Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Путешествие в ОАЭ

Путешествие в ОАЭ

Андрей Бабушкин
Андрей Бабушкин
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Четверть века назад я посещал Дубай вместе с моей мамой Светланой Марковной раз пять. Дубай поразил меня низкими ценами (уже в то время в Эмиратах набирал силу реэкспорт), газонами и садами, разбитыми прямо на песке, наступлением города на пустыню.

Мама была малым предпринимателем. Став инвалидом II группы по онкологии, она не впала в уныние, скопила какую-то крошечную сумму денег и занялась бизнесом. Она безошибочно знала, что и какого фасона покупать: ткани, одежду, люстры, кухонные принадлежности. Многие продавцы Дубая знали ее в лицо. По 20 часов в сутки она выбирала, перевозила и упаковывала товар. А я, к своему сегодняшнему стыду, после нескольких часов необременительной помощи отправлялся заниматься своими делами – ходил по городу, беседовал с местными, писал на ноутбуке что-то умное. 

Я тогда еще не видел дубайский небоскребов (их построили позже), но уже плавал на древних лодках доу через залив и завидовал местным жителям: они не только смогли заработать огромные деньги на нефти, но и смогли правильно их потратить. Мы в России тоже заработали на нефти огромные деньги. Но правильно потратить их не смогли. Их потратили олигархи. В Эмиратах олигархов не было. Были эмиры. Недвижимость на Лазурном берегу их интересовала меньше, нежели развитие собственных стран. 

И они смогли организовать в своих странах маленькое экономическое чудо.

1. ОАЭ: не все здесь так чудесно

Однако отправляясь в Эмираты в 2022 году, года через 22 после последнего посещения, я с удивлением узнал, что не все здесь так чудесно.

Так, в Эмираты нельзя возить поддержанные шины. Новые – сколько угодно. А вот старые - нельзя.

Трудности могут возникнуть и с ввозом лекарств. Власти так увлеклись борьбой с наркотиками, что не пускают в страну препараты, содержащие кофеин и кодеин.

Машину можно водить только начиная с 21 года. Правда, мне уже слегка больше. И водить машину я не умею. Но все равно обидно.

В каждом из семи эмиратов действуют свои правила алкоголя. В большинство можно ввозить по 4 л. А в Шарджу – самый строгий из эмиратов якобы только 2. На какой бы срок ты ни въезжал. Но на самом деле – ни одного. Уезжаешь – затаривайся. Приехал – пей кофе, чай, сок и минералку. Это вам не Иордания и не Египет. Здесь все по-серьезному. И сигарет можно возить – не более 400 штук. Так что мне повезло, что я все еще не курю. 

В Шардже перевозка алкоголя является уголовным преступлением. Пришлось мне найти укромное местечко и выпить все, что я приобрел в «дьюти фри».

Нельзя фотографировать не только людей, но также здания и сооружения. 

Как и в России, за пьяное вождение и за взятку полицейскому виновного ждет уголовная ответственность. 

В «Российском тюремном журнале» лет семь назад я публиковал заметки о тюрьмах ОАЭ. Ничего хорошего. В наших, пожалуй, даже лучше.

Удивило меня и то, что при всем изобилии необычных природных и архитектурных объектов лишь один из них – культурные объекты и оазисы города Аль-Айн, признаны объектами Всемирного наследия ЮНЕСКО. Аль-Айн расположен в эмирате Абу-Даби вдали от моря и посреди пустыни. Население города приблизилось к 800 тыс. человек. В археологическом парке находятся остатки сооружений и гробниц, которым более 4 тыс. лет.

Но я это я ворчу. Сравнивая две федерации – Российскую и ОАЭ, я невольно думаю: нам бы их проблемы.

2. Пиратский берег

В XVIII веке будущие эмираты, расположенные на берегу Персидского залива, носили веселенькое название «Пиратский берег».

Вообще-то Пиратский берег был частью Омана, который состоял из четырех частей. Сам Оман (или султанат Омана и Маската) занимал побережье современного Омана и владел многочисленными территориями за его пределами. На юг от Омана находился Дарфур. Формально он не входил в состав султаната, был коронным владением султана и все время пытался отделиться. Только в 1970 году султан Кабус официально включил его в состав Омана. В глубине территории Омана, за Зелеными горами, находился Имамат Оман. Одно время он даже входил в Лигу арабских стран, но после длительной войны с участием в том числе и внешних сил был присоединен к нынешнему Оману. Имам Омана, который, кстати является главой самого маленького течения в исламе – ибадитов, которые не относятся ни к суннитам, ни к шиитам, умер в Саудовской Аравии в 2009 году. 

А вот четвертая часть Омана – Пиратский берег, а это нынешние ОАЭ и Катар, в состав Омана не вошла. Зато сам Оман был подчинен Османской империей, которая сохранила власть султана Маската и Имама Омана, но подчинила их себе.

Несмотря на это, Османская империя воинственная арабские племена побережья покорить так и не смогла. Жили они весьма бедно, но свободно. 

Источниками жизни в те времена были четыре ресурса: верблюды, оазисы, жемчуг и торговля со странами, расположенными по берегам Персидского залива и Индии. Но в XVI веке сюда пришли португальцы, а затем и англичане, которые вытеснили местных из торговли. После этого местные моряки, которым не понравился передел рынка морских перевозок, увлеклись пиратством, нападая на конкурентов и друг на друга. 

Трудно сказать, почему Османская империя, которая контролировала берберских и алжирских пиратов, не смогла дать местным пиратам отпор, но, как и часть внутренней территории Аравийского полуострова, эти земли в состав Османской империи не вошли. 

Если соседний Оман был государством богатым, там правил целый султан, а государство имело колонии в Африке, контролировало торговлю с Индией и даже перенесло свою столицу на далекий Занзибар, то местные арабы, также, как и их соседи на Катаре и Бахрейне, бедствовали: добывать жемчуг и губку было тяжело (чтобы добыть четыре качественные жемчужины, надо вскрыть тонну раковин), а скупщики платили за них немного. При этом такая добыча являлась занятием сложным: неслучайно ныряльщики за губками приобретали такое сложение и выносливость, что соревнование ныряльщиков за губками в Древней Греции были включены в программу Олимпийских игр.

Чтобы добывать жемчуг, ныряльщики за жемчугом погружались под воду по 50 раз в день.

Но что не удалось туркам, смогли сделать англичане. 

К 1818 году командующий египетской армией Ибрагим-паша уничтожил ваххабитское государство – Делийский султанат, который поддерживал шейхов Пиратского берега.

Этим и воспользовались англичане. В 1819 году они разгромили объединенный флот шейхов при Рас-аль-Кайме. 

А уже в 1820 году смогли договориться с шейхами арабских племен о заключении так называемого Генерального договора о мире о запрете пиратских нападений и работорговли. Этот договор узаконил присутствие в регионе англичан.

В 1835 году был заключен выгодных для всех племен побережья Первый договор о мире, по которому боевые столкновения между племенами будут приостанавливаться на время сбора жемчуга и губок. Первоначально такой договор продлялся каждый год, в 1843 году был продлен на 10 лет, в 1853 году стал вечным. Потихоньку договор обрастал все новыми положениями, по которому Британия брала на себя роль арбитра. И вскоре племена Пиратского берега стали протекторатом Великобритании, а судьба и власть шейхов стали зависеть от английской поддержки – оружия, денег, поддержке армии и флота, рынков для сбыта продукции. 

Именно после этого Пиратский берег и стал называться Договорным Оманом. Действовали в Договорном Омане деньги, которые Великобритания чеканила для Британской Индии. 

Несмотря на заключенный мирный договор, военные конфликты вспыхивали время от времени. Самым кровопролитным из них стала развернувшаяся в 1867–68 годы между Катаром и Бахрейном война. В ее в результате Бахрейн лишился власти над Катаром, хотя основные разрушения имели место на территории Катара там, куда вторглась армия Бахрейна.

В 1882 году Британия заключает с шейхами новый договор, который назывался Исключительное соглашение. Теперь местным властям для заключения договори с другой державой и уступкой ей части своей земли необходимо согласие Великобритании.

Таким образом, в данном регионе британская колонизация продолжалась более 70 лет, была постепенной, в большей степени мирной и принесла местным жителям в основном существенные положительные изменения 

Но были со стороны англичан и типичные проявления колониализма и европейского высокомерия. Так, по требованию англичан украшения из жемчуга, который вылавливали в Договорном Омане, могли изготавливать только в Британской Индии.

Сопротивление власти англичан оказалось, по моему мнению, весьма слабым. Мне удалось найти только один пример такого сопротивления. В 1965 году, когда эмир Шарджи Сакр аль-Касими поддержал открытие в своем эмирате офиса Лиги арабских государств, англичане через своего представителя на Бахрейне проинформировали его о свержении и отправили в ссылку на Бахрейн, а затем в Египет. Вот так тихо, по-семейному. Но парнем он оказался воинственным. В январе 1972 года он вместе с несколькими наемниками постарался захватить власть, ворвался во дворец, но вскоре сдался министру обороны ОАЭ шейху Дубая Мухаммаду аль-Мактуму. 

В 1968 году Великобритания решила предоставить Договорному Оману и Бахрейну независимость. Произошло это весьма оригинально: 1 декабря 1971 года Британия объявила о расторжении договоров с шейхами Договорного Омана, а на следующий день шесть эмиратов из семи объявили о создании Объединенных Арабских Эмиратов. 

Планировалось, что в ОАЭ войдет и Катар, а Дубай и Катар даже около года чеканили единую монету. Но Катар, как известно, пошел своим путем.

Рас-аль-Кайма вошла в состав ОАЭ только в феврале 1972 года. Я уж думал, что, возможно, эмиры из династии Аль-Касими, которые правили в этом эмирате, никак не могли забыть о том, что до 1820 года их владением был и крошечный Аджман. Но с учетом того, что шейхи Рас-аль-Каймы не раз и не два свергали своих предшественников в ходе переворотов, это оказалось не так. До прихода англичан в регион Рас-аль-Кайма и Шарджа контролировали острова в Персидском заливе, которые занял Иран. Только получения согласия правительства ОАЭ в том, что они поддержат требования Рас-аль-Каймы, эмир вошел в состав федерации.

Кстати, спор за три маленькие острова – Абу-Муса (самый большой из них, имеет площадь целых 12 км), Большой и Малый Томб, между Эмиратами и Ираном идет до сих пор.

Кстати, эмиратов могло стать не семь, а с учетом Катара, отказавшегося войти в состав федерации, даже 10. До 1951 года свои шейхи из ветвей династии аль-Касими имелись в Диббе и Кальбе. Но в 1951 года крошечная 55-километровая Кальба вошла в состав Шарджи, а 600-километровая Дибба – в состав аль-Фуджайры. Почему эти два эмирата исчезли, я так и не понял.

3. Эмират Аджман

Эмират Аджман оказался самым маленьким из семи эмиратов федерации. А ОАЭ – такая же федерация, как Германия, Индия или Россия. При этом каждый эмират практически продолжает оставаться самостоятельным государством, самостоятельно решая внутренние вопросы. 

Площадь Аджмана – всего лишь 259 км². А это меньше Севастополя в три с половиной раза, а Катангского района Иркутской области – примерно в 400 раз.

Как и Шарджа и Фуджайра он состоит из нескольких частей. Собственно у Амана их три: находящийся на берегу Персидского залива город Аджман, со всех сторон окруженный эмиратом Шарджа. Затем – расположенный на границе с Оманом эсклав Мафут, где сосредоточены главные в ОАЭ запасы пресной воды. Он еще меньше – всего лишь 60 км. И, наконец, маленький городок Манама, площадью 10 км², зажатый между территориями Шарджи и Фуджайры.

Вдоль моря в городе построены высотные отели, некоторые по 25 и более этажей. Многие из них имеют свои пляжи, но эти пляжи отделены от отелей набережной с достаточно плотным движением транспорта. Пляжи выглядят достаточно прилично: чистый песок, чистые лежаки, работящий персонал, бесплатные три полотенцами скрыты от глаз простых смертных двухметровыми зелеными изгородями. Сама набережная носит название улицы Хумайда первого.

Когда-то в Аджмане и соседей Рас-аль-Кайме правила единая династия аль-Касуми. Но в 1820 году при поддержке англичан, с которыми он заключил уже известный нам с вами договор «Исключительное соглашение», шейх ан-Нуайми из племени ан-Нуайм стал самостоятельным правителем, над которым был установлен британский протекторат.

С тех пор, как говорится, утекло много воды. Прошли те времена, когда могущество династии ан-Нуайми состояло из роди финиковых пальм, стада верблюдов и 20 кораблей для добычи жемчуга. Став современным государством, Аджман все равно остается самым маленьким и бедным эмиратом. 

Как только он не пытался заработать деньги. В 1970-е годы стал печатать яркие, красочные марки, которые впрочем, не использовались для почтовых отправлений, а носили исключительно коллекционную ценность.

Нынешнему эмиру Аджмана – Хумайду IV ан-Нуайми, в прошлом году исполнилось 90 лет. Главой правительства (Исполнительного совета Аджмана), экономического департамента и главой столицы являются его дети.

В 2007 году Хумайд IV анонсировал строительство в Аджмане собственного аэропорта, но построить его пока что не удалось.

Но, несмотря на свои маленькие размеры, Аджман занимает третье мест среди семи эмиратов по уровню промышленного производства. 

Зато запретили свободную продажу алкоголя. Чтобы купить спиртное, местным жителям надо достигнуть 21 года, не исповедовать ислам и не иметь судимостей. Тогда в отделе полиции они смогут получить соответствующую справку.

Аджман, в отличие от соседей, не очень богат на достопримечательности, кроме набережной, это музей Аджмана, Женский парк (вы удивитесь, но взрослых мужчин туда не пускают), Китайский рынок.

Многое в Аджмане выглядит необычно.

Впервые я увидел в свободной продаже в магазине верблюжье молоко: маленькая симпатичная бутылка на пол-литра стоит 8,5 дирхама, то есть подороже кумыса в Москве. Вы скажете, а что здесь такого: арабская страна, много верблюдов и т. д. Так-то оно так, но вот в Иордании и Египте я как ни искал, купить кумыс не смог. 

Сигнал светофора переключается не от нажатия на кнопку, а от прикосновения руки. Казалось, если вы пьете, то попасть пальцем в кнопку не вопрос. Ан нет, надо коснуться рукой коробочки на светофоре. Действительно удобно. 

Чуть ли в не в каждом доме – по несколько парикмахерских, который здесь называются «салун». Метрах я на 500 я насчитал их не меньше полтора дюжин. Хотя в каждой работает по два-три мастера, они вовсе не пустуют, и люди сидят в очереди. Я так и не понял, почему аджманцы так любят стричься. 

Очень много маленьких ресторанчиков. В одном из них я поужинал какой-то рыбой с огромной тарелкой риса и супом. Все удовольствие обошлось мне в 7 дирхам (примерно 147 руб.). Еда оказалась съедобной, но, к сожалению, невкусной.

В одном из магазинов я стал покупать шорты. Когда я сказал, что мне надо их померить, продавец поразил меня, сказав, что я могу это сделать в отеле, а деньги занести потом.

Свернув с набережной вглубь города, я увидел обычную картину небогатого арабского города – плохо заасфальтированные улицы, пыль, мусор, дефицит зелени, отсутствие детских и спортивных площадок. Правда, дома не выглядели обшарпанными.

Сигареты продаются свободно. А вот людей, курящих кальяны, я почему-то не увидел. 

Чтобы туристы не расслаблялись и покупали местные SIM-карты, операторы сотовой связи, работающие через Интернет, например WhatsApp, в Аджмане, как и других эмиратах, блокируются. Правда, отправить SMS-сообщение можно.

4. Как одна семья смогла преобразовать Дубай

Чтобы вывести Дубай в одну из самых развитых территорий мира потребовались усилия всего лишь одной семьи, растянувшиеся почти на 170 лет. 

Сегодня Дубай — второй по размеру и богатству среди эмиратов ОАЭ, но тем не менее самый известный из них.

Площадь Дубая — всего лишь 4114 км². Немного меньше площади самого маленького среди субъектов РФ (разумеется, кроме городов федерального значения) – Республики Ингушетии. 

Но по населению он первый среди эмиратов. В нем живет около 4 млн человек, то есть больше людей, чем в соседнем Абу-Даби, площадь которого превышает площадь Дубая в 16 раз!

И площадь, и население города Дубай составляет более 90% от населения и площади эмирата. В эмирате имеются еще три города: Джабаль-Али, Эль-Куоз и Хатта. Но они совсем маленькие, с населением от 12 до 31 тыс. человек. 

Сегодня трудно поверить в то, что электрификация была осуществлена в Дубае только в 1950-е годы, а первое современное шоссе появилось только в 1963 году. 

Вопреки распространенному мнению, основой экономического благополучия Дубая является не нефть (на нее приходится лишь 5% ВВП эмирата; основная – 80% - эмиратская нефть находится в Абу-Даби), а доходы от реэкспорта, оказания финансовых и транспортных услуг, продаже недвижимости. Началось все это в далекие 1930-е годы, когда японцы изобрели искусственный жемчуг и шейх Дубая решил сделать ставку на реэкспорт.

Процветание Дубаю обеспечила одна-единственная семья. Семья шейхов аль-Мактум. 

В VIII–IX веке на территории Дубая находилось независимое княжество с тем же названием. Но к началу XIX века Дубай был городком с населением 1100 человек, правда на берегу залива Бар-Дубай существовал рынок, на котором торговали в 300 лавках.

Все изменилось в 1833 году, когда молодой шейх Рашид аль-Мактум вместе с 880 соплеменниками переселился в Дубай из соседнего Абу-Даби и провозгласил себя независимым правителем. Так как шейх Рашид решительно боролся с пиратством, разрешил беспошлинную торговлю европейцам, такой лидер англичанам импонировал и они признали его независимым правителем. 

Шейх аль-Мактум и его потомки активно привлекали к развитию города иностранные инвестиции, но при этом находили такие варианты взаимоотношений с иноземцами, чтобы не утратить самостоятельность и не превратиться в колонию.

И хотя до 1930-х годов мало кто слышал о шейхстве Дубай, как о Договорном Омане в целом, именно правители Дубая из династии аль-Мактум создали ту уникальную деловую, административную и социальную культуру, которая создала фундамент для взлета Дубая, позволив кусочку ничем не примечательной пустыни и ее нищим жителям сделать рывок, опередив в короткий срок развитые страны. 

Еще одной особенностью династии аль-Мактум, в отличие от соседних шейхов, эмиров, султанов Омара и даже шахов Ирана, заключалась в том, что они не свергали друг друга и не давали оснований для того, чтобы их сверг кто-то другой. 

Вы скажете: а кому были нужны эти крошечные 4 тыс. км пустыни? Не скажите: в соседнем Аджмане, который меньше Дубая в 15 раз, члены одной династии постоянно свергали друг друга вплоть до конца первой половины XX века, а два раза шейхи даже были убиты. Правда, и в отношении нынешнего эмира Мухаммеда бен Рашида его дочерью Латифой были выдвинуты обвинения в том, что он убил одну из своих жен, а сама Латифа и одна из жен сбежали от эмира в западные страны.

Честно говоря, мне в эти обвинения оказалось трудно поверить. Эмир Мухаммед – лингвист по образованию, бывший глава полиции и сил самообороны Дубая, спортсмен-всадник, поэт и выдающийся экономист, по тому, что мне говорили о нем дубайцы, не очень вяжется с образом домашнего тирана. 

Он создал и профинансировал фонды для получения образования в развивающихся странах 1 млн неграмотных детей, помог нескольким миллионам, страдающим слепотой, восстанавливал школы в Пакистане после наводнения, создавал лагеря для афганских беженцев, реализовал ряд других проектов. Масштабы проектов показывают, что они носят не имиджевый, а инфраструктурный характер.

Он является экономическим создателем обоих дубайских авиакомпаний, создателем морского порта, входящего в тройку крупнейших портов мира, создателем одного из крупнейших в мире аэропортов, крупнейшего отеля «Бурж Арабик», высочайшего в мире здания «Бурж Халифа», искусственных островов в Персидском заливе и многих других удачных и уникальных бизнес-проектов. Состояние эмира оценивается в 4 млрд долларов. Но, в отличие от многих других правителей, этот не то что смог откусить от бюджета и благосостояния страны. Иначе при тех возможностях, что у него есть, его состояние, наверное, давно превысило бы 40 млрд. 

Эмиром Мухамедом создано учреждение, которое борется с дискриминацией женщин на рабочих местах и продвигает женщин на руководящие должности.

Став после смерти своего отца шейха Рашида премьер-министром и вице-президентом ОАЭ, он в 2007 году учредил в правительстве два новых министерства – министерство счастья и министерство толерантности. 

Под его руководством разработан проект развития г. Дубай до 2040 года, предусматривающий жилищное и деловое строительство, расширение пляжей и общественного транспорта. Предполагается, что к этому времени население города составит почти 5,5 млн человек. 

В это трудно поверить, но для обустройства Дубая песок завозили из Австралии, а плодородную землю – из Украины и России.

Для страны в целом разработана программа развития ОАЭ до 2071 года. Именно в этом году страна будет отмечать 100-летие со дня своего создания. Целью программы является сделать Эмираты государством, наиболее благополучным для жизни людей.

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
9 июн 2021
1
Андрей Бабушкин
Андрей Бабушкин
Сможем ли мы гуманизировать российскую систему исполнения наказаний?
Мнение
11 фев 2020
Андрей Бабушкин
Андрей Бабушкин
Состоялось заседание конституционной комиссии «Яблока»
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
ТуризмФото
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности