Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Скопинский дачник посол Гирс

Скопинский дачник посол Гирс

Михаил Российский
Михаил Российский
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Обгоревшие в 1990-е годы руины усадьбы Михайловское (ныне поселок Дома Отдыха на территории Скопинского района) в лучшие годы видели в своих стенах нескольких деятелей отечественной внешней политики дореволюционного периода. Одним из них был посол Михаил Николаевич Гирс (1856-1932), за долгую жизнь успевший побывать отважным солдатом, ловким придворным, осторожным дипломатом и бесприютным эмигрантом…

13 (25) апреля 1891 г. управляющий канцерярией МИД граф Владимир Николаевич Ламздорф (будущий министр в 1900-1906 гг.) записал в своем дневнике: “В наши дни происходят странные вещи; творится произвол, достойный самого деспотического азиатского владыки. Баронесса Таубе, урожденная Замятнина, сочла нужным уйти от мужа, чтобы выйти замуж за Михаила Гирса; она стала квартировать у своей тетки, старой, видной дамы, графини Толстой, вдовы бывшего министра внутренних дел. Не сумев добиться развода за отсутствием установленныъ законом поводов, она обратилась в комиссию [генерала] Рихтера, требуя отдать ей детей. И вот, без особых формальностей, по высочайшему повелению бедному Таубе предлагают передать своих детей жене, одновременно получающей отдельный паспорт… Хорошенькие образцы нравов!”

Вместе с женой и детьми выдающийся отечественный криптограф, сотрудник МИДа барон Констатнин Фердинандович фон Таубе утратил и “дачу” — усадьбу Михайловское в Скопинском уезде, приобретенную на имя супруги в 1885 г. Совсем без гроша в кармане он, впрочем не остался, сохранив за собой имения Ивановское-Вашутино в Осинском уезде Пермской губернии и Солохта в Череповецком уезде Новгородской губернии. Ими барон владел вплоть до 1917 г.

Сын министра

Новым избранником сердца баронессы Таубе стал сослуживец ее первого мужа статский советник Михаил Гирс, представитель незнатного и небогатого дворянского рода шведского происхождения. Внучатый племянник государственного канцлера князя Горчакова, сын дипломата-ориенталиста Николая Карловича Гирса, он окончил престижнейший Пажеский корпус, а после учился еще и на юридическом факультете Императорского Санкт-Петербургского университета.

Михаил Николаевич был человеком отнюдь не робкого десятка. С началом русско-турецкой войны 1877-1878 гг. он отправился в ряды действующей армии рядовым-вольноопределяющимся и заслужил знак отличия Военного ордена (Георгиевский крест) 4-й степени, медаль «В память русско-турецкой войны» и румынский крест «За переход через Дунай».

Вернувшись в Петербург, Гирс был принят на дипломатическую службу. К этому времени его отец стал товарищем министра иностранных дел и фактически управлял МИДом вместо престарелого князя Горчакова. В 1882 г. Гирс-старший сам занял министерский пост и оставался на нем все годы царствования Александра III. Сын министра Михаил с 1881 г. служил 1-м секретарем миссии в Белграде, а после 1885 занимал такой же пост в Тегеране. Одновременно с дипломатической Гирс-младший делал и успешную карьеру при дворе: в 1886 г. Александр III пожаловал его чином камер-юнкера, а в 1891 г. — камергера. Последнее обстоятельство, видимо, не в последнюю очередь определило решение баронессы Марии Николаевны фон Таубе связать с ним свою жизнь: ее первый муж, погруженный в составление секретных шифров, на придворные чины претендовать не мог, а даме хотелось блистать при дворе…

Дипломат и скопинский дачник

В 1889-1895 гг. Михаил Николаевич Гирс занимал должность младшего (второго) советника МИДа. В этом качестве он фактически выполнял функции личного секретаря своего отца и великолепно знал все закулисные тайны русской дипломатии.

В 1895 г. Гирс-младший был назначен на пост российского посланника в Бразилии (и в Аргентине по совместительству), а два года спустя за успешное руководство миссией был произведен в свой первый “генеральский” чин действительного статского советника. Памятником деятельности дипломата в Южной Америки до сих пор остается православный Свято-Троицкий храм в Буэнос-Айресе, построенный при его содействии.

Завершив миссию в Рио-де-Жанейро в июне 1898 г., уже в ноябре того же года Гирс получил назначение на такой же пост в Пекин. В Китае дипломату довелось стать свидетелем так называемого Ихэтуаньского восстания против иностранного вмешательства в политическую, экономическую и религиозную жизнь страны. В 1900 г. русскому посланнику пришлось вспомнить свой боевой опыт и с оружием в руках защищать пекинский Посольский квартал, где от разбушевавшихся повстанцев укрылись не только члены дипломатического корпуса, но и сама китайская императрица Цыси с частью двора. За это необычное для дипломата деяние гражданский чиновник Гирс в виде особого исключения был награжден орденом Св. Анны 1-й степени с мечами – боевым отличием, по статуту полагавшимся только военным.

Переведенный в 1902 г. на более спокойный пост посланника при баварском королевском дворе, Михаил Николаевич три года спустя был произведен в тайные советники и получил высокий придворный чин гофмейстера. В 1902-1912 гг. он был посланником в Бухаресте, где в 1908 г. его заслуги перед престолом и Отечеством были отмечены высоким орденом Св. Владимира 2-й степени, а по окончании своей миссии – орденом Белого Орла.

Как часто в эти годы посланник Гирс посещал скопинскую дачу своей супруги мы точно не знаем. Однако определенные распоряжения по хозяйству в Михайловском он делал. Так, например, из документов Скопинского уездного земского собрания известно, что в 1911 г. по распоряжению Михаила Николаевича “в виде опыта” в усадьбе были вспаханы 3 десятины (3,3 га) песчаной и 1 десятина (1,1 га) совершенно болотистой почвы. Их засеяли овсом с травою, льном и просом. Опыт оказался удачным, после сбора урожая была получена значительная прибыль. Кроме того, скопинское имение приносило супруге дипломата стабильный доход. После развода с бароном Таубе “жена посланника Гирс” упоминается как собственница действовавшей с 1868 г. водяной мукомольной мельницы “при Михайловке-Гуменовке Корневской волости”. Помещица сдавала ее в аренду местному крестьянину Дмитрию Николаевичу Крутову. В 1910-х гг. на берегу Верды в 4-х верстах от Скопина появилась еще одна водяная мельница “госпожи Гирс”, прозванная “Новенькой”.

В годы войн и революций

В 1912-1914 гг. гофмейстер и тайный советник Гирс служил послом России в Константинополе, а после вступления Турции в Первую мировую войну на стороне центральноевропейских держав был переведен на пост посла в Риме, где стал дуайеном (старейшиной) дипломатического корпуса. Тесно связанный с российской императорской фамилией, после Февральской революции 1917 г. Михаил Николаевич собирался подать в отставку. Однако по обстоятельствам военного времени он остался на своем посту и был уволен с дипломатической службы лишь ноябрьским приказом наркома Льва Троцкого, который изгнал из системы НКИД всех дипломатов «старого режима», отказавшихся признавать советскую власть.

Оставшись в эмиграции, посол Гирс принимал участие в работе Русского политического совещания, пытавшегося представлять интересы России на Парижской мирной конференции 1919-1920 гг. Надеясь на скорое падение советской власти, Гирс пытался сохранить существовавшие к тому времени российские миссии за рубежом, отказавшиеся сотрудничать с большевиками. В 1921 г. по его инициативе в Париже было созвано совещание не признавших РСФСР послов. На нем был создан Совет послов и Финансовый комитет, в распоряжение которого поступили остатки находившихся за границей денежных средств Временного правительства. Эти деньги Гирс использовал для поддержания автономной работы бывших посольств и консульств, а также помощи беженцам из России. Но все было тщетно: политическая конъюнктура заставляла страны Запада постепенно признавать СССР и устанавливать дипломатические отношения с красной Москвой.

Михаил Николаевич Гирс скончался в Париже в 1932 г. Мария Николаевна пережила своего мужа на 10 лет. Их скопинская дача была национализирована и в 1925 г. стала домом отдыха профсоюза шахтеров.

 

«Скопинский вестник», №31, 2 августа 2019 года

Материалы по теме
Мнение
1 июн 2020
Михаил Российский
Михаил Российский
Кто вы, барон Таубе?
Мнение
31 май 2020
Михаил Российский
Михаил Российский
Из истории села Троице-Орловка
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
РазмышленияИстория
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!