Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Кировская область
  2. Суровая жизнь и работа медицинских учреждений тылового города Кирова и области

Суровая жизнь и работа медицинских учреждений тылового города Кирова и области

Александр Рашковский
Александр Рашковский
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
Поделитесь с вашими знакомыми в России. Открывается без VPN

Суровая жизнь и работа медицинских учреждений тылового города Кирова и области

Историю этой жизни и работы мы расскажем, опираясь на архивные документы Государственного архива Кировской области (ГАКО). Пласт этих документов огромен и он только недавно стал общедоступным для всех пользователей архива. Тех, кто пишет правдивую историю военных лет, нередко называют очернителями. Конечно, проще всего написать на плакатах «Славное прошлое» и «Великое будущее».

О будущем пусть пишут прогнозисты.

А чтобы представить жизнь в тыловом госпитале военного времени, дадим такое описание.

Представьте, себе, что вы работаете в госпитале, находящемся в здании, где нет ни водопровода, ни центрального отопления, ни канализации. Вместо канализации -  выгребные ямы. А здание это забито ранеными, койки которых расположены в два яруса. Это значит, что нужно принести дрова и регулярно топить печи, многие из которых неисправны. Нужно приготовить для раненых завтрак, обед и ужин на дровяных плитах, натаскав воды из колонки. Нужно накормить раненых, а посуды остро не хватает и приходится это делать в пять-семь смен. Нужно эту посуду вымыть, а теперешних порошков и средств тогда не было. А мыть надо горячей водой, которую еще нужно вскипятить на дровах или угле, или торфе. При этом еще раненым надо делать перевязки, а бинтов очень мало и их приходится кипятить и сушить, а не выбрасывать, как сегодня. И все это делали, чаще всего, привезенные из деревень девочки, которых надо было еще обучать тонкому искусству выхаживания больных, что ложилось на плечи врачей и старших медсестер, которых тоже не хватало.

Лекарств тоже остро не хватало. О подвиге работников областного аптекоуправления, которые большинство лекарств для госпиталей изготовляли сами из местных сырьевых ресурсов еще предстоит подробно написать. Ведь почти никакими лекарствами централизованно не снабжали.

А на одну медсестру иногда приходилось до 150 раненых. Вот какие заботы ложились на хрупкие девичьи плечи. Продуктов тоже не хватало. Почти всех мужчин из сельской местности отправили на фронт. После захвата врагом обширной территории страны, у колхозов отобрали почти всех лошадей и подводы. Пахали на быках и коровах. Разоренное коллективизацией сельское хозяйство стало, в таких условиях, давать еще меньшие урожаи. Колхозники по трудодням практически ничего не получали. Армия ведь требовала огромного количества продуктов.

В результате и раненые и медицинский персонал госпиталей тоже питались неважно. Поэтому госпиталям пришлось создавать свои подсобные хозяйства, на которых тоже надо было работать медицинскому персоналу. Да что там, даже эвакуированные детские сады имели свои подсобные хозяйства. Иначе где было брать продукты…

И только исключительное мастерство врачей, которым помогали консультанты Военно-морской медицинской академии, эвакуированной в наш город из Ленинграда, позволяло довольно быстро излечивать больных и раненых. При этом профессорско-преподавательский состав академии постоянно вел учебу медицинского персонала госпиталей. Острые вопросы методик лечения обсуждались на заседаниях медицинских научных обществ, которые проводились с завидной для сегодняшнего времени частотой и регулярностью. Квалифицированные врачи постоянно защищали диссертации, о чем можно прочитать в газетах военного времени. Материалов для них хватало, так как поток раненых и больных был огромен.

И все это на фоне плохого питания и отвратительных бытовых условий в переполненном до отказа областном центре.

Учитывая все это, высота гражданского подвига медицинского персонала госпиталей, да и всех тружеников тыла станет более понятной для молодого поколения нашей страны.

Публикация правды о прошлом нам необходима, прежде всего, для его адекватной оценки, без которой невозможно дальнейшее развитие страны.

К сожалению, этого многие не понимают…

 

Вот выписки из некоторых архивных документов, которые позволяют представить все сложности и трудности жизни и работы в тылу.

 

Из распоряжения Кировского облисполкома от 20 ноября 1941 года:

«Эвакуированную из Карело-Финской республики больницу на 60 коек разместить в селе Богородское Богородского района».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.213).

 

Из докладной записки главного врача Кировской областной больницы от 9 января 1942 года:

«1. Приемный покой областной больницы превратился буквально в ночлежный дом. Освобожденные из тюрем и снятые с поездов заняли все боксы приемного покоя, предназначенные для приема инфекционных больных. Нависла угроза, что в ближайшие дни больница будет вынуждена закрыть приемный покой. Приемный покой, без преувеличения, стал рассадником распространения острых инфекционных заболеваний.

2. За последние дни участились поступления больных сыпным тифом. На сегодня они поступают с разных участков города (КУТШО, ИСКОЖ, поселок Профинтерна, Заводская улица, улица Мопра, Хлыновка). Создается исключительно тяжелая эпидемическая картина.

3. Больница испытывает острый недостаток в чистом белье, так как прачечная ЭП-22 принимает в стирку до 3,6 тонн в месяц, тогда как потребность больницы составляет 8,0 тонн в месяц».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.683, л.7).

 

Из списка личного состава ЭГ №1356 от февраля 1942 года:

  1. Иваненко Галина Александровна – начальник отделения.
  2. Гарасова Елизавета Эммануиловна – начальник отделения.
  3. Грушкин Абрам Рафаилович – врач.
  4. Вязьменская Вера Оттовна – врач.
  5. Финкельштейн Исаак Григорьевич – врач.
  6. Нерославская Вера Исааковна – врач.
  7. Каппер Берта Иосифовна – врач.
  8. Корф Клара Наумовна – начальник физического кабинета.
  9. Лемке Мина Израилевна – буфетчица.
  10. Либина Хася Моисеевна – буфетчица.
  11. Корсакова Мария Ефимовна – врач.

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.95).

 

Из письма Гофман и Зевич от 28 февраля 1942 года:

«В Макарьевском районе Кировской области на территории Сретенского сельсовета находится эвакуированный из Ленинградской области Оксаченский дом инвалидов-старых большевиков.

Однако, Облпромторг отпускает нам наряды, которые не отовариваются.

Если учесть, что своими слабыми силами инвалиды создали незначительное подсобное хозяйство, продукции которого хватило до 15 января, при постоянных перебоях с доставкой хлеба, то можно себе представить питание инвалидов.

Они питаются одними солеными грибами три раза в день.

Такой рацион способствует смерти, которая вырывает одного за другим из наших рядов.

Оставшихся 28 человек, если не будут приняты меры, ожидает та же участь».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.934, л.119).

 

Из письма директора Дома санитарного просвещения, врача Маевского в адрес облисполкома от марта 1942 года:

«Сырьем для витамина «С» служит сосновая, еловая и пихтовая хвоя, шиповник и смородина. Витамин «С» в значительном количестве находится в прорастающем горохе и ржи.

Витамин «В» находится в изобилии в пивных дрожжах».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.221).

 

Из письма управляющего Кировского аптечного управления Шубникова от марта 1942 года:

«Из этилового (винного) спирта путем соответствующей обработки  может быть получен серный эфир, а из него наркозный эфир».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.98).

 

Из письма управляющего Кировским областным аптечным управлением Шубникова в адрес Кировского облисполкома от 3 марта 1942 года:

«По заявлению областного отдела здравоохранения потребность в витамине «С» только в одном городе Кирове составляет 15-20 тысяч человеко-доз ежедневно.

Для получения этого количества требуется ежедневно около 1.400 кг хвои и 3-4 тонны кипяченой воды.

Считаем целесообразным изготовление витаминосодержащего настоя из хвои возложить на ОБЛЛЕСХИМСОЮЗ».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.90).

 

Из письма управляющего Кировским областным аптечным управлением Шубникова в адрес Кировского облисполкома от 12 марта 1942 года:

«Областная галеновая лаборатория начинает походить на небольшой фармацевтический завод.

На сегодня изготовлено:

  1. Настойки йода 5% - 620 кг.
  2. Спирта камфорного – 570 кг.
  3. Капель датского короля – 200 кг.
  4. Настойки валерьяны – 120 кг.
  5. Мази цинковой – 200 кг.
  6. Мази серной – 250 кг.

В первых числах марта лаборатория освоила изготовление раствора сульфидина.

Закончено лабораторное получение витамина «С» из хвои. В ближайшие дни приступим к массовому выпуску.

Наше предложение по производству гематогена местный мясокомбинат принял.

Производим химическое изучение местных доломитов на предмет возможности изготовления из них зубного порошка.

Древесным спиртом, скипидаром и дегтем наша область богата. Получение формалина, уротропина, терпингидрата, гвоякола жидкого, креозола и других их производных вполне возможна на базе Пищальского лесохимического техникума.

Готовимся в заготовке СФАГНА. Его у нас в области много, качество хорошее. Надеемся обеспечить себя своими заготовками.

В Уржумском районе нашей области растет много ландыша. В дореволюционные годы земство заготовляло там ландышевую настойку в количествах полностью удовлетворяющих потребности Вятской губернии, и даже часть отправляло в другие губернии. Нынче весной думаем заняться сбором ландыша. Спиртовый завод имеется на месте. С первым пароходом направим туда специального работника.

Богата наша область хвойными и лиственными лесами. Много шиповника, смородины, крыжовника, рябины, малины, черники, земляники, клюквы. И других дикорастущих плодов и ягод. С успехом можно вырабатывать на месте препараты витамина «С», сиропы, драже, клюквенный экстракт и другое. Изготовление клюквенного экстракта можем организовать своими силами. То же в части малинового сиропа, но это уже будет зависеть от обеспечения сахаром.

К заготовке лекарственных растений крепко готовимся и думаем в течение 1942 года заготовить:

1. Шиповника – 10 тонн.

2. Рябины – 2 тонны.

3. Малины – 2 тонны.

4. Черники – 2 тонны.

5. Смородины – 100 кг.

6. Клюквы – 3 тонны.

7. Земляники – 150 кг.

8. Черемухи – 300 кг.

9. Можжевеловых ягод – 1 тонну.

10. Корня валерианы – 1 тонну.

11. Ликоподия – 100 кг.

12. Сфагнового мха – 20 тонн и другого.

Ведем работу по дальнейшему выявлению возможности изготовления отдельных медикаментов на месте из местного сырья, в том числе по использованию богатейших Верхнекамских фосфоритных рудников и других.

Организовали производство и уже полностью обеспечиваем свои внутриобластные нужды:

  1. Стетоскопы докторские и акушерские.
  2. Щетки докторские.
  3. Костыли.
  4. Стеклянные изделия (плевательницы, мочеприемники, стаканчики для приема лекарств, воронки и аптечная посуда разных размеров).

Изготовлены и работают две бинторезные машины собственной конструкции, которые, при круглосуточной работе, дают до 10 тысяч бинтов. В ближайшие дни пустим еще две таких машины и тогда бинтами обеспечим всю область полностью.

В стадии освоения производства гончарные изделия (подкладочные судна, плевательницы, банки аптечные и материальные), резиновые пробки аптечные мелких размеров, стеклянные изделия (кружки Эсмарха, кровососные банки, чашки Петри), картонные коробки.

Один из литерных заводов вырабатывает кислород, но технический. Выясняем возможность очистки по получению кислорода для лечебных целей».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.82-88).

 

Из доклада профессора ВММА, военврача 1 ранга Алисова от 14 марта 1942 года:

«В эвакогоспиталях №397 т 3154 приемные покои отсутствуют. Прием раненых проводится в отделениях. В других эвакогоспиталях работа приемного покоя организована нечетко.

В эвакогоспиталях №397 и 1359 необесвшивленная одежда хранится в течение нескольких дней в помещении за перегородкой на парадной лестнице, создавая условия для расползания вшей и инфицирования проходящих».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.683, л.141).

 

Из заявления профессора Г. Р. от 17 марта 1942 года:

«Прошу рассмотреть следующие факты по отношению к моему ребенку, девочке К. 7 лет, которая заболела 20 января 1942 года скарлатиной и 21 января была помещена в детскую инфекционную больницу на улице Герцена.

27 февраля 1942 года по категорическому требованию прибывшей на мою квартиру сиделки, угрожавшей штрафами, мои старшие дети, в мое отсутствие, доставили К. домой.

На днях, уже в марте 1942 года, девочка рассказала мне, невзначай, что «в больнице ее насиловали» и даже пояснила с применением откуда-то узнанным ею теперь народным термином для акта совокупления, что это совершал лежавший в той же палате «мальчишка», забиравшийся к ней по ночам в кровать и которого, после этого, удалили в бокс.

Последнее свидетельствует о том, что старший медицинский персонал больницы не мог не получить известий о происшествии, но не нашел нужным поставить в известность об этом меня, несмотря на всю важность для здоровья и нормального самосознания ребенка, чтобы за ним было установлено внимательное внешнее наблюдение и уход.

К этому следует добавить, что ребенок поступил из больницы (на 37 день пребывания там!) чесоточным, притом в самом запущенном виде.

Г. Р., доктор технических наук, профессор, руководитель лаборатории ВНИИ метрологии (Ленинград).

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.111-112).

 

Из письма в адрес Кировского облисполкома от 27 марта 1942 года:

«С эшелонов, идущих с эвакуированными из Ленинграда, на станции Лянгасово ежедневно снимают больных. Главным образом от истощения, от 10 до 50 человек.

Организованные специально для них больницы (школа №4 и школа в Дымково) уже заполнены. Поток же прибывающих больных не сокращается».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.106).

 

Из письма Кировского института эпидемиологии и микробиологии (улица Свободы, 64) в облисполком от апреля 1942 года:

«Кировский БАКИНСТИТУТ перешел с 1942 года на выпуск оборонной продукции. Она имеет большое и важное значение для нашей страны.

Но институт имеет охрану из стариков и инвалидов, которая недостаточно следит за посетителями.

Институт должен всегда быть начеку и не допустить выхода из его стен какой-либо инфекции для населения.

Просим оказать содействие во введении военизированной охраны».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.153).

 

Из письма сотрудника секретариата «Кировской правды» Владислава Заболотского в адрес Кировского облисполкома от 13 апреля 1942 года:

«Как сообщила редакции эвакуированная из Московской области учительница Иванова Лидия Ивановна, находящаяся в сейчас в Кировском эвакопункте.  В данном эвакопункте, бывший КОР (Клуб Октябрьской Революции) допускается большая скученность. Не обеспечиваются санитарные условия. Среди проживающих в эвакопункте находятся больные. Дети спят на грязном полу. В результате всего этого распространяются эпидемические заболевания».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.147).

 

Из докладной записки от 20 апреля 1942 года:

«При Пищальском лесохимическом техникуме организовано производство следующих препаратов с годовым выпуском:

  1. Формалин – 10 тонн.
  2. Терпингидрат – 1 тонна.
  3. Уротропин – 1 тонна.
  4. Тиокол – 1 тонна.
  5. Креозотал – 250 кг.
  6. Уксусная кислота 80% - 250 кг.
  7. Уксусная кислота 40% - 5 тонн.
  8. Эфир серный – 3 тонны.

Управляющий областным отделением ГАПУ Богачев».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.141-144).

 

Из письма заместителя управляющего Кировским областным аптечным управлением от 2 мая 1942 года:

«Согласно Постановлению от 12 апреля 1942 года многопромысловое товарищество обязано поставить для нас 200.000 пар листов липкой бумаги и 3.000.000 листов ядовитой бумаги от мух.

Из указанных количеств 30% следовало сдать нам до 10 апреля 1942 года, но мы не получили ни одного листа из-за отсутствия бумаги.

Заместитель управляющего – Черняк.

Заведующий производственным отделом – Е. Едидович».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.683, л.158).

 

Из справки от мая 1942 года:

«Все медицинские пункты Молотовского (теперь – Нолинского) района Кировской области переполнены. Имеется значительный недостаток врачей. В связи с откомандированием в Молотовский госпиталь 6 врачей из 15, в райздраве осталось только 7 врачей. Райздрав не имеет квалифицированных хирургов, терапевтов и офтальмологов».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.684, л.119).

 

Из письма Кировского института эпидемиологии и микробиологии (КИЭМ) в адрес секретаря обкома ВКП(б) В.В. Лукьянова от 7 мая 1942 года:

«В условиях военного времени, когда ряд наиболее крупных бактериологических институтов (Ленинградский, ЦИЭМ, Московский им. Мечникова, Харьковский и другие) резко сократил выпуск биопрепаратов, Кировскому институту поручено максимально расширить производственную базу.

В настоящее время КИЭМ является единственной в Союзе базой холерного антигена.

На днях институту поручено производство нового препарата – вакцины против сыпного тифа.

Производство вакцины против сыпного тифа требует громадного количества белых мышей (ежемесячная потребность выражается в тысячах).

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.390).

 

Из письма начальника ВММА Иванова в адрес облисполкома от 24 мая 1942 года:

«Научно-исследовательский санитарный институт ВМФ, эвакуированный из Ленинграда, должен в ближайшее время прибыть и разместиться в городе Кирове.

Необходимость дислокации института в городе Кирове вызывается:

  1. Необходимость взаимодействия с ВММА и Центральным санитарным складом ВМФ, которые расположены в Кирове.
  2. Удобным полигоном для производства испытаний, уже предоставленным вами институту.
  3. Наличием завода №41, с которым институт связан, и ряда других производственных возможностей».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.195).

 

Из приказа по Наркомату здравоохранения РСФСР от 28 июля 1942 года:

«Врача Чиркову (Филонову) Зою Михайловну утвердить начальником СЭС Санчурского района Кировской области».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.235).

 

Из заявления заведующей детской консультацией №2 ГЖД, врача А.И. Колью (улица К.Маркса, 17) от 24 ноября 1942 года:

«Детская молочная кухня при консультации №2 получала молоко от Гормолокозавода в количестве 40 литров в день. По неизвестным причинам Горторготдел на ноябрь месяц 1942 года дал разнарядку только на 10 литров в день, тем самым лишив 75% грудных детей в прикорме молочными смесями».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.354).

 

Их письма Военной базы №38 от 4 января 1943 года:

«Сообщаем, что врачи больницы и поликлиники поселка Вахрушево в количестве 5 человек прикреплены с 17 декабря 1942 года к столовой ИТР Военной базы №38».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.682, л.421).

Фабрика отказалась кормить врачей поселка.

 

Из письма Кировского облздравотдела в адрес заместителя наркома здравоохранения СССР М.Д. Ковригиной от 5 января 1943 года.

«Участковая система обслуживания детей введена.

В городе Кирове создано 49 участков. Из них 40 обслуживается врачами-педиатрами и 9 опытными фельдшерами. Патронажных сестер – 50.

Имеется городской педиатр и 3 районных педиатра. В рабочий поселок Коминтерн направлен врач-педиатр.

Во всей Кировской области организовано 111 участков. Врачами не укомплектовано 33 участка.

Работу по патронированию детей на сельских врачебных участках проводят акушеры.

Кировский облисполком специальным решением от 11 декабря 1942 года установил несколько повышенные нормы для детских санаториев, туберкулезных детских санаториев, детских домов, интернатов и домов малюток на 1 человека:

  1. Хлеб – 600 граммов в день (для домов малюток – 300 граммов в день).
  2. Мясо-рыба – 1,8 кг в месяц.
  3. Жиры – 600 граммов в месяц.
  4. Сахар – 600 граммов в месяц.
  5. Крупа – 1,5 кг в месяц.
  6. Картофель – 12 кг в месяц.
  7. Овощи – 6 кг в месяц.
  8. Мука – 10 граммов в день.
  9. Яйца – 5 штук в месяц.
  10. Творог – 500 граммов в месяц.

20 декабря 1942 года в городе Кирове открыта детская столовая для усиленного питания ослабленных детей на 3.000 человек.

В детских учреждениях области не проводятся лечение и профилактика против рахита из-за отсутствия витамина «Д».

Витамин «С» по городам Кирову и Слободскому приготовляется в виде сиропа и настоя хвои. За последнее время выпуск продукции прекращен из-за отсутствия сырья на витаминном заводе. В плановом порядке витамин «С» в область не поступает.

С 10 января 1943 года на Кировском витаминном заводе начнется выпуск витамина «С» из хвои, которым будут удовлетворены, прежде всего, дети.

Молоком дети не удовлетворяются. Даже молочная кухня не получает полностью молока (всего 100-150 литров в день).

В розничной продаже молока для детей нет».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.809, л.1-2).

 

Из письма заместителя наркома здравоохранения СССР М.Д. Ковригиной от 13 января 1943 года.

«Из материалов Уполномоченного НКЗ СССР, организовавшего проверку реализации Постановлений Правительства, выявлено следующее:

До настоящего времени детские лечебно-профилактические учреждения не подготовлены к зиме. Намеченный ремонт не окончен. Заготовленное топливо не вывезено. В ползунковой группе яслей Лесозавода в городе Кирове температура плюс 10 градусов Цельсия. В детских консультациях №1 и 2 – температура плюс 8 градусов Цельсия. В детских столовых дети обедают в пальто. Дети раннего возраста не обеспечиваются молоком, жировые талоны по детским карточкам отовариваются один раз в 6 месяцев. Дополнительная выдача продуктов беременным женщинам не производится.

В Кировском доме ребенка из-за отсутствия теплой одежды и обуви дети не бывают на воздухе.

В детской столовой из-за отсутствия кружек и ложек, дети пьют из тарелок, а капусту вылавливают руками.

Прошу принять меры для ликвидации этих вопиющих фактов».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.809, л.16).

 

Из справки облздравотдела по питанию детского населения Кировской области от февраля 1943 года.

«Большинство детских садов города Кирова в январе месяце дают к обеду одно блюдо, а утром и вечером чай без сахара с хлебом.

Ясли при оборонных заводах, благодаря помощи ОРС, снабжаются несколько лучше. Так ясли при заводе №266 получают ежедневно по 11 литров молока на 146 детей.

Детский сад №45 Кировского района, эвакуированный из Ленинграда, в течение января 1943 года кормил детей только капустой с картофелем. Крупы, сахара и масла в детском саду не было.

В санатории «Тургаш» Кикнурского района (директор Греймер) находится 60 детей, перенесших трахому. Благодаря хорошо поставленному подсобному хозяйству, дети на весь год обеспечены картофелем как со своего огорода (10 тонн), так и закупленным в соседних колхозах. Имеются овощи (капуста, морковь, турнепс, репа). Засолены огурцы и капуста. Имеется две коровы. Заготовлено на зиму мясо, приобретенное в колхозах, и свинина своего убоя.

Санаторий «Канып» Просницкого района засеял 7,3 га культур (овес, ячмень, картофель, овощи). Весь полученный урожай заготовлен на зиму. Из зерновых изготовляют крупы.

Санаторий Русский Турек Шурминского района (главный врач Вановская). Количество детей – 290 человек. Засеяно в 1942 году 74,15 га. Снятый урожай полностью обеспечивает детей и персонал. В санатории  имеется 14 коров и 30 свиней».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.809, л.3-4).

 

Из письма наркомата здравоохранения СССР от 4 февраля 1943 года.

«В наркомат здравоохранения поступила коллективная жалоба медицинских работников села Кырчаны и Кырчанского района на то, что Кырчанский райисполком уменьшил хлебный паек для медработников и членов их семей до 300 граммов в день, вместо получаемых ранее 600 граммов».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.809, л.27).

 

Из письма Кировского облисполкома от 29 июля 1943 года.

«Завод №266 с 2 июня 1943 года открыл ночной санаторий на 40 человек на базе помещений областной больницы.

Завод №367 (Вятские Поляны) с 1 мая 1943 года открыл ночной санаторий на 30 коек.

Омутнинский металлургический завод с 15 июля 1943 года открыл ночной санаторий на 29 коек (вместо плановых 10 коек)».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.809, л.86).

 

Из справки о состоянии медицинских кадров Кировской области на 1 января 1944 года:

«Врачей – 644 человека, из них эвакуированных – 304 человека (из Ленинградской области – 160, из Московской области – 94, из других областей – 50).

В настоящее время по гражданской сети области на 10.000 человек населения приходится 2,8 врача, в то время как в других областях РСФСР, в среднем, 5 врачей.

31 медпункт области врачами не укомплектован».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.934, л.151).

 

Из доклада заведующего Кировским областным отделом здравоохранения от 15 января 1944 года.

«В области за 11 месяцев 1943 года зарегистрировано 2294 случая заболевания сыпным тифом в 53 районах области и городе Кирове. Свободным от сыпного тифа остался только Нагорский район.

В городе Слободском заболевания брюшным тифом концентрируются в слободе Демьянка, где имеется всего одна водоразборная колонка на 7.000 человек населения и жители, живущие на берегу, вынуждены брать воду из реки Вятки.

В Кировской области имеется 14 самостоятельных противомалярийных учреждений во главе с областной малярийной станцией. В области имеется 5 малярийных станций (город Киров, Уржум, Шурма, Малмыж и Вятские Поляны). 7 малярийных пунктов (Киров, Кильмезь, Лебяжье, Лальск, Подосиновец, Советск, Гадовские торфоразработки Оричевского района). 2 малярийных отряда (город Слободской и город Молотовск).

В Кичминском районе главный врач А.А. Дмитриева открыла и с большой эффективностью использует местные бальнеологические факторы (сероводородные ванны и грязелечение), ведет научную разработку материала. По своему качеству кичминские грязи не уступают мацестинским.

Из эвакуированных учреждений облздрава, к хорошим учреждениям следует отнести:

  1. Санаторий «Тургаш» - директор Греймер.
  2. Санаторий №2 в Лузе – заведующий Лившиц.
  3. Дом малюток Ленинградского педиатрического института – заведующая врач Левина.
  4. Дом малюток Всеволожска Ленинградской области – заведующая врач Лазарева.

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.936, л.81-124).

 

Из справки управляющего Кировским аптечным управлением Шубникова от 28 января 1944 года:

«Возможности местной промышленности используются далеко не полностью, так:

  1. Завод «Физприбор» может изготовлять медицинское оборудование.
  2. Завод «Красный инструментальщик» - хирургический инструмент.
  3. Шинный завод – подкладочные круги, грелки и другие изделия из резины.
  4. Хлорный завод – хлор, хлорную известь, хлороформ.
  5. Облпищепром, помимо витамина «С» может выпускать и другие витамины и витаминизированные продукты.
  6. Производственная кооперация – кружки Эсмарха, кровоотсосные банки, оправы и футляры для очков, зубные щетки и ряд других предметов ухода за больными и санитарной гигиены.

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.934, л.239-240).

 

Из доклада начальника территориального управления больниц и поликлиник Наркомата здравоохранения РСФСР Гефера от 13 февраля 1944 года.

«Заболеваемость сыпным тифом в Кировской области остается на высоком уровне.

Исключительно тяжелое положение с детским питание. Молочные кухни и детские ясли не получают молока в Опаринском, Тужинском, Молотовском, Вятско-Полянском, Слободском, Халтуринском и других районах.

Остальные фонды питания не отовариваются и дети теряют в весе».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.935, л.420-424).

 

Из заявления раненых и больных офицеров, бойцов и командиров РККА ЭГ №1356 адрес начальника ЭГ Л.Б. Нейштадта от 21 апреля 1944 года.

«Просим поставить вопрос о награждении нашего любимого друга и врача Галины Александровны Иваненко.

Материнская ласка и забота о раненых воинах РККА дает ей право с гордостью носить награду.

Уходя на фронт, мы клянемся, что оправдаем доверие Родины и докажем, что материнская забота Галины Александровны не пройдет даром».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.935, л.205).

 

Из письма от 20 мая 1944 года.

«В городе Кирове при Северной бане существует, основанная в 1936 году и с успехом работающая уже 8 лет грязелечебница с водными процедурами. За это время она пропустила свыше 10.000 больных, страдающих ревматическим воспалением суставов, невритами, гинекологическими заболеваниями. Общий процент полного выздоровления – 75-80%.

Директор Дома санитарного просвещения – Маевский».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.935, л.121).

 

Из письма Кировского облисполкома от 15 июля 1944 года.

«Направляем письмо заведующей райздравотдела Богородского района Бронниковой об устройстве 34 детей-подкидышей в дом малютки с резолюцией зам. председателя облисполкома тов. Петуховой – к исполнению»

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.935, л.18).

 

Из письма Кировского облисполкома от 29 июля 1944 года.

«Исполком доверяет тов. К.И. Чоловской получить 5 комплектов детского приданого для женского отделения ЭГ №3157, находящегося в поселке Коминтерн».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.935, л.44).

 

Из материалов о работе эвакогоспиталей Кировской области в 1944 году.

«В Кировской области дислоцируется 50 ЭГ Наркомздрава, в том числе спецгоспиталей для военнопленных, 1 госпиталь ВЦСПС, 1 гарнизонный госпиталь НКО и клинический госпиталь ВММА.

Штатных коек для раненых и больных бойцов и офицеров РККА развернуто 26.200, коек для военнопленных – 6.300. В госпитале ВЦСПС – 1.100 коек, в гарнизонном госпитале – 500 коек. Клинический военно-морской госпиталь является учебной базой кафедр и клиник ВММА.

Госпитальная сеть в Кировской области чрезвычайно переуплотнена. В результате этого в большинстве госпиталей нет столовых, красных уголков. Под койки заняты кабинеты, подсобные помещения и коридоры.

В 12 эвакогоспиталях отсутствуют рентгеновские аппараты. Исключительная нехватка рентгеновской пленки и химикатов.

Полное отсутствие в области лабораторных химикатов.

Чрезвычайные перебои в снабжении госпиталей ватой, марлей, наркотизирующими веществами и спиртами.

Отсутствуют на сладах витамины. Обещанные письмом Наркомздрава СССР витамины до сих пор в область не прибыли.

Только 10% госпиталей имеют канализацию. Подавляющее большинство госпиталей расположено в зданиях, имеющих выгребные ямы, которые коммунальными службами города Кирова и области не очищаются. Поэтому госпиталям пришлось создать свой ассенизационный обоз и обеспечивать санитарный режим собственными силами.

Раненые, прибывающие в госпитали Кировской области, в большинстве случаев, не привозят с собой положенного комплекта обмундирования. Значительная часть обмундирования, поступающего с ранеными, требует среднего и капитального ремонта. Окружная ремонтная мастерская Уральского военного округа и артели промысловой кооперации не принимают от госпиталей обмундирование для среднего и капитального ремонта ввиду полной загрузки спецзаказами.

Госпиталя ощущают чрезвычайно острую потребность в мягком инвентаре, особенно в нательном белье, полотенцах, халатах. Сбор белья среди населения ощутимых результатов не дал.

Как особый недостаток следует отметить, что прибывающие в город Киров художественные силы (Геоли, Ирма Яунзем, Потаржинский и другие) концертов в госпиталях не дают.

Отсутствуют бумага и конверты для писем.

Финансирование госпиталей происходит нормально. Эвакогоспиталя средства получают бесперебойно».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.936, л.55-73).

 

 

А вот фрагменты истории одного из госпиталей города Кирова.

 

Из истории жизни и работы эвакогоспиталя (ЭГ) №1356 в Кирове.

ЭГ №1356 (в/ч 836) выехал из Ленинграда 27 августа 1941 года.

1 сентября прибыл на место назначения в город Грязовец Вологодской области. 10 сентября 1941 года - в Котлас Архангельской области. 22 сентября 1941 года эшелоны прибыли в город Киров. Первоначально для размещения госпиталя было предоставлено два здания:

- по адресу: ул. Октябрьская, дом 53

- по адресу: угол Молодой гвардии и Октябрьской, дом 68. В эти два здания и было перевезено имущество и оборудование госпиталя.

Госпиталь развернулся и принял весь штат раненых 25 сентября 1941года.

До 20 марта 1942 года госпиталь работал в 3х зданиях. С 20 марта 1942 года по распоряжению вышестоящих органов здание по Октябрьской улице, д.53 у ЭГ №1356 было отобрано, а больных и все имущество пришлось перевезти в другие здания.

Таким образом, ЭГ в годы войны занимал несколько зданий в городе:

  • Медицинская школа /ул. Октябрьская, 53/.
  • здание Горсовета /К. Маркса, 69 или Дрылевского, 34/.
  • средняя школа №11 /ул. Дрылевского, 67/.
  • Октябрьский проспект, 82.
  • Школа имение Тургенева /областное управление трудовых резервов.
  • Шефами госпиталя были завод № 537, неполная средняя школа №2.

В марте 1942 года было дано распоряжение принять в состав госпиталя ликвидируемый ЭГ №3774. Была проведена большая работа по приему и учету имущества.

От ЭГ №3774 было принято 3 здания, разбросанные по всему городу Кирову.

 4 июля 1942 года здание госпиталя по ул. Большевиков, 46 /бывший облсуд/ было передано ЭГ № 3773. Взамен этого здания эвакогоспиталю №1356 было предоставлено здание по улице Дрылевского, 67 /бывшая школа №11/. Это перемещение повлекло за собой ликвидацию 10 и 11 отделений.

В 1942 году было получено несколько распоряжений о перемещении от отдела эвакогоспиталей Кировского областного отдела здравоохранения. В августе нужно было освободить здание по ул. Коммуны, 10. В связи с этим пришлось закрыть и 9 отделение госпиталя. 10 декабря 1942 года поступило распоряжение передать госпиталю №3156 здание по ул. Дрылевского, дом №67.

Из отчета секретаря Кировского обкома ВКП /б/ за 1943 года:

«Госпиталь №1356 дислоцирован в г. Киров областной в 2 корпуса по ул. Дрелывского, 34 /5,6,7/ и по ул. Октябрьской, 68 /1-4 отделения/».

Все эти перемещения 1942 года тяжело отразились на лечебной, хозяйственной и учетной работе госпиталя.

Общая характеристика размещение госпиталей 

В области, в особенности в г. Кирове под госпитали были отведены почти все крупные здания. Размещение ЭГ первой очереди проходило в лучших зданиях школ, в частности в г. Кирове госпитали занимали типовые школы на 300 человек каждая: педагогический техникум, школы ФЗО, партийную школу. Под госпитали также были предоставлены лучшие здания лечебных учреждений: тубдиспансер, родом, больница и поликлиника спецуправления, дома отдыха ВЦСПС и промкооперации, здания Домов Советов, облсуда, клубы и другие лучшие помещения учреждений.

В виду особой бедности жилого фонда областного центра г. Кирова размещение госпиталей в дальнейшем уже производилось в районы области.

 

Нейштадт Лев Борисович, начальник госпиталя. Из статьи «Опыт работы специализированного госпиталя №1356».

Эвакогоспиталь №1356 был сформирован в г. Ленинграде в июне 1941 года на базе крупной больницы имени Урицкого /Приютская ул., д.2/. Значительные трудности организационного периода были быстро преодолены благодаря исключительному энтузиазму коллектива сотрудников и помощи Ленинграда, советских и партийных организаций Ленинграда. Госпиталь был развернут на 800 коек, и имел инфекционный профиль.

В сентябре 1941 года госпиталь был эвакуирован в Киров, где развернут на 800 коек. Он имел вначале общехирургический профиль. Но уже в октябре 1941 года профиль госпиталя начинает постепенно меняться.

В Киров поступает большое количество раненных с повреждениями глаз, лорорганов, органов мочеполовой системы, черепа и позвоночника. Раненые солдаты, распределенные по различным госпиталям общехирургического типа, не получали квалифицированной помощи. Возникла настоятельная необходимость создать для них специализированные отделения и сконцентрировать эти отделения в одном из госпиталей города. Эта задача по организации специализированных отделений была поручена командованию госпиталя №1356.

Задание было крайне трудным. Госпиталь не был еще готов к оказанию квалифицированной медицинской помощи поступавшему контингенту раненных и больных различных специальностей. Недостаточно было инструментов, не хватало специалистов. Пришлось срочно, используя местные ресурсы, приспособиться к изменившимся условиям. Удалось привлечь кировских специалистов, а также медиков, эвакуированных из Ленинграда и Москвы. Имевшийся штат под руководством специалистов был переквалифицирован и приспособлен для работы в специализированных отделениях.

К началу 1942 года госпиталь окончательно оформился как специализированный, с количеством коек 1200, и стал базой Военно-морской медицинской академии, эвакуированной в Киров. Крупные специалисты академии были использованы как для лечебной работы, так и для повышения квалификации врачей. В 1942 году госпиталь размещался в 4 зданиях.

В конце 1942 года количество коек сократилось на 150 в связи с тем, что был отнят корпус, малопригодный для лечебного учреждения. Госпиталь стал занимать 3 корпуса, включенные в городскую водопроводную и канализационную сети, имевшие электрическое освещение и центральное пароводяное отопление.

В 1 корпусе помещались четыре клинических отделения:

1 отделение /нейрохирургическое черепномозговое/, начальник отделения – Г.А. Иваненко, терапевт с 17-летним клиническим и больничным стажем;  врачи самостоятельно проводили операции.

2 отделение /нейрохирургическое черепномозговое/, начальник – Т.С. Крянена, гинеколог с 20-летним клиническим и больничным стажем. Отделение переключилось на черепную нейрохирургию, также самостоятельно проводило операции.

 

Из материалов начальника 1-2 отделений /нейрохирургия/ Т.С. Кряневой:

«Госпиталь, сформированный в первые дни Великой Отечественной войны в Ленинграде как хирургический проработал короткое время по ликвидации желудочно-кишечной инфекции среди гражданского населения города. Штаты 1-2 отделений:

- консультирующий профессор Рамм М.Г.

- врач-невропатолог – Москвина Р.И.

- начальник 1 отделения – Иваненко Г.А.

- начальник 2 отделения – Крянева Т.С.

- ординаторы отделений: врач Каппер Г.И. /педиатр/

- молодой врач Овчкова И.А., которая окончила мединститут в 1941году, работавшая до этого в хирургическом отделении ЭГ № 3774.

Характеристика на врачебную деятельность профессора-нейрохирурга Рамма:

«Ввиду того, что врачи и персонал, начинавшие работать в нейрохирургическом отделениях, совершенно не были знакомы с такого рода ранениями, не знали тактики поведения с больными, имеющих поражения мозга с его осложнениями, то вся тяжесть консультативно-оперативной работы легла на плечи профессора Рамм. Он все свое время отдавал отделению, где, помимо лечебной работы, вел и большую педагогическую работу с врачами и персоналом отделения, давая им навыки и прививая вкус к этой специальности. Блестящие педагогические способности профессора Рамм, к которому мы до сих проникнуты глубокой благодарностью и о котором храним самые лучшие, теплые воспоминания, не пропадали даром.

В декабре 1943 года профессор Рамм уехал в Москву и консультантом отделений стал профессор ВММА Галкин В.С., окулист – врач Трон, отоларинголог – С.С. Сафрай, врачи – Иваненко Г.А. /оперирующий врач/.

Наиболее ценными работниками 1-2 отделений, помимо врачей, были старшая сестра 1 отделения – Короед и 2 – Нетихорук, операционного блока – Васильева О.Д. и Курбатова О.В.

Лучшими сестрами по уходу являлись медсестры 2 отделения: Кузнецова А.В., Юдина А.П., Горкина В.С., Матвеева Н.П. и Ванина А.Н., м/с 1 отд. – Колотова Ф.А. Это золотой фонд отделений».

Плохо обстояло дело с нейрохиргическим инвентарем.

Н.А. Завадский являлся консультирующим невропатологом спинального отделения.

3 отделение /урологическое/, начальник – А.Р. Гепштейн, уролог с 5-летним хирургическим, 10-летним урологическим клиническим и больничным стажем. На базе отделения функционировала урологическая клиника Военно-морской медицинской академии, во главе с подполковником медицинской службы, профессором Михельсоном.

Во 2-й половине Отечественной войны в Кировской области стало поступать большое количество солдат с ранениями глаз и лор-органов. В связи с этим не только в Кирове, но и в области дополнительно развернули специализированные отделения. В Кирове – отделения вошли в состав госпиталя №1356 /в районах – г. Слободской /ЭГ №3167, 1734/ и г. Котельнич / ЭГ № 3158/.

В связи с этим, 4 отделение 1 корпуса стало специализированным глазным, начальник – М.А. Лущиков, окулист с 6-летним клиническим и больничным стажем, научный руководитель и консультант профессор ВММА Трон.

Консультант-невропатолог 1 корпуса – Р.И. Москвина, невропатолог с 12-летним клиническим и больничным стажем.

Во 2 корпусе, /здание Горсовета/ помещалось три клинических отделения: 5 отделение – отоларингологическое, позднее 6 и 7 /нейрохирургическое черепномозговое/.

5 отделение /отоларингологическое, в разных документах по разному, за 1943 г. числится как 4-е и находится в 1 корпусе/. В нем с первых дней существования штаты оставались более или менее стабильными. Врачебные кадры были представлены 3 врачами: начальник отделения Сафрай С.С., отоларинголог с 25-летним клиническим и больничным стажем, ординаторы Ильина Л.Н. /врачебный стаж – 19 лет/ и Петрулевич Э.В./врачебный стаж – 19 лет/.

В отделении не хватало специальных инструментов. Большую помощь в процессе работы оказывала клиника ВММА, предоставляя дифференцированные лор инструменты.

Особое внимание уделялось лечению открытых травматологических ран. Основными травами были:

- боевые травмы уха;

- огнестрельные ранения уха;

- повреждение ушной раковины и др.

В связи с отъездом в 1944 году Военно-медицинской морской академии в Ленинград и свертыванием всей работы лор-кафедры отделение лишилось штатных сотрудников и кафедры.

В 1944 году из-за неполной загрузки 5 отделения в него было влито 6 /нейрохирургическое черепно-мозговое/ отделение.

6 отделение /нейрохирургическое/, начальник - доктор медицинских наук РАММ, подполковник медицинской службы, профессор Галкин.

7 отделение /нейрохирургическое/. Отделение с осени 1944 года также было объединено с 5 отоларингологическим отделением. Начальник 7 отделения – В.О. Вязьменская /ведущий хирург госпиталя/, с 30-летним клиническим и больничным стажем. Консультант-невропатолог 2 корпуса – Н.А. Завадский, невропатолог с 19-ти летним клиническим и больничным стажем. В каждом корпусе имелось физиотерапевтическое отделение, оснащенное в достаточном количестве электроаппаратурой, имелись: диатермия, гальванические доски, световые и тепловые аппараты; использовались гидротерапия и грязелечение. Начальником отделения был физиотерапевт К.И. Корф, врач с 17-летним клиническим и больничным стажем.

В каждом корпусе работал рентгенкабинет, начальник – В.Л. Лахотская, рентгенолог с 15-летним клиническим и больничным стажем. В каждом корпуса госпиталя имелась своя лаборатория, начальник Т.И. Козлова, врач-лаборант с 15-летним клиническим и больничным стажем.

Госпиталь, будучи единственным специализированным учреждением г. Кирова и области, играл большую роль в качестве методического и организационного лечебного учреждения в отношении всех госпиталей г. Кирова и Кировской области, а также в отношении лечебных учреждений гражданской сети. Врачи госпиталя периодически выезжали в районные госпиталя для консультации и организации работы по лечению и уходу за больными на местах.

При госпитале имелась поликлиника, где проводился прием больных из других учреждений Кирова и области, а также гражданского населения по всем специальностям».

(ГАКО, ф. Р-2248, оп.6, д.229).

 

В отчете секретаря Кировского обкома ВКП /б/  Березина за 1943 год даны следующие данные о ЭГ 1356:

 

Специализация отделений:

1 Нейрохирургическое отделение  на 100 человек

2 Урологическое отделение на 100 человек

3 Глазное отделение на 200 человек

4 Лор-отделение на 177 человек

5 Отделение прочей хирургии – 73 человека.

Всего коек в госпитале 950 человек.

Фактическое заполнение госпиталя на 1 июля 1943 года 862 человека.

Дисциплина в госпитале среди раненых и больных удовлетворительная, но есть факты нарушения дисциплины и правил внутреннего распорядка. Случаи самовольных отлучек в город, выпивка. Были случаи грубого обращения со стороны раненых и больных к сестрам и обслуживающему персоналу. Имели место случаи картежной игры в палатах на деньги.

В госпитале была система института  старших, в отделениях старшин отделений и дежурных по отделениям. В корпусах введены дневальные и караульные по отделению и корпусу.

Клубная работа

На 1943 год на 54 палаты работали пропагандисты, клубные работники. Проходили культурные мероприятия: регулярно демонстрировали кино по 3 киносеанса в неделю; проходили шефские концерты и силами артистов, участие в жизни госпиталя кружков самодеятельности шефствующих заводов /от 3 до 4 в месяц/. В каждом корпусе существовала самодеятельность, устраиваемая силами раненых и личного состава работников госпиталя. В  каждом корпусе шло от 1 до 2 выступлений в месяц в каждом корпусе. К лежачим больным в палатах были прикреплены и ходили шефы из школ и заводов, проводили беседы, читали газеты и книги или показывали свою самодеятельность.

Библиотека

Библиотечная работа поставлена таким образом, что охватывает всех больных. В библиотеке имеется до 2000 книг, 80% из них беллетристика, остальные книги социально-экономического и военного характера. «Книги за 2 года сильно сильно потрепались и многие требуют замены и ремонта. Ходячие раненые и больные получают книги непосредственно из библиотеки, а к лежачим больным книги доставляют регулярно шефы – школьники, работающие при библиотеке. Оборот читаемости книг очень большой, достигает в среднем до 10-12 книг в месяц на 1 человека.

Нет книг на национальных языках, народностей СССР, определенный процент который имеется среди больных: татары, узбеки, казахи. Газет госпиталь получает местных 50 штук и центральных 20-25 ежедневно, что дает возможность обслуживать раненных больных путем раздачи газет. На каждую палату из расчета 1 газета на 12-15 человек.

Журналы разных названий госпиталь получает 10, но их высылка с 1 июня почти прекратилась.

Другая клубная работа

В госпитале выходили регулярно стенная газета, а в каждом отделении – боевой листок, примерно 1 раз в 3 недели, где освещались различные стороны жизни госпиталя. Летние формы клубной работы не нашли широкого применения - «в условиях нашего госпиталя из-за отсутствия двора при зданиях госпиталя».

В клубных комнатах и палатах имелись шашки, шахматы, настольный бильярд и струнные музыкальные инструменты, гармошки и патефоны. «Но весь этот инструмент чрезвычайно трудно восстановить, когда он подвергается порче из-за отсутствия ремонтных мастерских».

Бытовое обслуживание

Бытовое обслуживание раненых и больных было поставлено в госпитале следующим образом. Смена белья и мытье проводились регулярно через 10-12 дней, хотя бывали и более длительные задержки в особенности зимой из-за задержки стирки белья в прачечной. «Не смотря на периодические и частые дезинфекции в палатах 2-го корпуса  по улице Дрылевского, 34 имеются клопы и тараканы, занесенные сюда еще до размещения госпиталя».

Питание проводилось по нормам НКО и не вызывало особых жалоб. За время пребывания в госпитале раненые «полнеют и пребывают в весе». Питание было поставлено по лечебному принципу и контролировалось диетсестрой, а так же опытным диетврачом.

В 1943 году трудовое обучение в госпитале не было организовано, т.к. значительная часть из контингента раненых или отправлялась обратно в строй, или эвакуировалось дальше в тыл.

К 1943 году транспорт госпиталя состоял из 3 автомашин, но, в связи с отсутствием бензина, транспорт не работал.

Подсобное госпитальное хозяйство в 1942 году располагалось в 120 км от города, из-за отдаленности участка госпиталь не обеспечивался продуктами на зиму: отсутствие транспорта и значительные потери продукции из-за морозов. В 1943 году в подсобном хозяйстве было 22 га и располагалось оно в 35 км от города в Медянском районе. Сеяли зерновые, бобовые, картофель и другие огородные культуры.

Шефы госпиталя:

Завод №537, завод «Красный инструментальщик», Ветзооинститут, завод «Металлист», горисполком и телеграф.

Шефы проводили беседы, приносили подарки, давали выступления, представляли самодеятельность. Коллективы заводов помогали в некоторых материалах и ремонтных работах, например завод №537. Госпиталь в свою очередь обслуживал рабочих шествующих предприятий, предлагая медицинскую помощь и физиолечение.

 

Прочая информация

Своего общежития госпиталь не имел. Дров не хватало. Общественное питание было построено главным образом на отговаривании карточек без учета иждивенцев. Количество карточек было недостаточным.

Работники госпиталя нуждается в обуви, одежде, белье и пр. Удовлетворить эту нужду, возможно, было лишь незначительно и то за счет ремонта в своей госпитальной починочной мастерской. Никаких ордеров на получение и покупку обуви, одежды и пр. в торговой сети города работники госпиталя не получали.

 

 Эвакуационная работа

Эвакуационная работа на протяжении всех лет Отечественной войны заключалась в приемке раненных и больных из военно-санитарных поездов в Кировской области. Кроме того, проводилась эвакуация пароходами неспециализированных раненных в госпитали, дислоцированные по реке Вятке. Но, однако, имело место эвакуация раненных и больных гужевым транспортом из госпиталей Кирова, Слободского и со станций Оричи в глубинные госпитали Халтурина, Шестаково и Быстрицы.

 

Научно-лечебная деятельность

В каждом отделении велась большая научно-исследовательская работа по единой тематике, изучались военные травмы различных органов и посттравматического периода, диагностика осложнений, методы их лечения, методы оперативного вмешательства при ранениях различных органов и осложнениях.

Например, доктор Сафрай С.С., начальник 5-го отоларингологического отделения ЭГ 1356 усовершенствовал методику оперативного вмешательства при огнестрельных ранениях уха, горла, носа.

Доктор Завадский Н.А., врач-невропатолог 7-го отделения ЭГ 1356 работал над темой «Лечение осложнений огнестрельных ранений черепа. /Кировская правда, 1944, №242/.

Врачи в годы войны продолжали искать новые методы лечения раненных, так в апреле 1943 года в Кирове проходила 2я областная научная конференция врачей эвакогоспиталей. В составе участников были врачи, профессора, доценты, в том числе – гости из Москвы, Горького и Вологды. Главной задачей на конференции был обмен практическим и теоретическим опытом лечебной работы для быстрейшего возвращения в строй раненных бойцов и командиров Красной Армии. /Кировская правда, 1943, 23 апреля/.

 

За период Великой Отечественной войны в ЭГ была проделана большая работа по подготовке врачей-хирургов. В качестве педагогов в обучении новых кадров выступали ведущие хирурги.

Среди них врач ЭГ №1356, профессор Рамм М.Г., который подготовил к работе 5 нейрохирургов. Он курировал нейрохирургическое отделение.

Много помогли в организации работы специализированных отделений в городе Кирове профессор Рутенберг по отделению отоларингологии  и профессор М.Г Рамм по черепно-мозговому отделению, развернувшие специализированные отделения в ЭГ-3156.

Необходимо отметить самоотверженный труд большинства врачей хирургов ЭГ, особенно Сафрай /5 отд. ЭГ1356/ и Завадского /7 отд. ЭГ 1356/.

Всего за период Великой Отечественной войны в ЭГ области поступило 490.324 раненых и больных. В ЭГ области было сделано 191.335 операций, в том числе 47.977 радикальных.

За период войны в ЭГ поступило 237.812 раненых с повреждением костей черепа, лица, таза, кистей и конечностей. Поступило 319.78 раненых с проникающими ранениями шеи, груди, живота, позвонков».

(ГАКО, ф. Р-2248, оп.6, д.254, л.24, 27-28, 32, 64-65, 93, 106, 119, 122-123).

Методы физиолечения в госпиталях

Парафинолечение

В качестве физиотерапии в госпиталях проводилось парафинолечение. Резиновые или клеенчатые мешочки, наполненные парафином, нагревались в воде и прикладывались к конечности, которая после этого хорошо укутывалась. Этот метод лечения был широко распространен из-за простой техники применения. С 1941 по 1944 год было проведено 617.787 парафинопроцедур. Особенно активно парафинолечение применялось в нейрохирургических отделениях. /В ЭГ №1356 было два таких отделения/.

В 1942 году в работе физиотерапевта и грязелечения не было электроспециалиста для ремонта основной аппаратуры, не хватало парафина, не достаточен был штат технических работников. Встал вопрос об организации торфолечения. Работа по лечебной физкультуре так же была неполной.

Торфолечение

Кировская область располагает большими торфяными ресурсами, позволяющими широко использовать торфяную грязь в комплексе лечебных мероприятий в госпиталях. Врачами отдела госпиталей был разработан и рекомендован простейший способ организации процесса грязелечения со специальными устройствами для нагрева грязи в водяных банях.

Наряду с торфом широко использовалась местная глина. Глина употреблялась непосредственно в чистом виде или смешивалась с торфом. Несложность самого оборудования, легкость получения сырьевого материала и простота применения этого аппаратного метода лечения позволили широко организовать торфолечебные кабинеты почти во всех корпусах и отделениях госпиталей. Всего за 1944 год госпиталями Кирова и области было проведено 1.353.212 торфо-грязевых процедур.

В дальнейшем рост торфотерапии был затруднен из-за перебоев в снабжении госпиталей топливом и даже водой.

 Вололечение

Водолечение в эвакогоспиталях области применялось весьма ограниченно в связи с тем, что в помещениях госпиталей не было котловых и бойлерных установок, и не имелось соответствующих требованиям комнат со специальными стоками. И все же водолечение имело свое применение в форме общих местных ванн, обливки, укутываний. Всего в годы войны было проведено 1.072.343 водных процедур.

 

Солярии

В ряде госпиталей были оборудованы простейшие солярии. Гемотерапия ? также применялась в эвакогоспиталях. Но особенности климата Кировской области с малым количеством солнечных дней ограничивали возможность в применении медиками солнцелечения. Всего по области было проведено за 4 года войны – 147.656 солнечных процедур.

Массаж как метод физиолечения особенно широко применялся в госпиталях. Отделом ЭГ систематически проводились семинары и курсы для массажисток и палатных медсестер.

В первые годы войны различные методы физиолечения применялись очень осторожно. Вторая половина войны характерна тем, что госпитали смелее применяли физиолечение, и даже перешли на новые методы работы с применением, например: термопроцедур, энтофареза, стрептоцида, йода, кальция, а также лечения больных ультракороткими волнами. С большим успехом применялось УФО. Например, в ЭГ №1356 врач Корф при лечении ран широко применял облучение ультрафиолетовыми  лучами в гипермассивных дозах.

(ГАКО, ф.Р-2248, оп.6, д.254).

Фармакология

В госпитале работала аптека. Медики старались бережно относиться к расходованию лекарств и медицинского инвентаря. Партийное бюро госпиталя требовало от медицинского персонала разнообразить свою рецептуру и даже использовать заменители, а также беречь вату и вторично пользоваться стираными бинтами при перевязках. В 1943 году не хватало стрептоцида, сульфидина и др. лекарств, и это задерживало лечение. Однако, часть врачей настаивало на том, что госпиталь специализированный и требует больших расходов лекарств, так как больные особо тяжелые.

Аптеку критиковали в том, что слабо снабжала раненых гемотагеном и витаминами, особенно витамином «С». Отсутствовал специнструментарий для урологического и нейрохирургического отделений. В связи с этим в 1943 году  принято решение возбудить ходатайство перед Наркоматом здравоохранения».

 

 

Жизнь госпиталя №1356 по отчету отдела госпиталей.

5 отделение /отоларингологическое/ было одним из крупных отделений по госпиталю. «Большую услугу в деле быстрейшего выздоровления больных оказывали прикрепленные профессора, врачи из военно-морской мед.академии. Особенно следует отметить исключительно большую помощь профессора Засова. Наши врачи Ильина, сестры Глинская, Виноградова, Васильева и др. очень хорошо поработали…. Большинство больных лор-отделения выписываются обратно в часть. В связи с отъездом Академии в Ленинград работать стало значительно труднее, но врачи умеют преодолевать трудности, и бесспорно, работа не только не ухудшилась, а, наоборот, при большом старании наших врачей, не чувствуется никакого ущерба от отъезда Академии». На одном из партийных собраний 1944 года говорили о главном враче 5 отделения ЭГ №1356: «Благодаря тому, что доктор Сафрай умеет обращаться не только с больными, но и со своими сотрудниками, правильно расставлять их. Все это дает возможность быстрее и лучше затягивать раны у наших бойцов и офицеров».

(ГАКО, ф. Р-2248, оп.6, д.253).

В 1941 году продовольственное положение в госпитале было крайне тяжелым. Личный состав госпиталя оставался без продуктов, вследствие того, что продукты были отданы больным и раненным красноармейцам. Не хватало молочных продуктов, перебои с сахаром, махоркой и солью. Отсутствовали крупяные и макаронные изделия.

В апреле 1942 года в госпитале  шла реализация займа.

Хозяйственная часть

Для обслуживания госпиталя и сотрудников госпиталя были организованы и работали следующие хозяйственные службы:

  1. Скотный двор
  2. Овощехранилище
  3. Прачечная
  4. Кузница
  5. Жестяная мастерская
  6. Столярная мастерская
  7. Обойно-шорная мастерская
  8. Электромонтажная мастерская
  9. Сапожная мастерская
  10.  Портновская мастерская
  11.  Водопроводная мастерская
  12.  Столовая для личного состава

Организованы и работали в отделениях помещения:

- склад мягкого инвентаря

- склад обменного фонда

- продовольственный склад с набивным ледником

- продовольственный склад личного состава

В составе хозяйственной службы госпиталя был гараж:

- автомашина ЗИС-21 – 1

- автомашина ГАЗ-42 – 1

Была нехватка с горючими и смывающими материалами, запчастями, однако ремонт машин проходил своевременно. Транспорт обеспечивал все перевозки для госпиталя.

В 1944 году было организовано животноводство, имелся скот:

- крупный рогатый – 2 головы

- свиньи – 11

- овцы – 3.

В июле 1942 года в госпитале были открыты большие пропажи и хищения бельевого имущества по отделениям. Система отчетности хранения, ответственности была слабой.  «Работа сестер хозяек говорила о хаосе в их хозяйстве, об отсутствии контроля над ними со стороны хозяйственной части госпиталя. В 1942 году командование ЭГ 1356 принимало все меры к улучшению бытовых нужд, и, в частности, питания личного состава. С этой целью были открыты 3 столовые, одна из них специально для командного состава с улучшенным питанием.

В январе 1943 года Кировский облисполком  постановил организовать при госпитале прачечную. При помощи шефов завода №537 к февралю 1943 года  прачечная была запущена.

Бытовые условия

В 1942 году госпиталь имел три общежития на 100 человек. Электричество подавали мало, керосина тоже не было. В ноябре в корпусах госпиталя прошел ремонт. Шла подготовка к зиме. Но были перебои в ремонте крыш, окон и водопровода. Были трудности с привозом дров.

В 1941 году не хватало кухонного инвентаря, особенно посуды. Не был выработан график обеда для отделений. Не было мыла, случались кражи продуктов со стороны санитарок.

10 февраля 1942 года эвакогоспиталь №3774 влился в состав госпиталя №1356: «Работе в госпитале чрезвычайно ответственная и трудная. Нужен дружный, сработанный коллектив. Однако эта сработанность у нас еще недостаточная. Мы имеем в коллективе массу недостатков и нарушений, имеются случаи краж, драки, пьянки, самовольных отлучек, картежные игры, купля и продажа по взвинченным ценам. Коммунисты обязаны все помогать командованию в борьбе с этими явлениями. Нужно вести воспитательную работу среди отдельных членов и кандидатов партии, воспитывать их на фактах и героических примерах из истории нашей партии, на героических примерах борьбы на фронтах – на примерах борьбы славных ленинградцев».

 

Военный заем

«Военный заем 1942 года в нашем госпитале прошел на высоком политическом уровне. Подпиской охвачено 100%. сотрудников госпиталя. Среди раненых и больных подписка также прошла успешно. Ряд работников госпиталя подписалось на шестинедельный оклад и больше».

Трудотерапия

В 1944 году в 5 и 6 отделениях была внедрена в качестве лечебной процедуры -  трудотерапия. Были организованы столярная мастерская и мастерская по изготовлению детских игрушек.

Ряд госпиталей, в процессе трудотерапии, выполняли большую производственную работу, оказавшую серьезную помощь промышленным предприятиям:

1.      ЭГ1093 выполнена сборка нескольких миллионов циркулей для завода «Физприбор».

2.      ЭГ1356 изготовлено более 4000 штук школьных деревянных ранцев, 1500 аптечек, 2000 табуретов на заводе №537.

3.      ЭГ3164 изготовлено 300 комплектов игрушечной детской мебели.

4.      ЭГ1734 изготовлено 4700 различных предметов хозяйственного обихода из глины.

5.      ЭГ3165 выполнил ряд крупных заказов на разнообразные изделия из дерева.

6.      ЭГ3159 изготовил из консервных банок и обрезков железа с Омутнинского завода около 3000 предметов ухода за больными, посуды и кухонной утвари.

 

Положение с твердым инвентарем, кроме кроватей, стало улучшаться с 1943 года, благодаря развертыванию при госпиталях вспомогательных мастерских и мастерских трудотерапии. В этих мастерских изготовляли скамейки, стулья, прикроватные тумбочки. Некоторые госпитали (ЭГ-1356, 3165, 2074, 3171, 1952) обеспечивали мебелью не только себя, но и изготовляли ее для других госпиталей, а также работали по договорам для райпромкомбинатов.

Детская одежда и обувь: «В госпитале много семей, которые остро нуждаются в оказании им помощи. Частично мы развернули работу, приступили к пошиву детской одежды из шинели, заказа на детскую обувь в мастерской госпиталя, некоторым оказана денежная помощь, но этого мало. В предстоящей весенней посевной кампании нужно выделить на подсобном хозяйстве участки земли, с тем, чтобы они были продуктами».

Сотрудники госпиталя №1356 в 1941 году собирали теплые вещи для бойцов РККА.

 

Партийная организация госпиталя

При госпитале существовала партийная организация, занимавшаяся разрешением самых важных вопросов жизни лечебного учреждения: дисциплины персонала и больных, работы хозяйственной части, медицинского обслуживания и др. На партийных заседаниях с периодичностью ставился вопрос о пополнении ячейки новыми коммунистами. При утверждении в члены ВКП /б/ о кандидате нужно было узнать все самое главное, а именно:

- имеется ли у вас в семье репрессированные? 

- состоите ли вы в комсомоле?

- были вы пионером?

- Какая нагрузка на общественной работе?

- Работал ли в месткоме, какие поручения выполнял?

- Что читаете из классической литературы? Перечислите названия книг?

Фрагмент протокола партийного собрания:

В 1945 году критикуется работа хозчасти. Не уделялось, например, внимание работе прачечной: «плохо работает дымоход, в помещении прачечной много дыма. Отделения не выдерживают графика мытья больных. В 5ом отделении больные не мылись 19 дней и командование это не знало. Плохо обстоит дело с транспортом».

Врач 7го отделения София Марковна Рихтер отметила грубость некоторых медработников госпиталя: «Основные и главные задачи медработников на отделениях – это хороший уход за раненными воинами. Имеется грубость со стороны персонала, на что имеются жалобы больных. Сачковой поставлено на вид и следует поговорить с ней. Надо учесть, что каждый воин перенес суровую фронтовую жизнь».

Критиковалась работа пищеблока, однообразие пищи.

Протоколы собраний раскрывают вопросы организации госпиталя, показывают недостатки в работе учреждения, например, в деятельности хозяйственной части.

В сентябре 1941 года 2-й корпус к приему больных не был готов из-за неподготовленности канализационной отопительной системы. Не хватало машин, рабочей силы, была нехватка мебели /кроватей/.

В этом смысле партбюро ЭГ 1356 являлось той силой, которая содействовала в помощи хозчасти в период организации госпиталя. Не смотря на сложность военной обстановки, в ноябре 1941 года шла подготовка культурных мероприятий к 24-й годовщине Октябрьской революции. Оформлялись лозунги, шел выпуск стенгазеты, готовилось торжественное заседание личного состава госпиталя. Однако бдительность врачей-коммунистов была в духе сталинского времени. В праздничные дни в госпитале назначалось военизированное дежурство, в каждом отделении заготовлялся песок, шел контроль за пищеблоком, ведь «классовый враг будет пытаться навредить тылу, и особенно в праздничные дни».

В госпитале под руководством партбюро работали пропагандисты, им отводилась большая роль. Они проводили массовую работу, например, устраивали политинформации перед раненными красноармейцами, отвечали их вопросы, касавшиеся не только политики, но обеспечения продуктами, и даже табаком. Пропагандисты помогали благоустраивать палаты, устраивали уборку в помещениях госпиталя. Пропагандистской работе отводилась большая роль.

(ГАКО, ф. Р-2248, оп.6, д.253).

 

 

Список врачей и среднего медицинского персонала

эвакогоспиталя №1356

 

N/N

ФИО

Год рождения

Год окончания

вуза

Занимаемая должность в госпитале

Гражданская специальность и последнее место работы

1.

Иваненко Галина Александровна

1903

1927

Начальник отделения

Клинический туберкулезный санаторий.

 Ленинград

терапевт

2.

Тарасова-Рыбкина Елизавета Эммануиловна

1902

1928

Начальник отделения

1-е платное лечебное объединение Ленгорздравотдела.

гинеколог

3.

Бикенина –?

Вера?

1891

1915

Начальник отделения

Больница им. Кон.?

Ленинград.

хирург

 

 

4.

 

 

Елизарова Ольга Павловна

 

 

1894

 

 

1918

 

 

Начальник отделения

 

 

Больница им. Урицкого,

 Ленинград

               акушер

 

5.

Крянева Тамара Сергеевна

1892

1925

Начальник отделения

Роддом Ленинского района Ленинграда.

акушер

6.

Борисов Петр Андреевич

1886

1912

Начальник отделения

Больница им. Урицкого. Ленинград

терапевт

7.

Москвина Регина Исидоровна

1894

1922

ординатор

Поликлиника №34.

Ленинград

невропатолог

8.

Каппер

Герта Иосифовна

1899

1926

ординатор

г. Ленинград

педиатр

9.

Ванюшева Антонина Ивановна

1905

1929

ординатор

25 поликлиника

Ленинград

терапевт

10.

Корсакова Мария Ефимовна

?1896

1926

ординатор

Ленинград

терапевт

11.

Бирнакова Наталья Павловна

1907

1927

 

Ленинград

терапевт

12.

Ильина Людмила Николаевна

1899

1925

 

Ленинград

отоларинголог

14.

Нерославская

Вера Исаковна

1909

1927

 

Ленинград

терапевт

15.

Мацкевич Андрей Васильевич

1882

1912

 

 

16.

Трон Дебора Зисковна

1898

1924

Врач окулист

Клиническая глазная больница

Ленинград

окулист

17.

Леви-Гориневская Евгения Григорьевна

1889-1956

1913

Врач физиокабинета

Центр научно-исследовательского института физкультуры Москва

Научный работник по физкультуре

18.

Княжанская Вера Петровна

1913

1939

ординатор

Здравпункт завода им. Горбунова. Москва

терапевт

19.

Рихтер София Марковна

1902

1941

врач

 

20.

Кравцова Александра Федоровна

1907

1941

Начальник отделения

Врач-терапвт

21.

Кнопова

Фрида Захаровна

 

1898

1925

Начальник отделения

Заведующая детской поликлиникой

Киров

педиатр

22.

Кроль Мария Федоровна

1902

1928

врач

Поликлиника Октябрьская ж.д. Ленинградской области,

бактериолог

23.

Лихотская Вера Павловна

1904

1929

Начальник рентген кабинета

Поликлиника Октябрьская ж.д. Ленинградской области,

рентгенолог

24.

Лацкая-Креницкая Ревекка Давыдовна

1896

1922

ординатор

3 поликлиника  Ленинграда,

Дерматолог-венеролог

25.

Дресвянникова Вера Петровна

1896

1919

врач

Окулист городской и детской поликлиники Кирова

26.

Мохова Ангелина Васильевна

1905

1929

Начальник отделения

Клиническая больница им. проф. ?

Г. Москва

27.

Лущиков Михаил Андреевич

1890

1917

Начальник отделения

Южная поликлиника  Кирова

28.

Шарова Клавдия Павловна

1910

1937

ординатор

педиатр

Поликлиники им. Горького Ленинградской обл.

29.

Сафрай Саул Соломонович

1891

1919

Начальник отделения

Врач уха, горла, нос

Больницы им. Куйбышева  Ленинграда

30.

Сачкова Нина Алексеевна

1919

1941

ординатор

терапевт

31.

Малькович Самуил Борисович

1890

 

Начальник аптеки

фармацевт

Управление 78 аптекой Ленинграда

32.

Корф Клара Наумовна

1896

1922

Заведующая физиокабинетом

физиотерапевт

больницы им. Урицкого  Ленинграда

33.

Рабикович

Тамара Абрамовна

1898

1922

Заведующая лабораторией

Врач-лаборант

лаборатории поликлиники №24  Ленинграда

34.

Изаков

Анатолий Исакович

1882

1903?

Начальник зубоврачебным кабинетом

Стоматолог центральной поликлиники облгорздравотдела

35.

Маркевич Андрей Васильевич

1882

1913

Начальник рентген отделения

Рентгенолог, начальник протезного института по болезням уха, горла, носа

36.

Церославская Вера Исаковна

1909

1937

 

Терапевт

Здравпункта  Ленинграда

37.

Короед Софья Егоровна

1920

1937

Старшая медсестра

Фельдшерский медпункт с. Крениговка Сумская область

38.

Нетихорук Людмила Александровна

1904

1923

Старшая медсестра

21 детская поликлиника  Ленинграда

39.

Басевич Берта Михайловна

1917

1936

Старшая медсестра

Училась в Ленградском медицинском институте

40.

Благова Надежда Александровна

1910

1939

Старшая медсестра

Больница им. Урицкого  Ленинград

 

41.

Ракова Апполинария Федоровна

1912

1938

Старшая медсестра

Больница им. Урицкого  Ленинград

Операционная медсестра

 

42.

 

Перминова Зоя Николаевна

 

1915

 

1935

 

Старшая медсестра

 

Роддом Молотовского района

Кирова,

акушерка

43.

Попсуева Анна Кондратьевна

1896

1939

Старшая медсестра

Больница им. Ленина  Ленинграда,

фельдшер

44.

Станцель

Евгения Владимировна

1920

1939

Старшая медсестра

Зав.медпунктом Куменского района Кировской области,

фельдшер

45.

Синельникова Мария Израилевна

1906

1928

Старшая медсестра

Зав.здравпунктом пищекомбината Ленинграда,

акушерка

46.

Дегтева Мария Федоровна

1915

 

Старшая медсестра

Лазарет 14

Авиабаза

47.

Аверина Ольга Павловна

1904

1934

Старшая медсестра

Южная поликлиника  Кирова

медсестра

48.

Алябина Анастасия Ивановна

1920

1941

Старшая медсестра

Училась в Ленинградском государственном пединституте,

акушерка

 

49.

Жилина Мария Андреевна

1920

1941

Старшая медсестра

Кировская областная больница, хирургическое отделение.

фельдшер

50.

Нейгауз Любовь Павловна

1897

1922

Старшая медсестра,

физиотерапевт

Санаторий «Живой ручей», ст. Толмачева Лужского района

51.

Семакова Анисья Михайловна

1905

1939

рентгенотехник

 

52.

Кузьмин Василий Андреевич

1898

1913?

рентгенотехник

Старший рентгенотехник венерологического кабинета

 Ленинграда

53.

Васильева Ольга Дмитриевна

1911

1932

Старшая операционная сестра

Старшая операционная сестра

54.

Курикова Вера Михайловна

1910

1935

Старшая медсестра

Перевязочная операционная сестра

55.

Жданова Милица Алексеевна

1914

1932

лаборант

Лаборатория поликлиники №2 Горьковской ж.д. г. Кирова

56.

Липская Рахиль ?

1909

1932

Старший лаборант

Старший лаборант областной поликлиники водников, Ленинград

57.

Мушанцова?

Анна Ленонтьевна

1907

1928

Старшая медсестра

Старшая медсестра хирургического отделения им. Урицкого, Ленинград

58.

Оскотская?

Нетель Берковна?

1896

1939

ассистент

Рецептор-дефектор аптеки №50  Ленинграда

59.

Курбатова Ольга Васильевна

1904

1929

Старшая медсестра

Областная медсестра поликлиники водников Ленинграда

60.

Алешковская Рахиль Львовна

1897

1917

рецептор

Инспектор аптечной базы Ленинграда

61.

Котельникова Анна Дмитриевна

 

1919

ассистент

Ассистент Шурминской аптеки Кировской области

62.

Ильина Людмила Николаевна

1899

1925

 

Отоларинголог

Хирургия им. Самойлова г. Ленинграда

(ГАКО, ф. Р-2248, оп.6, д.91).

 

 

 

В статье приведены фотографии ЭГ 1356 и из фондов ГАКО, которые публикуются впервые

Авторы будут очень благодарны потомкам упомянутых и не упомянутых сотрудников медицинского персонала госпиталей, если они пришлют воспоминания о работе в эвакогоспиталях Кировской области и описание их дальнейшей жизненной судьбы. Материалы просим направлять по электронному адресу – [email protected]

Полная версия:

http://интеллектуал-ка.рф/articles/094808-surovaya-zhizn-i-rabota-meditsinskih-uchrezhdeniy-tyilovogo-goroda-kirova-i-oblasti

Лилия Арасланова, сотрудник Кировской областной детско-юношеской библиотеки (материалы по ЭГ-1356 и фотографии)

Александр Рашковский, краевед.

9 мая 2015 года. 

Материалы по теме
Мнение
16 января
Инна Чекмарева
Инна Чекмарева
Нас предупредили, что будет только хуже
Мнение
30 мая
Кирилл Успенский
Кирилл Успенский
Оковы для науки
Комментарии (1)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
17 мая 2015 15:32

Добрый день! Обращаемся к Вам за помощью. Наша бабушка Пономарева Зоя Семеновна 1930 г.р. в начале войны была эвакуирована в составе пионерского лагеря октябрьского района г. Ленинград в Фаленский район Кировской области, хотелось бы узнать если какие-нибудь сведения о ее родителях.

Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме