Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Коми
  2. Ушел из жизни правозащитник из Москвы Андрей Бабушкин

Ушел из жизни правозащитник из Москвы Андрей Бабушкин

Игорь Сажин
Игорь Сажин
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Андрей Бабушкин был самым настоящим правозащитником.

Я его знал довольно долго, и с первой же встречи он произвел большое впечатление на меня. Безупречное знание нормативных актов, вплоть до приказов ДСП, при этом знание такое, что он мог цитировать отдельные статьи и при этом воспроизводил текст дословно.

Он умел ладить со всеми. Точно знал, что надо говорить на любом круглом столе, на любой встрече с властями. При этом всегда был конструктивен и ему не надо было готовиться, он мог с ходу называть проблемы и досконально описывать их. Умение тут же поднять очень острые проблемы, сформулировать их так, что бы хотелось не обличать, а решать, искать точки взаимодействия, искать способы решения.

Очень часто при формулировании проблемы он тут же дробил ее на разделы и подразделы. Видимо, это была такая импровизация, но она была какая-то отточенная и выверенная, что потом по ней можно было делать научный доклад. Видимо, это был какой-то дар. После, обсуждая где-то какие-то темы, я, следуя его примеру, тоже научился все разбивать на части. И это тоже стало моей привычкой.

Андрей регулярно занимался проверками полиции и тюрем, при этом география его интервенций в эти учреждения была по всей стране. Сразу после любого посещения тюрьмы или ИВС отчет по проверке был у него готов буквально через несколько минут. Он был очень внимателен ко всем деталям. Во время проверки вел беседы как с работниками, так и с заключенными, умело задавая вопросы, которые тут же раскрывали для него всю картину происходящего, со всеми нюансами. И тут же начинал ее решать с администрацией учреждений, которые проверял, тут же давал советы, как это изменить, обсуждал сроки и технологии изменений.

При этом он не оставлял и свою политическую деятельность помощи жителям Москвы. Был преданным последователем и членом партии «Яблоко». Несколько раз выбирался в депутаты и так же досконально и добросовестно, как работал с мониторингом полиции и тюрем, так же был добросовестен в деятельности депутата по отстаиванию прав людей проживающих на его депутатской территории.

Пожалуй, он меня научил с пустого листа формулировать любой запрос, заявление, жалобу и справку. Сходу, не раздумывая, не пытаясь искать удобную форму. Казалось, он знал хорошо все возможные формы юридических документов.

Его общественная приемная была легендой. Я лично несколько раз наблюдал, как он, возвращаясь после очередной встречи правозащитников по вечерним или ночным улицам Москвы, тут же подходил к стоящим молодым людям или бездумным и заводил с ними разговоры о возможности помощи и раздавал свои самопальные визитки. Люди, ищущие помощи и защиты, толпами шли в общественную приемную в его организации. А организация у него была и ночлежкой, и местом кормления тех, кому это нужно, а то и местом работы. Сколько через его приемные прошло сотен, а то тысяч освободившихся заключенных, которым некуда было податься, и они искали хоть какой-то опоры для дальнейшей жизни. Ходила легенда о зоопарке в его организации как способе социализации. Люди, заботящиеся о других, скорее становятся социально адаптированными, чем те, кто заботятся только о себе.

Легендой в правозащитной среде стали истории с гибелью его мамы, которую убил освободившийся заключенный, которого он приютил у себя дома. Он легко верил людям, какими бы они ни были, какое бы прошлое они ни имели. Он легко впускал всех не только в организацию, но и домой. Он бросался в веру в людей как в омут, полностью отдавая себя. Может быть, поэтому рядом с ним оказывались те, кто бы ему беззаветно предан. Да, рядом оказывались те, кто его обманывал и предавал, но тех, кто верил в него, было, наверное, больше.

Он постоянно спасал людей. Я иногда чувствовал его какую-то связь с доктором Газом, таким же бескорыстным, таким же ищущим защиты слабых перед сильными мира сего.

Он был очень бескорыстным. Всегда неухоженный, всегда с книгами, всегда оптимистичный, что бы ни происходило. Я несколько раз беседовал с ним о книгах и поражался его знаниями всей этой литературы: фантастики, приключений, альтернативных историй и т. п. Читал он запоем и за одну ночь мог проскочить толстую книгу и готов был обсуждать ее в деталях. Радовался как ребенок новой книге, которую он еще не прочел, но которую мечтал прочесть.

От него хотелось получать знания, на него хотелось опираться, ему хотелось подражать.

Он с большим уважением относится к деятельности «Мемориала»*, всегда с легкостью соглашался на любую поддержку деятельности организации и тут же находил себе место в этой деятельности. Это был практик с большой буквы. Его всегда интересовал результат в любом общественном деле, его всегда интересовала конкретная помощь: конкретным людям, конкретным судьбам.

Ходила легенда о том, что он очень боялся летать на самолете, поэтому ездил в основном поездами и постоянно читал, читал, читал...

Хотя мы с ним одного возраста, но я постоянно чувствовал его учительское покровительство и очень этим гордился, что могу учиться у такого человека.

Он был старообрядцем, и, когда приехал в Сыктывкар, первым делом мы с ним пошли в старообрядческий храм, который был закрыт, что его обескуражило. Он старался придерживаться духовных начал своих дедов.

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
6 марта 2018
Игорь Сажин
Игорь Сажин
Ответ на интервью Александра Сунгурова от 22 января 2018 года
Мнение
19 декабря 2017
13
Игорь Сажин
Игорь Сажин
Умер Рогинский
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Права человекаПравозащитники