Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Ярославская область
  2. Тлен полузабвения малых городов и сел России

Тлен полузабвения малых городов и сел России

Даниил Зубов
Даниил Зубов
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Весна выдалась монотонной и погребально-холодной. День был безразлично-белесым и скверным. Мой друг, ростовский краевед и опальный священник отец Александр Парфенов, предложил съездить в село Великое, что в верстах 35 от Ярославля.

Когда-то действительно Великое, входившее в сотню ведущих промышленных центров России в конце позапрошлого века, — село ныне запущенное и неустроенное. В нем меньше 2 тыс. жителей, царит тлен полузабвения, как и повсюду в малых городах и селах России.

 
 
 

Площадь у еще замерзшего огромного пруда нелепо украшала инсталляция в виде пузатых амфор. На столбах давно выцвели полотна с репродукциями Бородинской битвы и обороны Севастополя.

В центре площади, вокруг церкви с чешуйчатыми кувшинами глав, по-ярославски сумбурно теснились приделы в белой штукатурке. Бледно-кирпичная церковь Рождества, построенная фельдмаршалом Аникой Репниным в честь Полтавской победы, тяжелым кубом распласталась по земле. Говорят, ее близнецом был прежний Успенский собор на Стрелке в Ярославле, уничтоженный коммунистами в 1937 году. Свеча колокольни и малая зимняя Покровская церковь льнули к большому храму.

У ворот нас ждал настоятель — отец Сергий, невысокий молодой человек с широким и красивым лицом, одетый в синий пуховик и галоши. При первом взгляде его трудно было признать за батюшку. Священник отпер замок на скрипучих сизых деревянных дверях церкви. Мы зашли внутрь, а там таилось чудо.

 
 
 

Пустое пространство храма наполнял теплый свет фресковой живописи. Глаза привыкали не сразу. Росписи красной и желтой охрой горячо обливали своды многословием евангельских сцен. Патина забвения не затмила, а страдальчески разжигала выразительность образов. На алтарном своде — еще различимая надпись, что церковь была «здана при державе благочестивого государя и царя, великого князя Петра Алексеевича» в 1712 году.

Под ногами хрустело каменное крошево. Не сразу понял, что мы идем по осколкам фресок. Они срывались вниз, крошились и отгорали угольками. Один из них мелко рассыпался в моей руке. «И вот, глядя на это, хочется спросить: за что воюем? — тихо дрогнул голос за спиной. — Да и раньше никому это не было нужно».

Епархия строго спрашивает с отца Сергия, почему храм не восстанавливается, но откуда средства на огромный федеральный памятник у сельского священника? Денег едва хватает на семью, но церковных чиновников это не волнует.

Зимнюю церковь отреставрировали, грубо побелили. Ее окна обрамляли сочные травяные и синие полоски поливных изразцов. Некоторые изразцы среднеазиатские рабочие вставили вверх ногами. «Решили, что и так сойдет», — усмехнулся отец Сергий.

За алтарями холмилась грязно-бурая после сошедшего снега пустошь. Раньше там было кладбище, а в коммунистические годы могилы сровняли с землей, разбили футбольное поле. Уцелело лишь надгробие знаменитого уроженца Великого — купца Александра Локалова.

Его узорочный особняк с острой башенкой, построенный в русском стиле знаменитым архитектором Фёдором Шехтелем, оказался сильно обшарпан. С 1942 года там находится детский дом. Вид на усадьбу лагерно портили старые столбы электропередачи.

Александр Локалов прошел путь от крепостного крестьянина до льняного магната, стал настоящим русским self-made эпохи Великих реформ. Локалов гордился своим крестьянским происхождением. Он отстроил ткацкую фабрику, завез туда современные машины, построил больницу и жилье для рабочих, давал большие деньги на благотворительность. Его наследие теряется потомками. Его усадьба — памятник федерального значения, блекнет и разрушается от бесхозяйственности.

«Нет хозяина» — эту фразу вы услышите повсюду в Ярославской области. Муниципальные служащие самоустраняются и крепко пьют, сетуя на пустые бюджеты.

 
 
 

Улицы Великого с некогда богатыми каменными домами тонули в тучной весенней грязи. Злой иронией казалась размашистая Z на заднем стекле «Тойоты» посреди ржавых луж. Кажется, это машина сельского главы.

«За что воюем?» — вновь стучали в голове горькие слова посреди заброшенной нищеты. А что, если бы вместо разрушения и смерти, желания внушить страх другим государствам Россия бы занялась внутренним устройством? Если бы налоги оставались на местах, люди бы отвлеклись от сеющих ненависть голубых экранов, принялись бы возрождать землю и появились бы новые Локаловы?

Я представлял Великое чистым и ухоженным селом, с асфальтированными, освещенными улицами, новыми детскими площадками и цветами на окнах старых купеческих домиков: представил нарядную усадьбу Локалова с музеем, возвращенную его потомкам, восстановленные заводы, которые производят красивую современную одежду, смело идущую на экспорт под местными брендами. Вообразил отреставрированные церкви на площади, мощеной и стильной, с ярмаркой для местных жителей и приезжих туристов. Реальность была другой.

Пока мы шли сельскими улочками, отец Сергий сетовал на наглого и ловкого нищего, устроившегося жить на крыльце колокольни. Туда притащил этот бродяга все что придется: иконы, сумки, бутылки, посуду, акварельные краски, а у батюшки требовал еду, деньги и примириться со своим навязчивым соседством. Молодой священник по-христиански терпелив, но и его кротость небезгранична. Нищий этот — ветеран Афганской войны и горький пьяница. Участковому не охота возится с безумным стариком, да и сыну нищего нет до бродяги-отца никакого дела.

На Пасху в Великое, как я слышал, приехал хор из Подмосковья, оживил византийскими и северными распевами расписные своды старой церкви. Может, и мы когда-нибудь найдем в себе волю и силы, чтобы заняться своей землей, а не разрушать чужую, и новая жизнь вырастет с опорой на благородные примеры прошлого: не смерти и горя, а меценатства и созидательного труда.

Материалы по теме
Мнение
31 мар
Максим Копылов
Максим Копылов
Новые возможности для малых городов
Мнение
24 фев
Полякин Илья
Полякин Илья
Потерянный край
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
ГлубинкаФото
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!