Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Ивановская область
  2. Главврач Ивановской городской клинической больницы № 4 Александр Кукушкин: То, что было в прошедшем октябре, — это буквально катастрофа

Главврач Ивановской городской клинической больницы № 4 Александр Кукушкин: То, что было в прошедшем октябре, — это буквально катастрофа

Алексей Машкевич
Алексей Машкевич
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Мы с Александром Кукушкиным, главврачом ОБУЗ «Городская клиническая больница №4», знакомы не первый день, и я знаю: он из тех, кто лучше промолчит, чем скажет неправду. Поэтому пошел поговорить с ним на самые, наверное, горячие темы последних двух лет: вакцинация, COVID, смертность. Про QR-коды не спрашивал осознанно: тема это абсолютно не медицинская, а обо всем остальном, что меня самого интересовало, поговорили.

- Вы не лечитесь таблетками, но от ковида привились. Почему?

- Да, я не любитель таблеток, стараюсь лечиться народными средствами. Почему привился? С первых дней коронавирусной инфекции вижу, что реально происходит, как погибают люди. Плюс периодически захожу в «красную зону», а это серьезный риск. Еще такой факт: из персонала, работающего в ковидарии четвертой больницы – а мы так работаем с апреля 2020 года, – привитые практически не болеют.

- Недавно делал интервью с Сергеем Бубновским, который говорит, что лечить последствия ковида надо не лежанием на койке и не таблетками, а физической нагрузкой и активностью на воздухе. Согласны?

- Для людей, перенесших ковид, движение - это благо, лежание ни к чему хорошему не приводит. Определенный набор реабилитационных мероприятий переболевшие ковидом должны пройти.

- Много ли заболевших ковидом сознались, что купили прививочный сертификат?

- Я сам с такими не сталкивался, но коллеги говорят, что случаи есть.

- Почему люди не верят в вакцинацию? В медицину не верят или привыкли, что власти всегда врут, и автоматом не верят?

- Власть сегодня сама активно вакцинируется – и президент, и высшее руководство страны. С моей точки зрения, мы не дорабатываем в плане информирования населения. Неубедительно доносим, что вакцинацию необходимо пройти не только для себя, но и для окружающих – для возрастных людей, родителей, бабушек, дедушек. Видимо, со стороны медиков необходимы какие-то более действенные объяснения, более объективная и убедительная информационная политика. Я сам много разговариваю, убеждаю.

- Может, надо не только пугать со всех экранов количеством зараженных и умерших?

- Пугать? Да все уже до такой степени перепуганы… Надо именно убеждать в целесообразности вакцинирования. Мы же видим, как с каждой волной заболеваемости объем поражения населения все больше, а тяжесть COVID-инфекции выше. А то, что было в прошедшем октябре, – это буквально катастрофа!

Мы, врачи, работающие в ковидариях, видим, что привитые люди практически не погибают. Да, они могут заболеть, но переносят болезнь в легкой или средней форме.

- Но привитые все равно умирают.

- Есть единичные случаи. Как правило, это глубоко возрастные пациенты 80+ с запредельным уровнем сопутствующей патологии. И на этом фоне им надо немного, чтобы имеющаяся патология перешла в стадию декомпенсации, чтобы этого хватило для летального исхода.

- Есть ощущение, что ковид разделил медиков на тех, кто работает в «красной зоне» и хорошо зарабатывает, и на остальных, по-прежнему нищих. Есть напряжение в сообществе?

- Определенное расслоение присутствует, но мы в учреждении стараемся не допускать этого, привлекаем докторов, работающих в амбулаторно-поликлиническом звене, к работе в ковидном стационаре.

- Люди стремятся туда?

- Кто-то стремится, кто-то нет – это личный выбор каждого. У кого-то есть желание и возможность, у кого-то нет. В любом случае существуют ковидные выплаты и на уровне амбулаторно-поликлинической службы, пусть и не такие, как в COVID-стационаре. Уровень заработной платы в доковидное и ковидное время отличается – она стала существенно выше.

- Администрация получает доплаты за COVID?

- Ни я, ни мои заместители не получаем никаких ковидных выплат, все средства идут на персонал, работающий в «красных зонах».

- Не обидно? Вы же тоже ходите в эти зоны?

- Это моя непосредственная обязанность – и ходить, и смотреть, и поддерживать, и делать какие-то замечания. Ничего сверхъестественного в этом не вижу и ничего обидного. Более того, был период, когда администрация больницы находилась на карантине. Я жил в кабинете, руководил больницей. Это же живой организм, не встанешь и не уйдешь, потому что есть большой круг вопросов, возникающих постоянно: госпитализация, медикаментозное обеспечение, те же выплаты… Я это в ежедневном режиме мониторю вместе с заведующими корпусами, заведующими отделениями.

- Медики стали больше получать, но в Москве платят еще больше. Много врачей в пандемию уехало в Москву?

- Какого-то оттока кадров в Москву по нашей больнице я не вижу, основной врачебный и сестринский костяк весь работает. Был определенный отток по возрастной группе, но и им нашли применение, они теперь работают в «чистых» зонах с одеждой и с медицинской документацией, стараются находиться вместе с коллективом.

- В «четверке» на фоне ковида сильно добавился коечный фонд. Вы сейчас кадрами укомплектованы?

- Укомплектованы полностью, дефицита по кадрам нет ни по врачебному, ни по среднему медицинскому персоналу. А коечный фонд действительно увеличился: до ковида было 275 круглосуточных коек, в последнюю волну развернули 500. Были определенные замечания по санитарочкам, их не хватало, но мы добавили ставок.

- Студенты медакадемии, работающие в «красной зоне», – это красивая легенда или реальность?

- Нет, не легенда, они работают – и клинические ординаторы, и студенты, аккредитованные и прошедшие обучение по ковиду. Они больше работали в каникулярный период, но и сейчас дежурят за пределами учебного процесса. Не сказать, что они тотально заполнили госпиталь, но ребята такие есть, и я им очень благодарен.

- В Москве под ковидарии переделывают ТЦ, у нас - профильные больницы. Сильно от этого потеряли нековидные больные – сердечники, диабетики?

- Понятно, что объем помощи, который мы оказывали в доковидный период, уменьшился. Но система здравоохранения выстроена так, что, несмотря на перепрофилированные в ковидарии больницы, продолжает работать ряд учреждений общего направления. Например, областная больница и больница РЖД. И пациенты, нуждающиеся в узкопрофильной помощи, получают ее там. Поэтому нельзя сказать, что больные остались без медицинской помощи, – амбулаторка работает. Что касается стационара по нековидным пациентам, тут основной удар на себя взяла областная больница, работающая в основном на экстренную помощь в части хирургии и кардиологии. Но и плановую помощь больным там никто не закрывал, она оказывается.

- Тяжело далось перепрофилирование «четверки» в ковидарий?

- Оба раза все прошло достаточно энергично, без каких-то глобальных трудностей. Команда сработала оперативно. Конечно, большую помощь оказал департамент здравоохранения – Фокин [Фокин Артур Мерабович, директор Департамента здравоохранения Ивановской области] постоянно находился в открывающихся ковидариях, держал руку на пульсе – инфраструктура, кислород, остальные моменты.

Конечно, все было непросто, неизвестно, незнакомо, было много переживаний. Но тот период достаточно быстро закончился, мы структурировали работу. Развели больных по тяжести, по уровню поражения: легких сконцентрировали в одно место, тяжелых в другое. Потом взялись за перестройку работы медиков: начали с руководителей корпусов, которых ставили из числа наиболее опытных сотрудников, ведущих лечебную работу по корпусу, а дальше подбирали, чтобы в каждом корпусе равномерно присутствовали и терапевты, и хирурги, и эндокринологи. Выстраивали работу так, чтобы количество специалистов было одинаковое по всем корпусам. Нам помогло то, что мы профильный стационар и есть возможность любого пациента не только лечить от ковида, но и давать специализированную помощь: пульмонологию, гастроэнтерологию, эндокринологию, хирургические операции. На определенном этапе договорились с руководством департамента, что пациенты, которые поступают к нам в стационар и требуют какой-то хирургической помощи, будут оперироваться здесь.

- Не все профильные врачи переквалифицировались в инфекционистов?

- В основном, конечно, ковид... Мы чаще имеем дело с пациентами старшей возрастной группы, у которой достаточно сопутствующих патологий и они получают помощь профильных специалистов, у нас же изначально не инфекционный монопрофиль. Люди это знают, и им нравится, что они кроме лечения от ковида проходят коррекцию по сопутствующим патологиям.

- Вы сначала открыли «красную зону», потом закрыли, потом опять открыли… Надолго еще останетесь ковидарием?

- Решения по открытию, перепрофилированию и закрытию – это прерогатива областного оперативного штаба, тут не руководитель учреждения решает. Мы, конечно, надеемся, что опять перейдем в нормальный режим, видя, что ситуация идет на снижение уровня госпитализации с пневмониями и ковид-пневмониями. Несколько больниц уже перешли в штатный режим работы, по нам же решение пока не принято.

- То, что власти отказались от локдауна, это хорошо или плохо с точки зрения медиков? Без сидения по домам болеет больше людей?

- Не знаю, вопрос не чисто медицинский. Все-таки локдаун – это чувствительная тема для населения и бизнеса. Медицина пока справляется. И в четвертую волну, которая только что была, справилась. Работаем на пределе возможностей, что, наверное, и позволило не вводить в области дополнительных ограничений. Мы привыкли: да, тяжело, да, непросто, да, коечная мощность с каждым разом все больше. Но пока справляемся.

- Это когда-нибудь закончится?

- Пока больше вопросов, чем ответов. Ковид от нас никуда не уйдет, это понятно: новые мутации, новые штаммы. Думаю, в этой фазе мы будем находиться еще не год и не два. Но в конечном итоге все это должно завершиться какой-то сезонной проблемой, как грипп или ОРВИ. Сейчас трудно делать какие-то выводы, мы мало знаем о COVID, тем более про какие-то новые штаммы, про тот же «омикрон»... Мнения существуют полярные: кто-то говорит, что он более контагиозный, но менее агрессивный, и вроде будет легче. Другие — наоборот: тяжелый штамм с высокими контагиозностью и летальностью. Но это только разговоры. Посмотрим европейский сценарий и от этого будем отталкиваться. Плюс в стране работает серьезный институт вирусологов, которые контролируют процесс совместно с Роспотребнадзором и министерством здравоохранения.

- Есть пословица такая: «Кому война, кому мать родна». И есть некрасивая тема, когда в моргах не дают одевать умерших, пакуют их в черные пакеты, требуют деньги за то, чтобы одеть, положить в гроб иконку…

- Когда входили в ковид, было принято решение, что отделение патанатомии (морг) будет располагаться здесь, на базе четвертой горбольницы, чтобы не тащить инфекцию по всем учреждениям, все тела умерших будут вскрываться здесь. А родственники будут получать их для захоронения. Система работала устойчиво до четвертой волны, и особенно тяжелым стал октябрь с его высокой летальностью. Мы столкнулись с тем, что не вытягиваем ситуацию по вскрытиям, и было решено перепрофилировать еще два морга – на базе 7-й клинической больницы и онкологического диспансера, что позволило решить проблему.

Что касается черных пакетов и закрытых гробов – это не мы придумали, есть документы Минздрава, которые регламентируют порядок.

- У людей это вызывает отторжение. Есть же традиции…

- Есть, и мы стараемся идти навстречу. Может, не все получается, но положить что-то в гроб, соблюсти православные моменты – я категорически отслеживаю этот вопрос. У нас договоренность с митрополией, что есть священнослужители, которые допускаются в ковидный госпиталь и имеют возможность провести православные обряды. Эта тема чувствительная, мы к ней относимся очень серьезно, и каких-то глобальных сбоев у нас нет.

Что касается пакетов и закрытых гробов, еще раз подчеркну: это нам предписывают федеральные органы власти, мы никаких вольностей не можем себе позволить.

- Но при этом с людей берут деньги за то, чтобы похоронить умерших одетыми.

- Это печальная страница в истории здравоохранения, и дай бог, чтобы этого не было. Это за пределами моей и компетенции, и моего понимания добра и зла – это кощунство.

- Недавно в разговоре у вас промелькнула фраза: «Так устал, что хочется все бросить и уйти‘. Это сгоряча или обдуманно?

- Если честно, определенная усталость есть и иногда хочется все бросить. Но я отношу себя к ответственным профессионалам, и, конечно, это эмоции, а не позиция. Буду продолжать работать, помогать людям как-то выйти из этой ситуации.

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
26 ноя 2021
Алексей Машкевич
Алексей Машкевич
Что стало с ивановским кардиологическим диспансером после того, как его переделали в ковидарий
Мнение
16 дек 2021
Анатолий Цыганков
Анатолий Цыганков
Ограничения отменяются, но происходить это будет поэтапно, по мере оздоровления ситуации в Карелии
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
ЗдравоохранениеКоронавирусИнтервью в блогахИвановская область
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!