Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Мурманская область
  2. Александр Флоренский: «Я считаю себя художником вне политического контекста»

Александр Флоренский: «Я считаю себя художником вне политического контекста»

Известный питерский художник нарисовал и издал книгу «Путешествие из Мурманска в Киркенес» и побеседовал с корреспондентом «7х7»

Александр Борисов

В августе 1894 года русские художники Константин Коровин и Валентин Серов отправились в путешествие по Русскому Северу. Они посетили Архангельск, затем берег Баренцева и Белого моря, описав красоты территории нынешней Мурманской области, и закончили свой арт-трип в Норвегии.

Фото Александра Борисова

Спустя 120 лет по схожему маршруту проехал и Александр Флоренский. Он посвятил свою книгу «Путешествие из Мурманска в Киркенес» этим художникам, которые, «кстати, далеко не самые любимые», как отметил в послесловии автор. 

Александр Флоренский начал карьеру в Санкт-Петербурге в 1980-х годах в качестве живописца и книжного иллюстратора, является одним из основателем арт-группы «Митьки». Сейчас вместе со своей женой — художником Ольгой Флоренской — Александр создает инсталляции и скульптуры, которые позже становятся экспонатами собраний Третьяковской галереи, Русского музея и частных галерей по всему миру. И продолжает заниматься живописью и рисунком — в студии и на пленэре.

Книга с непроизносимым названием «Путешествие из Мурманска в Киркенес с заездом в Териберку, Титовку, зАполярный, Никель, Борисоглебск, Гренсе Якобсельв, Пасквик, Варде, Вадсе, Бюргейнес и Нейден» является продолжением цикла путевых заметок художника. Ранее Фроленский уже издавал ироничные иллюстрированные дневники — это были четыре однотипные книги: «Иерусалимская азбука», «Тбилисская азбука», «Петербургская азбука» и «Воронежская азбука». Состоящие из 33 страниц — они содержали иллюстрации значимых мест городов — в соответствии с буквой алфавита. 

— Мы с Любой Кузовниковой из «Pikene på Broen» (продюсерский центр «Девушки на мосту»), с которой ранее делали проекты, давно хотели сделать что-то подобное про Киркенес или Баренц регион. Но мы не могли понять как. «Азбука Киркенеса» казалась слишком локальной, а «Азбука Баренц региона» — что-то такое необъятное. А «азбука» — трудная форма, надо найти на каждую букву точный объект, и часто бывает, что какие-то прекрасные вещи ты пропускаешь, потому что на эту букву уже нашел… Например, в Петербурге на букву «а» сколько мест: и «Адмиралтейство», и мой любимый музей «Арктики», и вынужден чем-то жертвовать. Поэтому я придумал новый формат — перевернул книжку вертикально, это стало называться «путешествие», и это первая книга из формата «путешествие», потому что уже друзья зовут совершить поездку по Воронежской губернии, мы уже ей придумали название, и, скорее всего, в следующем мае это произойдет, — поделился планами на будущее художник. 

Книга в 96 страниц содержит упоминания 13 мест — объектов Мурманской области и севера Норвегии. Текст указан на 2-х языках: русском и английском. В ходе сбора информации сами участники данного проекта узнали много нового о данной территории. А написанием аннотаций к иллюстрациям почти полностью занималась Люба Кузовникова, куратор продюсерского центра «Девушки на мосту». 

— Я случайно оказалось соавтором, я вообще люблю быть за спиной художника. Особенно быть надежно за спиной Саши Флоренского, который имеет огромный талант и дисциплинированность — что большая редкость в художнической среде, — смеется Люба. 

— Путешествие длилось с 1 по 20 июня 2014 года. Иллюстрации делались по принципу «на месте», иначе потерялась бы концепция, это дисциплинирует, потому что вечером ты обязан 3-4 рисунка сделать, потом согласовать текст с Любой, и мы вечно находили какие-то опечатки и ошибки. Поэтому это такая кропотливая работа была, но необходимая! — убежден Флоренский. 

Помимо Воронежской области, в планах у художника создать аналогичный продукт про Черногорию и Нью-Йорк. Американскую визу Александр уже получил. В связи с предстоящей поездкой в Америку я не мог не спросить у Флоренского про его взаимоотношения с Сергеем Довлатовым, чей трехтомник художник иллюстрировал. 

— С Довлатовым у меня в жизни так или иначе всегда проходили пересечения, хотя я его лично не видел. Мы жили в одном районе, его дом находился примерно в 500-х метрах от моего, на улице Рубинштейна, а я живу на улице Правды. И, может, я ребенком не раз проходил мимо огромного человека с собачкой? Моя мама его хорошо знала. А я узнал Довлатова, когда его только стали печатать, но он еще жив был. Супруга Синявского мне подарила в Париже первый сборничек такой «Демарш Энтузиастов», это был 89-й год, по-моему. Потом он умер, появились первые публикации в газетах, первые издания. Я их все купил и был в полном восторге. А потом, когда издатель «Лимбус Пресс» позвонил мне и предложил иллюстрировать трехтомник, первая реакция моя была — отказ. Я отказался серьезно, и ему раза три пришлось меня уговаривать. При том, что это был мой любимый писатель. Я это объяснял себе так: вот едешь в метро, смотришь на прекрасную девушку и думаешь, бывают же такие, и вдруг она подходит к тебе и говорит — я хочу быть твоей женой», ну первая реакция какая — это выглядело, как мечта! Я считал, что я не могу, предлагал других, но рад, что издатель настоял. И наша странная связь идет… Была такая история: когда я закончил работать над рисунками над книгой, Андрей Арьев, друг Довлатова и редактор этого трехтомника, совершенно не думая о параллели, которая получилась, говорит: «Я тут был в Нью-Йорке, у Лены, вдовы Довлатова, и она дала несколько вещей...», (а это были 90-е годы, в России было плохо с деньгами и с одеждой, примечает Александр) «...вам, Саша, не подойдет пиджак?» Я одеваю, и он мне подходит идеально! Я тут же вспоминаю рассказ про куртку Фернана Леже и в нем ухожу. И в этом пиджаке проходил довольно долго, потом видел фотографию в нем Довлатова, он такой в крапинку, серенький был. А обувь не подошла, сандалии 47-го размера были, увы…

Отказываться говорить про «Митьков» Александр Флоренский не стал, все-таки это часть его жизни, но, как сам признается, с бывшими соратниками по цеху он не поддерживает отношения… 

— «Митьки» — это знаковый этап с 1984 по 1994 год примерно. Сейчас я от тех, кто себя сегодня «Митьками» называет, — всячески открещиваюсь. Просто со временем люди разошлись во взглядах. И я считаю, что сейчас Дмитрий Шагин и его помощники шутов гороховых изображают, а художник должен спокойно работать, а не скакать в тельняшках перед телекамерами и не дружить с губернаторами. Но это, как остроумно заметила моя жена, «как бумажка грязная, прилипшая к ноге, ты пытаешься ее стряхнуть, а она прилипла и все тут». Конечно, меня будут спрашивать, «как там "Митьки" поживают?». Хотя я тех, кто себя так называет, не видел уже несколько лет. И не участвую лет 10 в каких-то совместных мероприятиях. Но это как Пол Маккарти — пожизненный «битл», так и я. Ведь я был один из трех людей, кто все это создал. Хорошее время, но это прошло. Например, я самым счастливым временем считаю период, когда я учился с 1974 по 1982, но это прошло, я не могу снова учиться в Мухинском училище, снова ходит на занятия по керамике… Теперь у меня другой период, другие интересы. 

— Вы говорите, «не надо дружить с губернаторами», а вы следите за современными художниками? Недавно вот прогремел Петр Павленский с отрезанием мочки уха… 

— Ну, это, очевидно, поступок осмысленный. Это же не сумасшедшие люди отрезают себе ухо, что тоже случается, где-нибудь в дурдоме. Но если говорить о Павленском — это профессиональный художник. А группа «Война»! Я считаю акцию «Литейный мост» в своем роде шедевром, хотя от моего искусства это крайне далеко. Но даже техническое исполнение, скорость и остроумие этого акта я считаю замечательным явлением. Ну, «PUSSY RIOT» музыку я бы слушать не стал, мне кажется, она ниже среднего уровня. Но я, как и все нормальные люди, не считаю их акцию кощунством. А уже когда девушек в тюрьму посадили…и я читал их тексты, произнесенные на суде, это достойно в школе изучать! Суд и тюрьма сделали их точно настоящими художниками, а акция была так себе, но вышло, что все намного глубже. Хотели похулиганить — а вошли в историю современного искусства. 

— Сегодня в России можно быть настоящим художником вне политического контекста? 

— Да запросто! Я считаю себя художником вне политического контекста. Просто хочется, чтоб руки чистыми оставались и совесть незапятнанная. Если б что-то издавать (показывает книгу свою — прим. автора) с логотипом «Единой России» — я бы не хотел, и сколько бы спонсорских денег не лилось — я бы не хотел, чтоб на этих книжках что-то было написано типа «большое спасибо такому-то и такому-то». Здесь написано спасибо тем, кто на самом деле помогал делать. Но надо разбираться, у кого брать (смеемся — прим.).

— То есть в иностранных агентов вас еще не записали.

— Пока еще нет, хотя все к тому идет. «Pikene på Broen» — норвежская компания, а я у них деньги беру, а сейчас санкции. Все к тому идет. Но все-таки политика — дело не художников, а политиков. А художник должен делать свое дело честно. Глядишь, и другие, глядя на тебя, задумаются.

Материалы по теме
Мнение
24 сентября 2023
Александр Кынев
Александр Кынев
Большой скандал в Демпартии США
Мнение
30 октября 2023
 The independent Barents Observer
The independent Barents Observer
Прокремлевские активисты устроили акцию возле посольства Норвегии в Москве
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
Интервью