Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Смоленская область
  2. «Я морды не бью, когда стихи мои не любят. А он бьет». Режиссер Олег Болдер о своем новом фильме и его герое-поэте

«Я морды не бью, когда стихи мои не любят. А он бьет». Режиссер Олег Болдер о своем новом фильме и его герое-поэте

Алена Хлиманова
Алена Хлиманова
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

 

Фото со съемочной площадки «Рынок шкур»

За год до того, как Оксимирон прочитал в своем треке «Калеке ломает двери коллектор», режиссер Олег Болдер снял свой первый полный метр на ту же тему. Кинофильм «Этика долга» — русская драма о современной России как она есть под отличную андеграундную музыку. Актер Дмитрий Дюжев сыграл в этом кинофильме бесплатно, потому что «актеры тоже люди». Олег Болдер это понимает как никто: он сам актер, правда, играет свои роли под фамилией Каменщиков. Совсем недавно он закончил съемки в продолжении кассового сериала «Чикатило», в котором сыграл следователя Эдуарда Липягина.

Сейчас Болдер заканчивает съемки своего второго полнометражного фильма «Поэт», а Каменщиков выступает с музыкальными группами OLEG и «ГАДs» и продолжает служить в «Театр.doc». Все эти Олеги — один человек. С ним я и поговорила о жизни, творчестве и «раздвоении» личности, распивая спиртные напитки после фестивального показа фильма «Этика долга».

«Спасти может только любовь»

— В сентябре ты представлял на кинофестивале «Золотой Феникс» в Смоленске свой первый полнометражный фильм «Этика долга». Реалистичная и по-своему страшная кинокартина о двух коллекторах, которые теряют на своей работе человеческий облик, совершают преступление и затем погибают от рук одного из должников в исполнении Дмитрия Дюжева. Как и почему пришла идея это срежиссировать?

— Сценарист фильма — мой друг Руслан Паушу. Когда я ему сказал: «Я хочу что-то снять», он такой: «У меня есть, естественно». Я ему: «Дай почитаю». Почитал, *** [офигел]. Потому что такой беспросвет. Человека в начале фильма привязывают к рельсам, издалека едет поезд, он пытается выбраться, поезд приближается, и поезд по нему проехал *** [на фиг], и все. Я такой: «Это что, фильм, *** [блин]? А про что фильм?» Такое было ощущение. А потом подумал, помыслил и сделал жанровую штуку — облегчил и внес Джона Леннона, потому что Леннон — это любовь. Для меня этот фильм — это про любовь.

Графика с Ленноном к титрам фильма «Этика долга»

— Леннон — это в смысле композиция «Леннон — это любовь», которая в титрах исполняется?

— Да, фильм посвящается ее автору — мы начали съемки осенью 2020-го, а он чего-то в декабре умер. Была такая группа «Чернусь», андеграудный музыкант Дима Чернусь нескромно ее назвал. Он делал инструменталки и подкидывал мне свои материалы. Эта потрясающая песня Чернуся «Леннон — это любовь», она мне запала, я понял, что это лейтмотив вот этой моей истории в фильме.

Я еще раз говорю, все мои персонажи находятся в такой жопе, в таком тупике, они в такой глупости все повязли, что их спасти может только чудо — любовь, которой они не нашли на этой земле, которая их объединяет на том свете, если он существует. Потому что в идеале Христос должен был в фильме ходить между ними везде и говорить: «Вы что делаете? Остановитесь!» Христос — это было бы в лоб, а Леннон заменяет мне в данном случае Христа. Я не стал Диме говорить, что взял его песню за основу, думал, ему неожиданно приятно будет. Думал, что быстрее будет фильм сниматься, ну и он поторопился что-то умереть, короче. Он очень своеобразный человек был, но достойный того, чтобы ему посвятить фильм.

— Это твоя первая режиссерская киноработа? Знаю, ты снимал клипы для своей группы «OLEГ».

— Полнометражная — да. До этого я снимал короткие метры. И чем *** [халатнее] это делал, тем больше это набирало в YouTube просмотров. У меня есть одна работа, которую мы сняли на шашлыках, — собрались мясо пожарить, заодно и сыграли. Я раньше принципиально делал: один фильм — один день. Потому что ты уважаешь время чужих людей. Я сам и снимал, и сам звук собирал, и сам монтировал. Я, как ты понимаешь, не умею ни одного, ни другого, ни третьего. Выкинул в YouTube, он повисел-повисел, а потом как выстрелил — 5,5 миллиона просмотров. А остальное тоже по полмиллиона. Люди смотрят и пишут теплые слова.

— Но короткий метр — это одно. Другое — полный, он требует бюджета побольше.

— Я тебе скажу, что на короткий метр вообще ничего не тратил. Я, честно говоря, надеялся, что мы быстрее снимем, с кондачка. Потому что с Дюжевым мы быстро сняли. Сколько он дал дней — столько мы и снимали. А остальное — что-то пошло не так...

Дмитрий Дюжев в фильме «Этика долга»

— Дюжев — актер с именем. Почему он согласился бесплатно сняться в твоем проекте?

— Актеры же люди. И кроме того что люди, они все хотят что-то интересное сыграть на самом деле. Что он, не человек, у него-то нет каких-то амбиций?

Мой дружбан работал в «Губернском театре» у Безрукова, и Безруков подтянул на спектакль Дюжева. Они катались по гастролям и сидели пьяные, общались. И дружбан стал Дюжеву показывать наши короткие метры, и тот *** [прифигел]. И говорит такой: «О, интересно, я бы хотел вот с ним поработать, с этим режиссером». Про меня. И вот когда настало время, я почитал сценарий, узнал его номер телефона. Не стал звонить, зачем пугать человека? Написал эсэмэсочку: «Дима, это Олег Болдер, тот самый. У меня есть предложение, если тебе интересно — отзовись». И он почему-то через полтора месяца вдруг позвонил мне: «Але, это Дима». Мы уже другого актера взяли, тот слетел из-за графика, и вот Дюжев позвонил, все срослось. Чудо!

— «Этику долга» еще показывали и на Московском международном фестивале? Правду говорят, что фильмы после МКФ не имеют андеграундного будущего?

— То, что фильм был на МКФ, вообще никто не знает. Это был фильм-открытие. Не конкурсная программа, а просто, в 12:00 или в 13:00. Пришли также две бабки, читают программку: режиссер Олег Болдер — не знаем такого. Тоже пару бабушек ушло, пару бабушек умерло на фильме. Прошло удачно.

— Первый твой полный метр, будешь еще что-то снимать?

— Однозначно.

— Понравилось?

— Дурацкий какой-то вопрос. Как Маяковский говорил, можешь не писать — не пиши. Можешь не снимать — не снимай. А что еще делать? Я большой лентяй. «Как вы все успеваете: и стихи пишите, и музыку делаете, и снимаете?» А у меня ощущение, что я вообще ничего не делаю. Надо делать что-то свое, ждать у моря погоды я не хочу. Я хочу развиваться как личность. А когда ты развиваешься, люди не могут не замечать. Глаз меняется, надо стареть правильно.

Сейчас написал сценарий, фильм «Поэт». Про охранника-поэта, который избивает тех, кому не нравятся его стихи. Начали снимать, думал, будет короткий метр, а там час — это ни туда ни сюда, надо либо сокращать, либо увеличивать.

— Ты же сам поэт, это фильм о тебе?

— Нет, это фильм о всех рефлексирующих людях.

— И обо мне?

— Ты рефлексирующий? Значит, и ты поэт, который сталкивается с неизбежностью мира. У него душа поет и стремится в небеса, а жизнь, быт, дети. То есть он не профессиональный поэт, он просто охранник в Доме культуры. И он охраняет и параллельно любит стихи. Это его дело. Он детям стихи читает, смешные, они смеются. Подсматривает в щелочку, как репетируют в детском кружке, и после говорит преподавательнице: «Здорово у вас там получается. Слушайте, а чего они у вас два веселых клоуна? Пусть один будет грустный, а другой веселый. Так же интереснее». А директриса ему: «Давайте каждый будет заниматься своим делом, вы охранять, а Светлана Николаевна будет ставить. Если каждый будет заниматься не своим делом, хаос начнется же, правильно?» И вот так ему крылья — бум-бум-бум-бум. И он доводится до отчаянья. Другое дело, он ведет себя не всегда адекватно.

 «Пока тебя по телевизору не увижу — не скажу, что ты актер»

Олег Каменщиков. Красноярск

— Как ты вообще пришел в актерскую профессию?

— Я пэтэушник, второгодник. После девятого класса я сказал: «Пусть идет в жопу вся эта школа со своей системой». Бунтарь я. Но такой пассивный бунтарь, не лезу на баррикады, просто ухожу. Из школы ушел работать на завод в Красноярском крае и понял, что до конца жизни я так не хочу. Я с 14 лет на заводе работал, одно дело — я понимал, что поработаю и уйду учиться. А тут я понял, что это навсегда, и испугался. И пошел закончил ПТУ — станочник широкого профиля.

Потом у нас в Красноярске была театральная студия. Она была не типичная, не то, что мы там поработали и ушли, — это был дом, который объединял людей. В 90-х, когда лампочек в подъездах не было, топили плохо, фонари все разбиты, лавочки заплеваны, по вечерам в этой студии горел свет и туда стекались люди. Мы там просто общались, смотрели фильмы. Хочешь — играй на сцене, хочешь — нет. Руководитель студии многих вывел в людей, не только в актеров. Это была полная свобода, только в 90-х такое возможно было, когда преподавали, когда жили. А потом пришел новый век, бумажки, крысы эти канцелярские, они начали править и его тупо выжили из школы.

— Как решил переехать в Москву?

— Все дороги ведут в Москву. После Красноярска я учился в государственной консерватории и работал в ТЮЗе в Саратове. Я там не играл ничего, если бы играл, наверное, были б какие-то мысли не уходить. Москву покорить тяжело. Я просто захотел, сел на поезд и приехал — здравствуй, Москва. И что? Я — никто, меня никто не знает.

— Сложно было начинать актерскую карьеру в столице?

— Если ты тут поступаешь в 17 лет, ты обрастаешь связями, тебя уже знают, а мне 25, я приехал, меня никто не знает. *** [Пофиг] — привет, Москва! Начал в массовке — никто же роль сразу не даст. Вообще моя первая роль — у Тиграна Кеосаяна в «Мужская работа - 2». Он мне все время говорил: «Что у тебя с лицом?» Пугал меня, короче. Это такая первая работа, на несколько съемочных дней. Я родителям сказал: «Я тут снялся, кое-что». Отец пошел и купил все кассеты этого сериала и высматривали, ждали меня.

Помню, у меня друг был в Сибири, я ему говорю: «Я иду в театральный». Он такой: да говно это все, ты не актер, какой ты актер? Говно это все. Я пока тебя по телевизору не увижу — не скажу, что ты актер. Все! А тогда это звучало нереально. Какой телевизор? Это было невозможно.

— Получается, все в жизни возможно?

— Постепенно ты понимаешь, что в этом нет никакой фантастики. Есть только терпение и работа. Я знал, что мои роли меня найдут. Надо чтобы твой внутренний и внешний психотипы сошлись. Просто надо было чуть-чуть не умереть, не спиться. Понимать, как ты чувствуешь психофизику. Не жиреть. Я же был жирным, потом похудел. Не на диетах, а просто понял, что надо, и стал постройнее. Чтобы роли твои нашли тебя, надо просто двигаться.

Съемки сериала «Чикатило», следователь Липягин

«Не знаю, понравился бы мне „Чикатило“, если бы я там не снимался»

— В 2022 году выйдет второй сезон сериала Сарика Андреасяна «Чикатило», где ты играешь роль майора Липягина, который ловит Дмитрия Нагиева в роли Чикатило. И режиссера, и первый сезон фильма сильно критиковали. Что ты думаешь об этом всем?

— Собака лает, караван идет. Если критиковать нечего, то тишина и будет. Понимаешь? А ты знаешь, что это коммерчески очень сильный проект? Сериал самый рейтинговый на платформе [транслируется на интернет-платформе Okko]. У Сарика и его брата — у них потрясающая чуйка. Они держат нос по ветру, они на волне, с ними работать одно удовольствие. Сейчас Сарик новый сериал запустил «Рынок шкур», там отличная роль будет, может интереснее «Чикатило», сравнивать глупо, конечно.

Понимаешь, я плохой зритель. Я неблагодарный зритель, мне вообще мало что нравится. Я не знаю, понравился бы мне «Чикатило» или нет, если бы я там не снимался. Но я точно знаю, что с уважением отнесся бы к этой работе. Второй сезон будет лучше. По драматургии, по всему. Меня во втором сезоне чуть подувеличили, наверное, зашел этот персонаж.

— При этом твой герой, следователь Липягин, не гнушался и нарушал закон, чтобы закрыть дело — посадил невиновного. Как ты оцениваешь подобных людей?

— Слушай! Давай-ка честно скажем, положа руку на сердце: он не хотел делать зла, он делал добро, как он считал. Они реально ловили преступника по-настоящему. Конечно, не без какого-то и карьерного роста, а кто? Это система такая. Они все делают свою работу и все делают отчетность, которую просят. А что, сейчас не так, что ли? Он искренне верит, что это его работа такая. Есть ли оправдание ему? Честно говоря, нет. Моего личного. Во втором сезоне — там и человечность есть, чуть не всплакнул.

Как мне сказал один актер, который посмотрел «Чикатило», — ты когда появлялся в кадре, я думал, сейчас говно будет какое-то опять. Я рад, что я вызвал такие эмоции, значит, что-то я сделал правильно в фильме как актер.

Нагиев и Каменщиков на съемках фильма «Чикатило»

— Как работалось с шоуменом Нагиевым?

— Мы с ним работали два дня непосредственно. Я же поймать его не мог, поэтому я с ним не пересекался. Нагиев — это абсолютная ирония, абсолютный профессионал. Такая ирония всегда, никогда вообще не поймешь — серьезный он сейчас или нет, подкалывает. «Конечно, в первый сезон с кондачка вскочил в образок, а здесь поработать надо», — это он про меня. Всегда поддевает, всегда смешно. Я с уважением к нему отношусь.

«А я еще и стишки пишу»

— Ты когда стареньким станешь, будешь режиссером или актером?

— Я еще и музыкант. Я это бросать тоже не собираюсь. И неизвестно, что мне больше нравится, по идее. Музыка очень нравится. Там — работа, а это — отдушина моя такая. Помнишь, как Чехов говорил: «Медицина — это моя жена, а литература — любовница».

— А кто твоя любовница?

— Музыка. А я еще и стишки пишу.

— Сколько тебе было лет, когда ты стихи начал писать?

— Плохие? Плохие — с детства. Как только читать научился.

— Герой твоего нового фильма «Поэт» — это, по сути, и есть Олег Болдер?

— Поэт — это состояние души, а не рифмоплетство.

— А у Олега Болдера и охранника из фильма «Поэт» есть что-то общее?

— Стихи там, которые читаются, это все мои, я их писал не для сценария. 

Я уж не прошу очередной попытки

Я рад тому хотя б, что скоро май.

Возьми мои несостоявшиеся улыбки

Бродягам у метро раздай.

Но я морды не бью, когда стихи мои не любят.

— А он бьет?

— А он бьет, да. Он ревностно относится к своему творчеству. Ему лучше не пить. А мне пофиг. Если кому-то не хватит сральной бумаги в толчке, то я со спокойной душой отдам для подтирания собственные творения.

— А почему в кино снимается Олег Камещиков, а стихи пишет Олег Болдер?

— Это «погонялово», по приколу. Была компьютерная игрушка, «Болдер» называлась. В ней чувак камушки переставлял. И мои друзья из студии, такие отморозки и упыри: «А смешно звучит Болдер, давай кого-нибудь Болдер назовем. О, тебя! Болдер!» Я говорю: «Я не буду Болдером, не приживется». Я был «камень», но, видишь, прижилось. Я не хочу, чтобы Болдер и Каменщиков пересекались. Болдер делает что хочет, то, что хочу я. У Каменщикова нет такой свободы, он зависим от денег, от семей, от детей, им нужны деньги. Болдеру нужны деньги на бухло. Каменщиков, иди, *** [блин], работай! Поэтому Каменщиков пускай работает, а Болдер отдыхает.

— Поэтому режиссер фильма «Этика долга» Олег Болдер? Ты ничего не заработал на фильме? А если будет картина с хорошим гонораром, режиссером будет Олег Каменщиков? 

— Почему, если это будет моя авторская работа, которая мне нравится, режиссер будет Болдер. У Сарика Андреасяна мне нравится, но я там не могу подписаться «Болдер». Пусть там Каменщиков что-то растет, у него тоже рост должен быть. А Болдер разберется...

Материалы по теме
Мнение
26 дек 2021
Леонид Черток
Леонид Черток
«Я удивил Эйзенштейна». Разговор с автором скандального «Чермета»
Мнение
7 окт 2021
Собрание общественности Коми
Собрание общественности Коми
Борис Дианов: Если ты думаешь, что политика тебя не касается, ты ошибаешься!
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Смоленская областьИнтервью в блогахФотоВидеоКультура
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!