Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Коми
  2. День памяти жертв политических репрессий

День памяти жертв политических репрессий

Виктор Воробьёв
Виктор Воробьёв
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

18 октября 1991 г. был принят и действует до настоящего времени Закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». Тогда же Верховный Совет РСФСР установил День памяти жертв политических репрессий -- 30 октября. Только в 1937–1938 годах, по данным МВД СССР (т. н. справка Павлова), было репрессировано более 1,5 млн человек, притом что очевидно, что данные МВД СССР по целому ряду причин занижены.

Я родился в Коми АССР и вырос в Республике Коми, но эти места никогда не были исконным местом проживания моей семьи. Так, мой дед по материнской линии, Михаил Марков, попал в Коми АССР именно в результате политических репрессий. Но репрессии это не только 1937 год.

В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, дед, уроженец и житель Петроградской губернии, был на заработках в Эстонии. Как известно, эта территория довольно быстро оказалась оккупирована войсками нацистской Германии. Судьба деда в период немецкой оккупации мне доподлинно неизвестна, однако я знаю, что впоследствии в ходе войны он присоединился к регулярным частям Красной армии, вместе с которыми участвовал в боевых операциях в Восточной Европе. Однако после возвращения на Родину его ждали вовсе не почести, а учреждение системы ГУЛАГ.

В 1995 году президент России Борис Ельцин издал указ «О восстановлении законных прав российских граждан - бывших советских военнопленных и гражданских лиц, репатриированных в период Великой Отечественной войны и в послевоенный период», в котором наглядно изложено, что происходило с людьми, оказавшимися в таких обстоятельствах. По политическим мотивам они необоснованно осуждались за государственные, воинские и иные преступления, направлялись в «штурмовые батальоны», в ссылку, высылку и на спецпоселение, подвергались проверке в сборно-пересыльных, специальных и проверочно-фильтрационных лагерях и пунктах, в специальных запасных частях, «рабочих батальонах» Народного комиссариата обороны СССР и Народного комиссариата внутренних дел СССР, привлекались к принудительному труду с ограничением свободы, прикреплялись к предприятиям с особо тяжелыми условиями труда, подвергались иным лишениям или ограничениям прав и свобод.

Этим указом действия партийного и государственного руководства бывшего СССР в отношении советских военнослужащих, попавших в плен и окружение в боях при защите Отечества, и гражданских лиц, репатриированных в период Великой Отечественной войны и в послевоенный период, а также оказавшихся на временно оккупированной территории, признаны противоречащими основным правам человека и гражданина и политическими репрессиями.

Дед почти семь лет провел в лагерях. Дома мы никогда подробно не обсуждали эту историю - дед умер до моего рождения, да и при жизни неохотно обсуждал с семьей тему репрессий. Когда после освобождения из лагерей в Печоре соседи предлагали ему забрать в военкомате назад воинские награды, дед емко и по-русски отвечал, на каком месте он вертел тамошних работников и в какое путешествие желает им отправиться.

Полистав разные изданные к сегодняшнему дню книги памяти, я понял, что дед, похоже, до сих пор так и не реабилитирован. Сейчас я занимаюсь выяснением полных обстоятельств, связанных с применением к нему репрессий.

Пока удалось узнать немного. Знаю, что в 1946 году он был осужден приговором военного трибунала Ленинградского гарнизона, а затем сослан в Интлаг.

Однако, по данным МВД по Республике Коми, его личное лагерное дело не сохранилось, поскольку было уничтожено в 1977 году. В архиве УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленобласти следственное дело деда также не обнаружилось. Пока что молчит и архив гарнизонного суда.

 
 
 

Надеюсь, что мне удастся докопаться до истины и добиться официальной реабилитации.

Материалы по теме
Мнение
2 января
Оксана Труфанова
Оксана Труфанова
Только дураки искренне радуются празднику в такое тяжелое время
Мнение
20 октября 2023
Лев Шлосберг
Лев Шлосберг
Министерство антикультуры и цензуры
Комментарии (1)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Рогачев
30 окт 2020 17:49

Дело в МВД не сохранилось, но учетная карточка-то должна быть. А в ней - данные о судимости (статья, судебный орган, приговор). От нее и надо "плясать". Сведения о нахождении дела могут быть в ГИАЦ МВД РФ. Но если статья на 58-я, тогда вряд ли удастся что-то найти. Да и реабилитация вряд ли возможна.

Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
РазмышленияРепрессии