Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Рязанская область
  2. Добровольно бездомный

Добровольно бездомный

Валерий Розанов
Валерий Розанов
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Внутренняя свобода заключается в неопределенности иллюзорной определенности нашего повседневного бытия. Но это непросто.

Моя дочь сидела на ступеньках перед вокзалом Рязани рядом с мужчиной в грязной куртке. Она протягивала ему багет. В другой руке она держала кофе. Мужчина в грязной куртке положил багет на колени и обнял пластиковую кружку ладонями, согревая тонкие пальцы.

— Привет, папа, я была голодна, но этот джентльмен еще голоднее. 

Господин в грязной куртке улыбнулся. «Хорошая у тебя дочь, она подарила мне багет и кофе».

— Вы живете здесь, на вокзале? — я спросил немного прямо, но это было первое, что пришло мне в голову.

— Нет, я сплю в общежитии, я бы здесь замерз. Я просто прихожу сюда, чтобы поговорить с людьми.

— И просить денег?

— Нет, я не прошу. Иногда я прошу что-нибудь поесть, но не деньги. Просто кто-то сам дает. Я не откажусь. Но просить я не буду! — он подчеркнул эти слова.

Мужчина не был стар. Он говорил разумно, и под его грязной одеждой я уловил какое-то скрытое достоинство. Я был заинтригован. Он заметил мой интерес и начал рассказывать свою историю.

Он много лет жил в Америке. Прямо в Голливуде. Там я работал каскадером на киностудии. Он заметил, что я недоверчиво поднимаю брови. Тогда он вытащил фотографии из кармана грязной куртки. Он был на них с Джулией Робертс и еще на одном с Джонни Деппом, а также с другими известными людьми. Несмотря на это, я все еще слушал его рассказ с недоверием. Он замолчал. Он почувствовал мои сомнения. Затем он перевел дух, как будто уже много раз переживал эту часть нашего разговора, и начал бегло говорить по-английски. Мой дочь и я были удивлены идеальным знанием  языка. «Папа, я не говорю по-английски так хорошо, как он».

— Тогда почему ты живешь здесь, на улице? — это вырвалось у меня.

«Я вернулся, потому что хотел увидеть свою семью. Но я потерял все свои деньги, я не мог вернуться». Я чувствовал, что есть что-то, о чем он не хочет говорить.  Я не заставлял его говорить все.

— Но тебе не пришлось бы жить на улице.

— Я хочу так жить. Я избавился от всех своих желаний, мне больше ничего не нужно. Я рад встретить здесь таких людей, как ты, и я могу поговорить с ними, чтобы поесть, и мне есть где поспать. Мне больше ничего не нужно.

Я уже встречал похожего бездомного добровольца. Это было в Питере. Я работал в больнице. Привезли пожилого человека после операции на сломанной бедренной кости. Белые волосы обрамляли коричневый голый череп. Все это было очень коричневым, как мне объяснили медсестры, такой коричневый цвет кожи у всех бездомных. Этот дедушка был еще в больничных кальсонах после операции, это штаны которые завязывались завязками сзади. И из этих штанов торчала загорелая задница. И это просто не давал мне покоя. Типичный бездомный не станет жечь свою задницу в солярии или на пляже. Поэтому я спросил его об этом, когда он практиковался в ходьбе с костылями. Он улыбнулся. Остановился посреди зала, указывая  на картину на стене.

— Это «Голубой натюрморт» Эмиля Филлы. Вероятно, репродукция, но удачная. Мне очень нравятся его картины.

Он медленно сел на стул в коридоре. «Раньше я торговал искусством. Я был успешен. Даже богат. Но мне этого было мало. Я хотел чего-то другого, аборигенов в джунглях, я был у них в гостях.  Я прожил с ними более 20 лет».

Он сделал паузу. Я не прерывал его. Он продолжил.

— Я вернулся, потому что хотел увидеть своих сыновей. Я узнал, что они объявили меня мертвым, и когда они встретили меня, они испугались. Они думали, что я хочу вернуть свое имущество. Я не хочу.

— Так почему ты живешь на улице?

— Потому что я больше ничего не хочу. Я даже не хочу возвращаться в джунгли, где я жил. Мне нравится Питер. Голод. Холод. Боль. Радость. Помощь. Предательство.

Есть люди добрые даже в самых плохих условиях, и это редкость, все остальное лишь иллюзия, выдуманные видения необходимости и добра, которые разбиваются при первом же ударе о каменную мостовую страданий.  И поэтому я жил в джунглях. 

Его звали дед Виталий.

В улыбке человека в грязной куртке мне виделся дед Виталий, он был таким же скромным. Знание мира, которое приносит свобода без желаний и тщеславия. От них не останется ничего, даже воспоминаний, их отпечатки покроются пылью, которая со временем тихонько осыпется. Гротескная вечность их не смущает. Их бессмертие кончается смертью, они это знают, и это делает их свободными.


Валерий Розанов, доктор психологии

Материалы по теме
Мнение
18 янв
Анна Мариева
Анна Мариева
Я же ему доверял
Мнение
15 янв
Наталья Севец-Ермолина
Наталья Севец-Ермолина
«Дилемма вагонетки». Что важнее: жизнь одного или жизнь пяти?
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
БлаготворительностьОбщество
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!