении Челябинска в экорейтингах, Михаил считает, что вузы не могут сильно повлиять на ситуацию в промышленном центре страны: «Так исторически сложилось». Вместе с тем он верит в силу политики людей: «Большинство людей как думает? У нас все плохо. Даже если я что-то сделаю, то это не повлияет никак». По мнению Михаила, экология это просто, и каждый человек может внести свой вклад, не прилагая больших усилий, например больше пользоваться общественным транспортом, чтобы раздельно собирать отходы, меньше потреблять: прежде чем купить какую-то вещь подумать, нужна ли она или нет.

Быстрых изменений Михаил не ждет: «Наверное, нынешние школьники будут теми людьми, кто первый задумается о том, что если мы все перейдем к такому образу жизни, то у планеты Земля будет хорошее будущее». Он с пониманием отмечает, что многие участники экоклуба перегорают, не видя немедленного результата своей работы. Надежда экодвижения нацелена не на настоящее:

«Лично мне 22 года. Ребятам из моей команды в основном от 18 до 20. Мы понимаем, что даже если пройдет 10-20-30 лет, мы это время застанем. Шок происходит от того, что мы работаем на свою старость».

Одногруппникам Михаила рассматривать все проблемы экологии на глобальном уровне не интересно. Увлеченные учебой, они занимаются узкими темами, например экологией воды. Он отмечает, что это поколенческая проблема: младшие курсы горят темами рециклинга, сбора отходов и многоразовой альтернативы одноразовым вещам, старшие «не хотят перенапрягаться лишний раз и выгорать». Похожая динамика и в преподавании. Как говорит Михаил, есть группа преподавателей, которые поощряют студентов «попробовать, почитать, поинтересоваться», однако большинство — люди, которые учились в советские времена, действуют по инерции: «зачем нам перерабатывать отходы, если у нас страна большая на всех хватит

Про преподавание

Дать комментарий для статьи согласились немногие преподаватели.

Доцент кафедры геоэкологии и природопользования факультета экологии ЧелГУ Дмитрий Юрьевич Двинин называет профессию эколога благородной, как и профессию врача, подходящей амбициозным студентам, стремящимся изменить мир к лучшему.

«Если бы не работа массы экологов, жизнь в Челябинске и в регионе была невозможна уже здесь и сейчас, причем не фигурально, а в прямом смысле слова! Превышения ПДК по массе крайне опасных веществ было постоянным, причем в десятки, сотни раз выше норм, а весь город был бы покрыт толстым слоем пыли из тяжелых металлов, как древние Помпеи погибшие от пепла вулкана Везувий. Понятно с какими последствиями для жизни и здоровья людей… Хотя и соглашусь, что до полного решения всех проблем еще далеко».

Решение проблем он, как Михаил и Лана, видит в «экологизации сознания всего общества», когда «экология становится личным делом каждого».

Екатерина из УРФУ подчеркивает разницу между подходами к преподаванию: «Некоторые преподаватели идут чисто откатать программу, которая формировалась еще в советские времена. Но гораздо более интересная картина наблюдается, когда мы работаем с преподавателями, ведущими активную научную деятельность». Современных преподавателей, которые понимают нужды студентов, могут перестраивать занятие под аудиторию и ведут занятия динамично, на протяжении всего разговора Екатерина называет когнитивно-пластичными.

«Нам [студентам] быстро сменять обстановку комфортно. Преподавателям некоторым, особенно старой классической школы, это некомфортно. В таких случаях иногда возникают конфликты».

Некоторые предметы, например экотоксикология, априори требуют когнитивной пластики. В основном, заключает Екатерина, преподаватели все же придерживаются формата «лекция — практика».

Про учебники

Жалоб на учебники и методички у студентов нет. Как сказала Яна: «Есть достаточно старые учебники, но я не считаю, что это плохо, потому что в них описываются классические подходы, которые используются до сих пор. Есть учебники, изданные в 80–90-х годах, но все по-своему хороши».

Что говорят про регион

Что касается регионального подхода, в УРФУ используются примеры как зарубежные, так и российские, большой упор на экологию России. Большинство примеров на лекциях про Урал — Свердловскую и Челябинскую области и Пермский край. На вопрос, что, как житель региона, она чувствует, Екатерина отвечает не без иронии:

«Зависит от того, в каком настроении проснулся. Иногда встаешь и думаешь: “Люди, почему вы так тупите?” Потом пьешь кофе и идешь работать над докладом, чтобы просвещать, чтобы хоть кто-то понял, как все работает. Какие чувства? Иногда хочется, чтобы у людей наконец-то открылись глаза на то, что происходит вокруг».

Профессиональная мечта Екатерины — создать заказник на своей малой родине: в окрестностях Красноуфимска, между Среднесергинским и Артинским районами. Эта территория — экотон — переходная зона между темнохвойной широколистной тайгой и степью. Сейчас этот уникальный участок природы никем не охраняется. Екатерина хочет сохранить это место, превратив его в открытый, особо охраняемый природный объект: так, чтобы никто не мог завладеть землей, но для местного населения она бы оставалась местом для жизни, прогулок и сбора грибов и ягод.

Сетует Екатерина не только на то, что люди не хотят меняться и приспосабливаться к изменениям: когда в «когнитивном ступоре люди строят системы, которые не работают, и потом обижаются, что у нас какие-то экологические проблемы».

В список недостатков образования она включает сокращенное количество часов преподавания: «Раньше у нас в институте зоология позвоночных изучалась в течение года, у нас программу сократили — мы должны тот же объем материала изучить за полгода». Екатерина, как и другие студенты-экологи, изучает учебные предметы в свое свободное время и планирует идти в магистратуру, потому что четырех лет мало, чтобы стать специалистом.

Возвращаясь к теме экологической обстановки на Урале, Екатерина в философской манере заключает: «После того как проходишь курс естественной истории и видишь, что в жизни нашей планеты было 5 массовых вымираний, понимаешь, что с гибелью людей собственно ничего не изменится. Но и терять наш биологический вид тоже не хочется».

Как мы видим, мотивация заниматься экологией у студентов есть, но часто она сугубо научная. К теме улучшения экологической ситуации в регионе они подходят по-разному и не всегда видят это делом своей жизни.

Баллы ЕГЭ 

Об уровне подготовки студентов можно судить по их собственным ответам и по баллам ЕГЭ поступающих. По данным Мониторинга качества приема в вузы НИУ ВШЭ в 2019–2021 годах средний балл поступающих на бюджет по России составил около 70 баллов[1]. В регионах средний проходной балл на бюджет в те же годы был между 66 и 67 баллами. Причем средний проходной балл в УРФУ превышал этот показатель, так в 2021 году он составил 72 балла — даже с учетом приема на бюджетные и платные места вместе.

Забегая вперед, нужно сказать, что вступительный балл героев этой статьи укладывается в средние баллы или превышает их.

В УРФУ для направления «экология» до 2020 года сдавались три обязательных предмета: математику, русский и географию. С 2020 года поступающие сдают биологию.

У Яны суммарно было 215 баллов, у Ланы — около 219 с учетом вузовской олимпиады, у Екатерины — «вкупе с географией по трем предметам 270 с лишним баллов». Дарья вспоминает, что была ближе к началу списка поступивших с результатом в 243 балла по ЕГЭ и 3 добавочных балла за красный аттестат.

В целом по России у поступающих на направление подготовки «экология» большой разброс баллов: цифры варьируются от 97,6 балла в известных московских вузах до 40,7 в региональных вузах. «Экология» — это укрупненная группа, то есть набор сдаваемых дисциплин в каждом вузе был свой.

По Свердловской области средние баллы по предмету ЕГЭ у экологов отличаются несильно: в 2020 году на бюджетное отделение в государственный вуз можно было поступить с 72–73 баллами по одному предмету. Только Уральский университет путей и сообщения принимал выпускников школ с более низким средним баллом по предмету — 64.

В Челябинской области картина иная: в тот же 2020 год для поступления на «экологию» на бюджет было достаточно в среднем 63 баллов за предмет. Выше всего конкуренция была в Национальном исследовательском Южно-Уральском государственном университете со средним проходным результатом в 68,6 балла за предмет.

Итоги неоднозначные. Кажется, что и в Челябинске, и в Екатеринбурге есть увлеченные студенты — экологи, преданные своей сфере. Они верят, что экологическое образование и современные методы преподавания — главные двигатели прогресса. Но в тоже время радикальных изменений в своих регионах в ближайшее время они не ждут, надеясь, что следующее поколение преуспеет больше.

[1] Для публикации десятые доли были опущены. 

Диалоги про перемены

Раз

«К счастью, у нас есть концепция устойчивого развития, в которую мы входим, и средства начинают выделяться на экологию, особенно после Года экологии в России. Но это все постепенно и с нынешней сложной политической ситуацией — непонятно. И некоторые фонды не могут функционировать из-за политических сложностей. Грамотные проекты летят к черту».

Два

— Михаил, когда придут изменения?

— Когда придет осознание важности.

— Осознание важности кем? Людьми или государством?

— Людьми. Прежде всего, людьми. Если люди будут просить, будут писать петиции, проводить экоакции, у государства не останется выбора, и оно будет этим заниматься.

Что делать: советы от студентов и преподавателей- экологов

— «Видишь нелогичность — исправляй».

— Участвовать в эко-акциях.

— Присоединяться к экодвижениям в регионе.

— Сортировать и разделять бытовые отходы.

— Потреблять разумно: не покупать лишнее.

— Переходить на тканевые экомешочки.

— Не поддаваться на экохайп.

— Если вы архитектор, планировать города с учетом экологических изменений.

Примечание к тексту: все интервью были проведены весной-летом 2022 года.

Материалы по теме
Мнение
13 янв
Алексей Востряков
Алексей Востряков
Природный индикатор загрязнения воздуха
Мнение
12 янв
Анна Гаркуша
Анна Гаркуша
Принцип «только не на моем заднем дворе» работает во всем мире
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
ЭкологияОбщество
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности