Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Права человека
  2. Счастливое окончание дела дагестанской семьи

Счастливое окончание дела дагестанской семьи

Мария Эйсмонт
Мария Эйсмонт
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Два года назад в дом к семье в Дагестане, где они жили с двумя сыновьями-близнецами, зашла большая группа людей, в том числе вооруженных. Мама думала, что их перепутали с террористами: зашли большой толпой, с автоматами, в масках, с фонарями на лбу. Дома все перевернули, еще спавшим детям светили в глаза фонарем. У одного сына начался приступ: вены вздулись, он начал трястись, кричать и забрался под стол. «Под стол залез, и у него судороги пошли. Я увидела что он лежит, вены вышли и огромные красные пятна. Его начинает скучивать там под столом. Я ему: мамин, успокойся. Он меня за шею схватил, увидев, что я рядом, и стал немного успокаиваться. Один росгвардеец подошел и спросил “У него что, эпилепсия?” Я сказала: нет, просто аутичный. Этот росгвардеец был единственный, кто с нами по-человечески общался. Пожалел, понял, что дети не разговаривают. Больше никто не подошел, не спросил: “Что с ребенком?”».

Оба - аутичны. У обоих была оформленная инвалидность, у обоих в выписках на тот момент стоял прогноз развития -"неблагоприятный". Ни один из мальчиков не говорил и толком не понимал обращенной речи.

Закончив обыск, следователи задержали маму и ее мужа и увезли их от детей далеко-далеко, с этого дня мама и папа надолго исчезли из жизни близнецов по непонятным им причинам. О том, что они испытали в тот день и следующие несколько месяцев, мальчики могли бы рассказать, если бы умели говорить. Но они умеют чувствовать, и после того дня врачи фиксировали регресс у обоих.

— Что тебя за время работы адвокатом поразило больше всего? - спрашивала меня Катерина Гордеева. И я сразу рассказала эту историю, потому что до сих пор не могу понять, как так можно было поступить с этой семьей. Как можно было прийти и забрать у двух маленьких неговорящих детей сразу обоих их родителей, увести за тысячу километров в московскую тюрьму, как можно было потом почти полгода отказывать матери в звонках домой, где родственники с трудом пытались научиться ухаживать за аутичными детьми. Как могли судьи Хамовнического суда спокойно продлевать сроки содержания под стражей, прекрасно зная, что речь идет о родителях детей-инвалидов, а преступление - ненасильственное (их обвиняют в торговле черной икрой).

Эту историю я услышала у коллеги Нузерат в кафе Преображенского суда. Я долго допытывалась, может, там еще в каком-то преступлении их обвиняют? Нет, только в этом, в торговле черной икрой, которая была криминализирована в 2013 году. "Почему вы не поднимаете шум?" - спрашивала я у Нузерат, и она отвечала, что мама боится, что будет хуже. Сейчас дети с родственниками, а если поднять шум, вдруг их в детский дом отправят и они там вообще погибнут?

Но в конце концов нам удалось убедить мать согласиться на медийность этой истории, и к продлению стражи в Хамовническом суде приехали журналисты и представители организаций родителей детей-инвалидов. Судья был недоволен шумихой, но согласился выслушать специалиста, психиатра Александра Венгера, который объяснял, какие непоправимые последствия может вызвать длительное отсутствие родителей у аутичных детей.

Тогда благодаря помощи поддержки общественности и ненависти к жестокой бесчеловечной системе, которой дышало каждое произнесенное нами в суде тогда слово, нам с Нузерат удалось освободить маму. Помню, как она вышла вечером из ворот СИЗО-6, ошарашенная, и всю дорогу, пока мы везли ее в однокомнатную квартиру ее родственников в Подмосковье, где ей назначили домашний арест, она говорила о своих детях, ждала встречи с ними.

Сначала был домашний арест. Потом, через два месяца, - новое послабление, запрет определенных действий. Удалось договориться и о занятиях для детей. Первые оплатили мы сами. Потом собрали денег в соцсети - хватило на месячный интенсив для обоих детей. Братья начали немного говорить, у обоих улучшилось поведение. Прогноз развития уже перестал быть однозначно неблагоприятным, хотя понятно, что дети с особенностями вырастают во взрослых с особенностями, вопрос в качестве жизни и возможности взаимодействия с миром.

Это наша общая победа. Спасибо всем, кто принимал участие в помощи этой семье.

Материалы по теме
Мнение
4 июл 2021
Мария Эйсмонт
Мария Эйсмонт
Как же мы могли допустить, чтобы такое происходило рядом с нами?
Мнение
12 янв
Татьяна Смирнова
Татьяна Смирнова
Сколько можно издеваться над детьми?
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Права человекаСуд
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!