Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Ивановская область
  2. У тебя СПИД — а значит, мы умрем

У тебя СПИД — а значит, мы умрем

Марья Никитина
Марья Никитина
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Ивановская область - небольшой регион, расположившийся в трех часах езды на поезде от столицы. По количеству жителей область обогнала Черногорию, а в областном центре живет столько же человек, сколько в Исландии.

Именно Ивановская область который год подряд в лидерах среди регионов по уровню распространения ВИЧ-инфекции. За 20 лет было зарегистрировано более 11 тыс. больных, и их количество до сих пор растет.

Ситуация в Ивановской области - не вопиющее исключение на общем фоне, а скорее яркий пример федеральной тенденции: “В России на 31 декабря 2020 года — это предварительные пока данные — зарегистрированы более 1,1 миллиона человек, живущих с ВИЧ. По данным Роспотребнадзора, ВИЧ — это одно из наиболее распространенных инфекционных заболеваний”, — сказала вице-премьер РФ Татьяна Голикова для информационного портала “Такие дела”. Таким образом, практически каждый сотый россиянин имеет положительный ВИЧ-статус. Вне зависимости от его вероисповедания, профессии, социального статуса и образа жизни.

Как так получилось

Ивановская область с прошлого года стала выходить на первое место в ЦФО по заболеваемости и пораженности населения. Для того чтобы понять масштабы, посмотрим статистику. Заболеваемость в России на 2020 год - из 100 тыс. заражены 26, в Ивановской области - 30,9. Причины две:

- Распространение внутривенного героина с конца 90-х и начале 2000-х среди молодежи, в основном мужчин.

- Развитие лабораторной диагностики и доступности тестирования в регионе. Со временем ситуация менялась, но плоды мы пожинаем до сих пор. “На самом деле СПИД-центр в городе очень маленький, в нем практически нет узкопрофильных специалистов. На его месте раньше был кожно-венерологический диспансер, потом больница для людей с заболеваниями психики. Людям просто некомфортно идти в СПИД-центр. Есть также еще фактор того, что многие боятся огласки. В маленьких городах каждый знает друг друга, когда-то уже видел или слышал от знакомых. По этой причине люди не говорят о своем статусе, отказываются от терапии, заражение идет дальше”, - говорит Недобежкина.

«Приговорили к ВИЧ»

Иван (имя изменено) живёт в Иванове, он узнал о своем ВИЧ-статусе 12 лет назад, из них 11 он принимает терапию. “Когда узнаешь о статусе, понимаешь, что тебя приговорили к ВИЧ, ты испытываешь шок, отчаяние, а потом, когда встречаешься с людьми, врачами, узнаешь больше, то принимаешь это как факт. Первым человеком, которому я открылся, стала супруга. Дальше мы уже общались со специалистами о том, как родить здорового ребенка. На жизни твой ВИЧ-статус не сказывается никак. Это дополнительная терапия, но она входит в привычку - утром необходимо выпить таблетки. Я ничем не отличаюсь по анализам от здорового человека”, - рассказывает о своей истории Иван. Первым делом после раскрытия статуса Ивана отправили в общественную организацию, которая специализируется на ВИЧ, там ему все объяснили, дали наставления, как жить дальше, потом уже он пошел в СПИД-центр. Если возникают какие-либо непонимания, вопросы по здоровью, то он связывается с куратором из общественной организации. По словам Ивана, никаких затруднений с получением терапии в регионе нет. Ты приходишь к врачу, берешь справку, и тебе выдают таблетки. Почему же в регионах до сих пор нельзя спокойно говорить о своем заболевании, как о любых других? И в чем кроется причина страха? “Свой статус я не раскрываю. Зачем? Наше общество еще не готово к этому, менталитет отличается от западных стран. Проблема в том, что общество не знает о способах передачи ВИЧ. То есть неосведомленность играет большую роль. Я слышал, как человека уволили с работы за то, что узнали его ВИЧ-статус. Начальнику поступил анонимный звонок, где рассказали о том, что у одного из работников ВИЧ-инфекция”, - делится Иван.

(Не) асоциальное явление

Дети нулевых наверняка хоть раз в жизни приходили на особый урок, который чаще всего проводили вместо биологии. На нем рассказывали о контрацепции, венерических заболеваниях и начале половой жизни.

До недавнего времени поговорить о ВИЧ открыто на публике можно было только так.

Но несмотря на то, что о проблеме начали говорить открыто медийные личности — журналист Юрий Дудь, экс-мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман и многие другие, большая группа россиян по-прежнему воспринимает ВИЧ и жизнь с диагнозом, как в песне Земфиры: “У тебя СПИД, и, значит, мы умрем”.

Все активнее в России ведут просветительскую работу некоммерческие организации, появляются пациентские движения, где ВИЧ-активисты (чаще в столицах) рассказывают о терапии, жизни и возможностях. Один из ярких примеров - Антон Красовский, основатель фонда “Спид. Центр”. Но в регионах ВИЧ-сообщество живет по главному правилу бойцовского клуба и никому не рассказывает о своем существовании, потому что до сих пор в сознании населения прочно сидит стигма: ВИЧ = секс, наркотики и рок-н-ролл.

В начале 2000-х годов ВИЧ чаще всего распространялся из-за инъекции наркотиков. Процент заражения по РФ и Ивановской области доходил до 75–80%. Преобладала мужская часть населения. С 2011 года начало расти количество инфицированных женщин. Появилось выражение: «У ВИЧ женское лицо». Но лицо далеко не женское, а явление совсем не асоциальное. Сейчас, когда от инъекционных наркотиков наркопотребители перешли к синтетическим, наиболее распространенная причина заражения - незащищенный половой акт. “ВИЧ-инфицированным может стать любой человек. В 1995–2000 годах ВИЧ заражались чаще всего наркозависимые. Многие считают, что нормальный человек, ведущий обычный образ жизни, не может заразиться ВИЧ. Обычно это среднестатистические люди, не наркозависимые, не секс-работники и так далее. В большинстве случаев люди заражаются ВИЧ половым путем. И очень часто происходит такая ситуация: человек в 2000-х принимал наркотики, он уже бросил, прошло какое-то время, он знает о своем диагнозе. В какой-то момент человек встречает свою любовь и боится рассказать. А потом она узнает о заболевании, например, у врача в женской консультации при беременности. Если бы он сказал вовремя, то они могли бы использовать контрацептивы или терапию”, - делится Мария Недобежкина, руководитель благотворительного фонда "Дом Надежды", координатор проекта из "Виртуальности в реальность", пациентской организации «Е.В.А».

Кто они - ВИЧ-диссиденты?

По словам Ирины Щуренковой, руководителя фонда профилактики ВИЧ "Содействие", сотрудника областного центра по борьбе с ВИЧ и ИЗ, обследование и лечение диспансерной группы в центре бесплатное. Никаких барьеров к получению терапии нет. Отказы от диспансеризации и лечения со стороны пациентов были характерны для прошлых лет, когда преобладала заболеваемость ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков. Сейчас социальный портрет пациентов изменился - достаточное количество людей имеют нормальный образ жизни и образование. Отказ от терапии чаще всего происходит в нескольких группах: СПИД-диссиденты, наркозависимые, люди с психическими заболеваниями. Есть и такая группа, которая просто не может получать препараты, - эмигранты. У вас может быть вид на жительство и все документы, но антиретровирусная терапия недоступна. Для этого нужно гражданство, а его получение занимает до пяти лет. Человек живет легально на территории России, но ему не положена терапия. Часть пациентов с ВИЧ-статусом выпадает из поля зрения СПИД-центра. Это обычно происходит по нескольким причинам: бессимптомное течение заболевания в течение нескольких лет; равнодушное отношение к своему здоровью; сохраняющаяся дискриминация ВИЧ-положительных людей в обществе и боязнь раскрытия их диагноза в семье и на работе; злоупотребление алкоголем и наркотиками. «Наша команда в ходе проекта “Из виртуальности в реальность” выезжает к людям, которые живут с ВИЧ и нуждаются в помощи для продолжения терапии. Мы общаемся, выясняем причины отказа от терапии», - рассказала Мария Недобежкина.

Как проходит профилактика?

Сейчас профилактика ВИЧ-инфекции выходит на новый уровень. Распространение информации идет через интернет, регулярно проводятся вебинары для школьников, видеоконференции для студентов и врачей. Совершенствуются выездные формы работы на рабочие места с использованием экспресс-методов на ВИЧ. Проводятся Всероссийские акции «СТОП ВИЧ/СПИД», «Тест на ВИЧ: экспедиция» и многие другие, которые помогают населению лучше узнать врага.

К профилактической работе и социальной поддержке ВИЧ-инфицированных подключились НКО, которые поддерживает государство. Так, в Ивановской области со СПИД-центром активно сотрудничает БФ «Содействие», которым были реализованы многие проекты, направленные на сохранение здоровья и социальную поддержку ВИЧ-позитивных людей. Еще одна особенность современной профилактической работы - это широкое развитие волонтерского движения. «Помощь ВИЧ-инфицированным – особый вид волонтерского движения. Волонтерам надо сначала объяснить, как они могут работать, почему не должны бояться бытовых контактов с ВИЧ-инфицированными, как они должны проводить просветительскую работу в разных аудиториях и другие вопросы. Вот почему Центр СПИД и БФ „Содействие“ уделяют особое внимание подготовке волонтеров по данному направлению. Во многих проектах БФ «Содействие» одним из направлений является подготовка волонтеров, ежегодно количество вновь подготовленных волонтеров составляет 80–100 человек», - рассказала Щуренкова.

Иностранные агенты, убивающие Россию

Россия - страна, которая готова бороться с любыми некоммерческими организациями, получающими международную поддержку, ставя клеймо “иностранный агент”. Сюда попали и организации, борющиеся с ВИЧ-инфекцией. Генеральная линия в борьбе с иноагентами - защита ценностей. Авторы ужесточающих мер считают, что программы зарубежных стран пропагандируют ценности “неправильные”, такие как поддержка ЛГБТ-людей, помощь наркозависимым, развитие сексуального образования среди подростков.

Мировая практика постоянно пополняет список эффективных мер в борьбе с ВИЧ, одни из наиболее популярных — заместительная терапия для наркозависимых и сексуальное образование для школьников. Россия же обходит по бордюру эти две меры, которые значительно бы сократили рост. У нас же наркозависимые должны полностью отказаться от наркотиков, а люди сохранять верность. Других путей спасения нет. Борясь с иностранным влиянием на ВИЧ-сервисные НКО, мы боремся не против ВИЧ, а против системной помощи. По-прежнему продолжая принимать за болезнь симптом.

Авторы: Мария Лукина, Марья Никитина

Материалы по теме
Мнение
12 фев
Оксана Савельева
Оксана Савельева
У меня сформировалось понимание полного провала информационной кампании против распространения коронавируса
Мнение
8 фев
Александр Мамкин
Александр Мамкин
Прошу поддержать предложения по повышению окладов бюджетников
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
ЗдравоохранениеОбщество
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!