Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Как переубедить семью в позиции по Украине. Три истории

Как переубедить семью в позиции по Украине. Три истории

Война изменила отношения в некоторых российских семьях. Кто-то ссорится с родственниками, кто-то обсуждение военных действий сделал запретной темой. Но есть и те, кто эти конфликты в семьях преодолел или преодолевает: дает родным распечатки журналистских материалов, ведет дискуссии, присылает важные видеоролики — показывает близким ту сторону информационной повестки, которой нет в телевизоре. Мы спросили у наших читателей, как именно они нашли компромисс в вопросе о военных действиях в Украине.

«Не бойтесь искать информацию вместе»

Арсений, город Кемерово

— В моем окружении обошлось без крайне провоенно настроенных людей, друзья против буквально все, а из родни за частично выступал старший брат и колебалась мама жены, которая очень много информации получает с сайтов медиагруппы «Россия сегодня».

Общаться с мамой жены тяжелее: она зачастую уходит от разговоров о войне и всячески избегает новостей о ней, по просьбе жены я их не инициирую, чтобы не тревожить. Но в первые месяцы мы с ней вместе разбирали публикации — я искал опровержения всяких очевидно абсурдных позиций российской пропаганды и предоставлял их ей.

Самым показательным был случай с бумагами из биолаборатории, где якобы разрабатывали этновирус для русских. И, как биолог, мама жены попробовала сама критически взглянуть на бумаги, опубликованные Минобороны РФ. Итог: никаких неожиданных патогенов она не увидела, да и про этновирусы сразу признала, что сейчас наука на такое вряд ли способна. Но все равно сочла, что правительство не стало бы врать: мол, если в этих документах доказательства нет, значит, они рассекретили не все.

Думаю, умом она все понимает, но для психики тяжело принять, что армия ее страны вошла на территорию Украины и люди гибнут непонятно за что. Свою позицию описывает как «не поддерживаю, но раз уж влезли — нужно идти до конца».

С братом получилось интереснее: он служил в армии, увлекается историей войн, верит в величие России. Но краем глаза он посмотрел, как армия устроена изнутри, и толика сомнения в нем есть. Здравый смысл — тоже: его коллега по работе говорил, что нужно «сбросить ядерную бомбу на Киев, и дело с концом», на что брат возразил, что там такие же люди, женщины и дети, да и реакция других стран быстро обеспечит всем дорогу на тот свет.

Но и про «нацистов в Киеве» он не прочь поговорить: о «москаляку на гiлляку» [мем, выражающий вражду украинцев по отношению к русским], про «восемь лет» и видео с пытками российских солдат.

Казалось бы, позиция непробиваемая, но его мнение резко изменило видео от «Важных историй»*, где российский солдат признался в убийстве местного жителя и рассказал о состоянии войск.

После этого брат начал говорить, что делать нам там нечего и нужно уходить из Украины, что наши солдаты и их солдаты умирают просто так, что мы вообще «братские народы» и воевать не должны никогда. В общем, он разделяет позицию, которую я пытался донести до него полгода: эта война не нужна никому.

Нужно сохранять спокойствие при разговорах с близкими и знать ответы на все их вопросы так, чтобы отскакивало от зубов. Говорить не свысока, а на равных, но проговаривать даже самые простые вещи. Например, что русский язык не запрещали, а если бы и запретили, в Болгарии, Польше, Эстонии и Германии никто не обязан говорить на русском, как бы исторически они связаны с нашей страной ни были. В конце концов, мы на шведском не говорим и документооборот не ведем, чтобы чтить память о Рюрике.

Не бойтесь искать информацию вместе, проверять источники и даже источники их финансирования. Распознавайте эмоциональную окраску новостей и учитесь определять, когда автор вкладывает свои выводы в текст и пытается вами манипулировать, а затем учите своих собеседников тому же.

Единого подхода к каждому нет, но загвоздка в том, что пропаганда орудует широкими штрихами, тогда как вы знаете о своих близких гораздо больше. Это значит, и подобрать нужный подход сможете лучше, чем говорящая голова из телевизора.

«Ключ — в понимании, а за пару дней к нему не прийти»

Марта, город Брянск

 

— Первые две недели мы с мамой вообще не разговаривали на эту тему. В Украине у меня живет тетя Люда, мамина родная старшая сестра. Каждый день утром тетя присылала и продолжает присылать нам сообщения, что у нее все хорошо. Однажды мама решила ей позвонить. Их мнения были разными: тетя спрашивала, зачем мы на них напали, а мама в ответ кричала, зачем они восемь лет бомбили Донбасс. Они сильно поругались, тетя назвала нас оккупантами и попросила больше ей не звонить.

Со временем и у нас с мамой начали появляться стычки. Один раз мама назвала меня бандеровкой. При каждой моей попытке показать ей ролики, фотографии и какие-то новости, которых не показывают в ленте «Одноклассников» или по ТВ, она отнекивалась и говорила, что не хочет больше со мной ссориться.

У меня много друзей из Украины, и, когда я разговаривала с одним из них, пришла моя мама и спросила разрешения поговорить с ним. Я очень боялась, что сейчас повторится история с моей тетей, однако они адекватно все обсудили. Мама молча вышла.

На следующий день я услышала, как она извиняется перед своей сестрой и признает, что, наверное, в чем-то она действительно неправа. Но чтобы все до конца осознать и понять, ей понадобится больше времени.

Я начала замечать ее интерес к видеороликам, где обычные украинские граждане делятся своими историями, затем вместе со мной она начала читать разные статьи и даже подписалась на рассылку писем от «Медузы».

Я подписана на рассылки Kit, «7х7» и «Сигнал», так что в основном предлагаю ей прочесть что-то оттуда. Ей очень понравился выпуск про украинских женщин, за что они воюют.

У нас с мамой большая разница в возрасте, и я всегда стараюсь поставить себя на ее место. Мы несколько раз бывали в Украине и до событий 2014 года, и после. Мне всегда скорее было непонятно, чем сложно, — как за столь короткий промежуток времени она смогла поверить в то, о чем говорят по телевизору.

Не могу пока сказать, что мы пришли к пониманию во всем: убедить ее, что Крым аннексирован, у меня получилось лишь совсем недавно. Как мантру она продолжала повторять, что Крым — территория России, просто ее когда-то там кто-то там зачем-то там подарил.

Мне кажется, нужно ставить себя на место своих родных, задаваться вопросами: почему они думают так, как думают? Меньше злиться как на себя, так и на родственников. Ключ — в понимании, а за пару дней споров к нему не прийти.

«Действовать мягко и не ждать быстрых результатов»

Ксения, город Иркутск (имя и город изменены по просьбе героини)

 

— Я оказалась по разные стороны баррикад с моими самыми близкими людьми: мужем и мамой.

До начала событий я вообще не интересовалась политикой. Они тоже. Но у них были представления, сформировавшиеся еще в советские времена: о враждебном Западе, о том, что России нужен царь. Так что поток лжи, полившийся на нас в первые дни войны, их увлек.

Я быстро поняла, что просто спорить и ругаться с ними бесполезно. Мама на все отвечала: это фейки, зачем ты слушаешь врагов, «где ты была восемь лет?». Она расстраивалась. Я решила больше ее не расстраивать.

Муж тоже с порога любую мою информацию объявлял фейками. Мы договорились, что подождем, когда рассеется туман войны, и тогда обо всем поговорим. Но я не могла молчать, и наши мучительные разговоры продолжались.

Но все-таки, когда я ночью пошла во двор вкапывать в снег картонный мариупольский крест («В Мариуполе людей хоронят во дворах»), он пошел со мной. Мы установили его вместе. Он сказал: «Я с тобой не согласен, но я тебя всегда поддержу». Однажды я сказала ему, что ненавижу его убеждения. Он ответил: «А я твои убеждения не разделяю, но я их рассматриваю».

Тогда я стала включать родным разные видео. С мамой было легко: «Пожалуйста, посмотри. Для меня это важно». Она посмотрела несколько роликов Максима Каца — смотрела не говоря ни слова, в полном молчании.

Я думаю, для нее также сыграл свою роль сеанс видеосвязи с нашим дальним родственником из Днепропетровской области. Мама у него поспрашивала, что у них происходит и неужели все это правда. Он подтвердил.

Муж тоже посмотрел вместе со мной один ролик Каца. Я сказала ему: «Я смотрю одного чувака на YouTube. Мне кажется, что он все говорит хорошо и правильно, но, по-моему, слишком уж его заносит. Послушай его, пожалуйста. Я, может быть, внушаемая и легко поддаюсь влиянию, но ты-то — нет. Ты поймешь, если ему нельзя верить».

Каца мы смотрели так. Смотрим пять минут, муж начинает ругаться. Я ставлю видео на паузу и терпеливо жду, пока поток его ругани иссякнет. Потом снова отжимаю паузу, и мы смотрим дальше — еще минут пять. Он ничего не говорил по существу, одни эмоции. Один раз он зацепился за перечисление уничтоженных городов: «Он врет, ничего там не уничтожили! Наши зашли, а жители просто... вышли». — «С цветами вышли-то?» — спросила я и тут же нашла ему в «Википедии» статью о Волновахе [город практически полностью разрушен, награжден званием города-героя указом Зеленского]. Возразить на это было уже нечего.

На середине видео муж взмолился: «Я больше не могу, меня тошнит!» — «Выпей водки», — непреклонно ответила я. Мы выпили по рюмочке и в том же режиме — пять минут смотрим, пять минут муж ругается — досмотрели это видео. Досмотрев, он больше уже не ругался, а как-то грустно спросил: «Если не Путин, то кто?!»

Так я продолжала понемногу подкидывать родным информацию. Они ведь умные и хорошие люди, мои мама и муж. На сегодняшний день они уже противники войны. Если не затыкать уши и не закрывать глаза, многие вещи становятся очевидны.

Близкие люди мне дороже всего. Войны, из-за которой мы ссоримся, не было раньше и не будет потом, а близкие — останутся. Ничто не должно поссорить нас.

Открытый спор — это как война, ни к чему не приводит. Лучше действовать мягко и не ждать быстрых результатов.

Можно рассказать в разговоре пару фактов, о которых не говорят по телевизору, или включить какое-нибудь толковое видео, когда близкие рядом, чтобы они тоже посмотрели, — если захотят.

Мне помогло понимание, что мои близкие не глупее меня — просто по каким-то своим причинам поддались пропаганде.

Материалы по теме
Мнение
3 авг
Алексей Жирухин
Алексей Жирухин
Как изменилась Астана за 17 лет. Показываю редкие старые фото
Мнение
30 авг
Николай Кузьмин
Николай Кузьмин
Вас никто не может заставить голосовать дистанционно
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
СМИБрянская областьКемеровоУкраина-РоссияИсторииОбщество
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!