Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Права человека
  2. Группа содействия разрешению кризиса вокруг МПД выпустила итоговый доклад. «7x7» публикует краткие тезисы и полную версию

Группа содействия разрешению кризиса вокруг МПД выпустила итоговый доклад. «7x7» публикует краткие тезисы и полную версию

Блог-редактор
Блог-редактор
Добавить блогера в избранное

 

Что случилось

Чуть больше года назад, 8 октября 2020 года, инициативная группа бывших участниц Молодежного правозащитного движения (МПД) опубликовала на блог-платформе «7x7» открытое письмо о результатах своего расследования о злоупотреблениях внутри организации. В ответ на это 17 октября 2020 года несколько общественных деятелей, "имеющих многолетний опыт работы в рамках российского и международного гражданского общества и заинтересованных в укреплении и развитии гражданского общества”, создали группу для содействия разрешению кризиса вокруг МПД.

16 ноября 2021 года кризисная группа (КГ) передала «7x7» для публикации итог своей работы — доклад. Мы публикуем краткие тезисы документа и цитаты из него, которые показались нам важными, – но просим своих читателей ознакомиться с полной версией доклада.

 

 

Кто вошел в состав кризисной группы и зачем было нужно исследование

Целями работы КГ были: независимое изучение фактов о возможных злоупотреблениях, анализ полученной информации, содействие в реабилитации пострадавших и оказание поддержки им, а также помощь в выработке соответствующих документов и практик для организаций гражданского общества. Изначально к деятельности КГ “присоединился широкий круг представителей российских общественных организаций <...>. На первой стадии деятельности КГ <...> часть изначальных ее членов вышла из группы, продекларировав наличие потенциального конфликта интересов <...>. Параллельно с этим к кризисной группе присоединилось несколько новых членов, в том числе рекомендованных участницами Инициативной группы”. Итоговый доклад подготовили Галина Арапова*, Александр Верховский, Дмитрий Дубровский, Юрий Джибладзе, Светлана Ганнушкина, Сергей Лукашевский, Елена Панфилова, Анита Соболева и Наталья Таубина.

Все члены КГ работали на волонтерской основе, не получали за это материального вознаграждения и самостоятельно обеспечивали расходы на ее работу. В процессе подготовки доклада было изучено несколько сотен документов и проведено более 70 интервью с несколькими бывшими членами МПД, в том числе с теми, кого в открытом письме называли “ядром МПД”. Для краткости в докладе все связанные с МПД группы и проекты авторы называют “МПД+”.

 

Про структуру и деятельность МПД+

В начале доклада кризисная группа отмечает, что МПД+ “внесло очень большой и важный вклад в развитие российского и международного гражданского общества и правозащитного движения и пользовалось заслуженным авторитетом и высокой репутацией”. “Может быть, мало кто сделал за последние 20 лет в России и на более широком постсоветском пространстве столько, сколько сделало сообщество МПД+, для продвижения и утверждения в обществе ценностей прав человека, верховенства права, гуманизма, равноправия, солидарности и взаимопомощи <...>. Сотни выпускников учебных программ и бывших участников проектов МПД+ работают сегодня в гражданских организациях России и других стран”.

Авторы доклада сочли, что МПД+ “управлялось в текущем режиме группой его (Андрея Юрова) ближайших коллег, но также при его активном участии”. С конца 90-х годов эта неформальная группа стала называться “Проектом”. С течением времени состав «Проекта» менялся, но “сохранялись ключевые элементы: безусловное и харизматическое лидерство Андрея Юрова, неформальный круг руководителей, сложная система вертикализированных иерархий и статусов участников в МПД+”. За последние 15 лет из основателей активными оставались, «наверно, только Андрей Юров и Алёна Объездчикова, а также вошедшая в его члены довольно скоро после его создания Анастасия Никитина <...>. Многие члены „Проекта” вышли из него сами во второй половине 2000-х или начале 2010-х (например, Дана Черниговская, Алекс Козлов, Андрей Черемных) или почти прекратили свое участие без формального выхода (например, уехавший из России около 15 лет назад Артём Марченков) <...>. Реальной властью по ключевым решениям и финансам обладали члены „Проекта“. В последние годы это были Андрей Юров, Алёна Объездчикова, Анастасия Никитина, Анна Добровольская (до ее выхода из МПД в 2017 году), Мария Гордеева, Дмитрий Макаров, Константин Баранов, Лада Бурдачева, Виктория Громова и Витус Медиа».

«С высокой степенью уверенности также можно утверждать, что в той или иной мере пострадавшими <...> стали все, включая тех, кого называют „ядром МПД“. Все они – и члены руководящего звена, и рядовые участники – перерабатывали, все получали мало денег за свой труд или не получали вовсе, все они на разных этапах подвергались унижениям и обесцениванию со стороны Андрея Юрова и/или тех, кто в какой-то момент оказывался ближе к нему, испытывали высокую степень выгорания, ссорились друг с другом, находились в тяжелом стрессе, многие испытывали периодические депрессии, не доверяли друг другу, испытывали сложности от „бардака и хаоса“ в организациях и страдали от несовпадения декларированных и бывших основной миссией „Проекта“ и МПД+ высоких идеалов и ценностей и во многом противоположной им реальности жизни внутри системы организаций».

Кризисная группа пришла к выводу, что “ни значительной прагматической выгоды, ни личного обогащения лидеры МПД+ из созданной модели деятельности не получали – разве что за исключением самого Андрея Юрова”: «Он имел особый статус всеми опекаемого „Учителя“, гарантированное материальное обеспечение на уровне явно выше других в МПД+ и бонусы типа съемных квартир в разных городах, в которых осуществлялись проекты МПД+, вплоть до удовлетворения его личных запросов на „вино, сыр и орешки определенного сорта“ во время поездок». При этом, отмечается в докладе, сам Юров и его окружение “не оценивали происходящее как извлечение личной выгоды”: «Юров <...> погрузился в такой формат работы и жизни с конца 90-х и, похоже, довольно быстро утратил понимание, что это может и должно быть иначе <...>. Мы не обладаем соответствующими компетенциями и не беремся комментировать данные о психиатрических диагнозах Юрова. Однако мы отвергаем утверждения <...>, что именно и только его предполагаемые психиатрические отклонения и неспособность ближайшего окружения вовремя отреагировать на них стали основной причиной кризиса внутри и вокруг МПД+. Мы уверены, что порочность заложенных в институциональный дизайн МПД+ механизмов управления и негативная культура отношения к людям и между людьми в этой системе стали основными причинами кризиса».

 

Про харассмент, абьюз и обесценивание 

В ходе проведения исследования подтвердились факты параллельных романтических отношений и сексуальных контактов руководителя МПД+ Андрея Юрова с сотрудницами и волонтерками МПД+. Их имен в документе нет, так как интервью проводились на условиях конфиденциальности, но “подтверждены факты нежеланного преследования, манипуляций и психологического насилия в форме вербальных контактов и переписки со стороны Андрея Юрова по отношению к отдельным сотрудницам и волонтеркам системы МПД+, а в отдельных случаях и прямого физического насилия. Имеется также информация об отдельных случаях, которые можно отнести к категории недобровольных сексуальных отношений”.

Отмечено, что руководители МПД+ не реагировали на сообщения сотрудниц и волонтерок, а атмосфера в движении была “токсичной”, например, от людей требовали «систематических переработок, включая работу без оплаты или за явно неадекватную оплату и без нормальных условий труда во имя „высоких целей“ и ценностей», практиковали “взаимные обвинения в бесполезности и никчемности”. 

 

Было ли МПД+ сектой

Кризисная группа отмечает, что термин “секта” по отношению к МПД+ применялся в разговорном значении, “отсылающем к представлению о любого рода сообществе, обособленном по тем или иным причинам и/или критериям от окружающего мира и имеющем не одобряемые окружающими внутренние установления и практики”.

«Важным элементом устройства МПД+ были непрозрачная система принятия управленческих решений и наличие элитарного и закрытого „ядра“ сообщества – „Проекта“: он вроде бы и не был де-факто скрыт от других участников сообщества, но его структура и внутренняя жизнь были для подавляющего большинства непрозрачны».

«Бросались в глаза элементы квазикультовой деятельности: игровые, эзотерические и „магические“ практики и ритуалы, „скифские круги“, рассуждения о драконах, особый статус Учителя, который был у Андрея Юрова, институциональная культура „работы на износ“ <...>. Против существования „секты“ в ее разговорном смысле говорит то, что принудительного удержания участников не практиковалось: выйти из „Проекта“ или сообщества МПД+ можно было без последствий, не считая психологических травм и переживаний потери чувства принадлежности к особому сообществу, а также того, что никто из участников при вхождении в сообщество МПД+ не должен был вносить туда вкладом свое имущество и отказываться от ряда гражданских прав, полностью подчиняясь лидеру».

 

Выводы кризисной группы (кратко)

Исследование выявило целый ряд серьезных и систематических проблем в МПД+, таких как:

1. Чрезмерную завязанность рабочих отношений на личные отношения, на личную лояльность лидерам и, конечно, самому Андрею Юрову, имевшему совершенно особый статус непререкаемого авторитета и Учителя.

 2. Параллельные личные романтические отношения неформального лидера МПД+ с сотрудницами и волонтерками, фактически находившимися в зависимом от него положении.

3. Запутанную и непрозрачную для подавляющего большинства участников систему статусов и иерархий и непрозрачную систему принятия решений, в том числе кадровых и финансовых.

4. Отсутствие органов и механизмов контроля и подотчетности.

5. Отсутствие институционального механизма подачи и рассмотрения обращений (жалоб) о плохом обращении или механизма разрешения конфликтов.

6. Систематическое морально-психологическое давление со стороны лидеров на участников и друг на друга, где от всех требовали систематических переработок, включая работу без оплаты или за явно неадекватную оплату и без нормальных условий труда во имя «высоких целей» и ценностей, что приводило к выгоранию и систематическим перегрузкам, которые испытывали большинство сотрудниц/-ков и волонтерок/-ов.

7. Культуру «токсичных» отношений, включая атмосферу систематического обесценивания усилий нижестоящих в иерархии и равных, истерический стиль рабочих дискуссий.

8. Отсутствие системы оказания психологической и иной помощи сотрудникам, сотрудницам, волонтеркам и волонтерам, оказавшимся в ситуации рабочей перегрузки и выгорания и иных травматических состояний.

 

Уроки и рекомендации от кризисной группы

Члены кризисной группы выразили благодарность авторам открытого письма за “их смелость и ответственность”: “Без готовности людей выступить публично, несмотря на личные страдания и риски возможного общественного осуждения, невозможно привлечение внимания общества к важным проблемам и решение их для общественного блага. Одновременно мы выражаем благодарность всем, кто согласился с нами взаимодействовать в ходе исследования и дать нам интервью, несмотря на собственные травмы и личные риски. Мы ценим сотрудничество с Кризисной группой всех вовлеченных в эту непростую ситуацию”.

На основании проведенного исследования кризисная группа рекомендует сообществу гражданских организаций в России и каждой отдельной гражданской организации:

1. Незамедлительно начать в российском правозащитном и гражданском сообществе открытую и честную, давно назревшую, особенно с учетом сложившихся правовых и институциональных обстоятельств, дискуссию о соотношении и границах свободы общественной деятельности и внутренней и внешней безопасности при реализации гражданских и правозащитных проектов, о принципах и нормах формирования безопасной этической среды, основанной на ценностях гуманизма, человеческого достоинства, равноправия и уважения к свободам и правам человека.

2. Инициировать разработку рекомендаций для НКО/правозащитных организаций по принципам ответственного управления (good governance) в некоммерческом секторе, включая механизмы подотчетности и прозрачности в управлении. 

3. Адаптировать существующие в России и мире лучшие практики ответственного управления (good governance) и принять в качестве модельных и собственных руководящих документов внутри организаций документы с описанием политики институционального управления гражданскими организациями (или конкретной организации) в соответствии с базовыми требованиями, предъявляемыми к принципам ответственного управления (good governance). 

4. Провести тренинги для руководителей НКО/правозащитных организаций по принципам ответственного управления (good governance) и сделать эту работу регулярной. 

5. Инициировать разработку рекомендаций для НКО/правозащитных организаций и доноров по лучшим практикам кадрового и финансового менеджмента в некоммерческом секторе, включая принципы этического и безопасного взаимодействия с сотрудницами/-ками, волонтерками/-рами и участницами/-ками образовательных мероприятий, и разработку этических кодексов и политик безопасности. 

6. Провести тренинги для руководителей НКО/правозащитных организаций по повышению качества кадрового и финансового менеджмента, включая принципы этического и безопасного взаимодействия с сотрудницами/-ками, волонтерками/- рами и участницами/-ками образовательных мероприятий и разработку этических кодексов и политик безопасности.

7. Инициировать разработку рекомендаций по предотвращению выгорания и психологического истощения сотрудников для НКО/правозащитных организаций. 

8. Провести тренинги для руководителей НКО/правозащитных организаций по предотвращению выгорания и психологического истощения сотрудников для НКО/правозащитных организаций.

9. Инициировать адаптацию существующих в России и мире лучших практик и разработку политик/инструментов и рекомендаций по предотвращению харассмента, абьюза и сексторшн и иного злоупотребления отношениями власти и подчинения для НКО/правозащитных организаций, а также институциональных механизмов защиты от этих практик и содействовать внедрению их в деятельность организаций гражданского общества. 

10. Провести тренинги для руководителей НКО/правозащитных организаций по предотвращению харассмента, абьюза и сексторшн и иного злоупотребления отношениями власти и подчинения, а также институциональных механизмов защиты от этих практик для НКО/правозащитных организаций. 

11. С привлечением донорских организаций и/или иными способами изыскать средства на создание фонда оказания психологической помощи пострадавшим в ситуации, ставшей предметом исследования Кризисной группы, а также тем, кто может оказаться в аналогичной ситуации в других организациях.

12. Обсудить возможность создания в сообществе гражданских организаций механизма эффективного реагирования на кризисы внутри организаций, посредничества в конфликтах и реагирования на сообщения о серьезных нарушениях, а также о правилах, способах и ограничениях такого внешнего вмешательства.

13. Рекомендовать руководителям системы МПД+ пройти вышеуказанные тренинги и воздержаться от руководства общественными организациями и проектами до успешного их прохождения с подтверждением этого специалистами, проводившими тренинги. Дополнительно рекомендовать руководителям системы МПД+ прохождение стажировок по указанным выше темам (при участии супервизора) в авторитетных организациях, в рамках которых они могли бы переобучиться и получить подтверждение об успешном прохождении и рекомендации для возможности дальнейшей работы в качестве руководителя организаций и проектов.

14. Рекомендовать руководителям системы МПД+ пройти курс консультаций специалистов, в том числе психологов, для анализа и рефлексии о личной ответственности за произошедшие в рамках деятельности МПД+ злоупотребления.

15. Рекомендовать российским и международным организациям не допускать Андрея Юрова к формальному и неформальному руководству общественными организациями и проектами, в особенности образовательными и просветительскими проектами. Мы не считаем возможным рекомендовать запрет на его участие в качестве обычного, рядового участника общественной деятельности.

"Подтверждая слова, сказанные в публичном сообщении о начале деятельности Кризисной группы, мы надеемся, что сделанные нами выводы и рекомендации будут приняты всеми вовлеченными в эти события людьми для практической реализации. У Группы нет никакого механизма воздействия, помимо результатов ее работы, аргументированности сделанных ею выводов и репутации ее участников".

Материалы по теме
Мнение
25 дек 2020
Олег Орлов
Олег Орлов
Почему у меня вызывает сомнение публикация письма бывших участниц МПД о результатах расследования злоупотреблений внутри организации
Мнение
2 ноя 2020
2
Инициативная группа HRD Ethics
Инициативная группа HRD Ethics
Бывшие участники МПД — о ситуации вокруг расследования злоупотреблений внутри организации
Мнение
30 окт 2020
Блог-редактор
Блог-редактор
Сообщение Группы по кризису вокруг Молодежного правозащитного движения
Мнение
22 окт 2020
1
Блог-редактор
Блог-редактор
Открытое обращение Дома прав человека — Воронеж в связи с кризисной ситуацией вокруг Молодежного правозащитного движения
Мнение
23 окт 2020
1
Блог-редактор
Блог-редактор
Заявление ФДПЧ по поводу обвинений, касающихся Молодежного правозащитного движения России
Мнение
26 окт 2020
Роман Хабаров
Роман Хабаров
Я поддерживаю открытое обращение воронежского Дома прав человека
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Права человекаМПД (Молодежное правозащитное движение)
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!