Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Коми
  2. Люди как расходный материал ГУЛАГа

Люди как расходный материал ГУЛАГа

Игорь Сажин
Игорь Сажин
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Вот еще один документ из архива Ухто-Печорского «Мемориала». Это приказ заместителя народного комиссара внутренних дел СССР Чернешова от 5 июля 1939 года. Приказ сделан на основании проверки 2-го отделения Ухтижемлага НКВД в Коми АССР.

 
 
 

«В аппарате второго отделения процветала преступная безответственность. Документы и дела передавались без расписок. Личные дела заключенных с сов. секретными документами хранились в открытом виде, и в настоящее время имеется большое количество дел, в которых отсутствуют приговоры, неправильно исчислены концы сроков наказания и т. д. Обнаружены 298 личных дел заключенных, местонахождения которых лагерю не известно. <…>

Учет заключенных запутан, в результате имеются факты задержки освобождений заключенных, а также освобождения ранее срока.

Так, например: освобождение заключенного Егоренкова Е. М. Задержан на 8 месяцев 13 дней, заключенного Герасимова В. Ф. на 5 месяцев 11 дней и др.

8 декабря 1938 года вследствие запутанности учета под фамилией заключенного Морозова Владимира Николаевича, осужденного за нарушение паспортного режима на два года, освобожден неизвестный заключенный, личность которого до настоящего времени не установлена.

Обследованием вскрыты недопустимые факты незаконного содержания в лагере без всяких оснований, так, например: в 1937 году были задержаны и водворены в лагерь по подозрению в побеге — Ечеин Иван Яковлевич и Ли-Хун. Установление личности Ечеина производилось в течение двух лет, а Ли-Хун — в течение одного года четырех месяцев, и лишь 16 февраля 1939 года Ечеин и Ли-Хун, как необоснованно задержанные, из-под стражи освобождены.

При передаче личных дел Воркутпечлагу НКВД, выделенному из базы Ухтпечлага НКВД, установлено, что дела велись преступно халатно. Значительное количество заключенных окончили срок наказания, однако 2-й отдел Ухтпечлага не принимал мер для их освобождения, что вызвало многочисленные факты незаконного задержания освобождения.

Система документального оформления смерти заключенных была явно преступная. Акты о смерти заключенных, кроме фамилии, имени, отчества и возраста, других установленных данных не отражали. Акты на умерших подписывались только медперсоналом из заключенных и подписями начальника УРЧ и начальника подразделений не скреплялись. В результате этого обнаружено 245 расхождений в фамилиях, именах, отчествах между документами личного дела и актами о смерти.

Списаны как умершие при отсутствии в личных делах подлинных актов о смерти 85 человек. Списаны как умершие шесть человек, фактически содержащиеся в лагере. Три человека умерших, подобранных вне лагеря, списаны под фамилиями заключенных при отсутствии каких-либо данных о принадлежности этих людей к числу заключенных. Обнаружено 80 актов о смерти заключенных, которые по 2-му отделению на учете не значатся.

Применение зачета рабочих дней было передано заключенным картотетчикам, которые своей властью определяли категории зачета и делали исправления в картах учета. В результате этого заключенные освобождались ранее конца срока. При проверке дел освобожденных только за два месяца 1939 года было обнаружено 103 акта незаконного освобождения».

Получается что большое количество заключенных в ГУЛАГе привело к тому, что учет заключенных просто был провален. Люди превратились в гвозди, которые можно было потерять или просто выкинуть, ведь это не люди, а ресурс, который еще потом пришлют. А главное — это отчетность. Можно бесхозные трупы выдавать за умерших, но куда-то пропавших из лагеря заключенных. Можно просто схватить на улице людей и держать в лагере два года без всякого учета под видом побега и установления личности. Ведь это не люди — это ресурс. Только задумайтесь: 289 дел заключенных лежит в лагере, а где находятся сами заключенные, никто не знает. Причины смерти просто не указываются. Заключенного может убить охранник, зарезать блатной, заключенный может умереть с голоду, это ничто не будет отражено в документах, потому что само по себе нахождение человека в системе ГУЛАГ — это главный секрет, о котором не должны знать родственники. При этом разного рода уголовники и бандиты могли быть освобождены раньше срока (103 незаконно освобожденных).

Понятно, что после проверки виновных наказали и даже за факт удержания двух свободных людей в лагере в течение двух лет было возбуждено уголовное дело на одного из тюремщиков. Но сам факт отношения к человеческой жизни — просто жуткий.

Материалы по теме
Мнение
2 апреля 2022
Оксана Труфанова
Оксана Труфанова
Женщины Челябинской области, попавшие в «Сталинские расстрельные списки»
Мнение
11 апреля 2022
Игорь Сажин
Игорь Сажин
Сопроводительное письмо 1931 года для 33 подследственных выглядит как приговор
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
КомиРепрессииФото