Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Коми
  2. ЗАМЕТКИ ИСТОРИКА

ЗАМЕТКИ ИСТОРИКА

Марк Каганцов
Марк Каганцов
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
Поделитесь с вашими знакомыми в России. Открывается без VPN

АВТОР: Борис Клейн, Доктор Исторических Наук

Каждый исследователь предпочитает заниматься определенной проблематикой, эпохой, страной. Я тоже выбрал в науке свой путь, и вроде бы не зря потрудился. Но меня все же не оставляет беспокойство: будто не успел что-то понять, переосмыслить… Иной раз самому не верится, как далеко может завести интеллектуальное любопытство.

Возможно, сказывается «симбиоз» моих профессий – их три (официально подтвержденных): историк, юрист, социолог. Отсюда разнопрофильность моих работ; были и эссе об искусстве, филологические разыскания.

Надеюсь, эти нетривиальные заметки заинтересуют читателя. В сюжетах из прошлого я не ищу прямых аналогий с современностью, ибо в истории ничего не повторяется. Но сходство мотивов человеческих поступков обнаруживается не раз, и оно поучительно.

Заглянув туда, где нас нет, можно больше увидеть и вокруг себя. Конечно, не все бесспорно в моих текстах, но я стараюсь придерживаться фактов, и по возможности избегать произвольных выводов.

Юдофил Мусоргский

Имя великого русского композитора известно каждому культурному человеку. Многие знакомы (больше или меньше) с его произведениями.

Однажды израильский ученый Савелий Дудаков поставил перед собой необычный вопрос: что мы знаем о любви Мусоргского к евреям и еврейству, о его жгучем интересе к этому народу, о его проникновении в еврейскую музыкальную стихию? Ответ был таков: совсем немного.

Тем интереснее то, что ему удалось отыскать (С.Дудаков. Парадоксы и причуды филосемитизма и антисемитизма в России, с.409-415). В свою очередь, я не ограничился его текстом, привлек и другие источники.

Итак, отпрыск старинного дворянского рода, уроженец Псковской губернии, Модест Петрович Мусоргский не сталкивался с евреями лично – пока не стал офицером Преображенского полка.



Модест Мусоргский — офицер Преображенского полкаВо время полковых маневров на летних учениях ему довелось побывать в еврейских местечках, где он наблюдал зажигательные пляски хасидов. В январе 1867 г. он так передает свои впечатления в письме композитору М. Балакиреву:

“Евреи аж прыгают от воодушевления перед… песнями своего собственного народа, которые переходят от поколения к поколению. Глаза евреев при этом загораются благородным, идеалистическим огоньком, и мне не раз пришлось быть свидетелем таких сцен. Евреи понимают больше чем мы, славяне, т.е. русские и чехи, и ценят и лелеют национальные народные песни и именно простые евреи, наши белостокские, луцкие и невельские евреи, которые живут в грязных и бедных домиках своих».

Что тут особенно примечательно?

Во-первых, широта его «обзора»: он имел представление об облике и нравах еврейского населения разных земель.

Во-вторых, его настрой, нетипичный для той эпохи: у Мусоргского ни тени насмешки или предвзятости к гонимому народу – напротив, теплота, даже с примесью восторженности.

Надо иметь ввиду, что жизнь его совершенно переменилась после отмены крепостного права. Обедневший гвардейский прапорщик порвал с прежней средой, стал убежденным «шестидесятником». Взяв за пример героев романа Н.Г.Чернышевского «Что делать?», он поселился в Санкт-Петербурге в «коммуне» из шести молодых людей.

Складываются важные для него связи и отношения, питающие в нем дух славянофильства, народничества – и вместе с тем, у него возникают контакты с еврейской средой.

Человеком, сильно повлиявшим на его творческую судьбу, был крупнейший русский критик Вл.Стасов. Тот самый, кто являлся и автором многих статей о еврейском искусстве, и членом жюри по постройке новой большой синагоги в столице. Благодаря ему Мусоргский мог посещать еврейские праздники в Санкт-Петербурге.

Он мог там бывать и как друг скульптора Марка (Мордухая) Антокольского.

Но особенно близкая, задушевная дружба связывала Модеста Петровича с талантливым архитектором и художником, крещеным евреем Виктором Гартманом. Ранняя смерть Гартмана (1873) потрясла композитора; его откликом на трагическое событие стали «Картинки с выставки» – известное во всем мире музыкальное произведение (где одна из сценок названа «Два еврея: богатый и бедный»).

Гений Мусоргского нашел наиболее полное выражение в его всемирно знаменитых операх «Борис Годунов” и «Хованщина», посвященных переломным событиям в истории русского народа.

Но вместе с тем, как личность, и как композитор, он испытывал постоянную тягу к еврейству. Тому есть немало подтверждений.

Еще в 1863 г. он написал произведение “Царь Саул» (иначе: «Еврейская мелодия для голоса и фортепиано»); был использован в переводе текст Байрона: “О, вожди, если выйдет на долю мою…»

Через несколько лет, в 1867 г. им были написаны два сочинения на еврейскую тему. Это хор с оркестром «Поражение Сеннахериба», вновь на слова Байрона: «Как стая волков голодных на нас враги набежали…». (Речь идет о неудавшейся осаде Иерусалима в конце 8 века до н. э. ассирийским царем Сеннахерибом – Прим. Ред.).

А также, на стихи поэта Льва Мея, переложение «Песни Песней» царя Соломона.

Он еще раз обратился к странице еврейской истории в своей кантате «Иисус Навин» («Стой. Солнце!») – одном из красивейших сочинений в русском хоральном искусстве.

Осенью 1874 г. Модест Петрович проживал в бедном районе Петербурга, примыкавшем к Сенному рынку (места Достоевского). В этом же районе жило и небольшое еврейское население, имеющее право жительства: отставные николаевские солдаты, ремесленники…

Одним из соседей композитора был бедный еврей-портной, в доме которого была молельня. Однажды во время праздника Кущей (Суккот) через открытое окно Мусоргский услышал канторское пение, которое «совершенно очаровало его». Тогда и возник замысел кантаты.

В воспоминаниях дочери Вл. Стасова говорится, что в основу хора “Иисус Навин» были положены мелодии, записанные композитором с голосов Марка Антокольского, а также соседа, еврея-портного, распевавшего во дворе. В одном из своих писем 1877 г. Мусоргский рассказывает, как советовался с баронессой Анной Гинзбург (женой банкира и филантропа Г. Гинзбурга) – можно ли считать полюбившиеся ему мелодии близкими к «аутентичным», т.е. древнееврейским? Средняя часть произведения (”Плачут жены Ханаана») была им полностью написана заново.

Современники вспоминали, что он неоднократно возвращался к истории создания «Иисуса Навина» и говорил об этом с гордостью и воодушевлением. Сочинение было посвящено Надежде Римской-Корсаковой (урожденной Пургольд, еврейке).

Слова к кантате написал сам Модест Петрович. Через 30 лет они переведены были на иврит и идиш и изданы с нотами для еврейских почитателей гения.

…В своей короткой жизни он испытал так много несправедливости, что даже теперь об этом нелегко думать и писать.

Вот слова из некролога музыкального критика М.Иванова:

«Он всегда жил богемой, и в последние два-три года отшатнулся чуть не ото всех и вел совсем скитальческую жизнь… Друзья передали его на попечение доктора Бертенсона…».

Недавно мне довелось посмотреть российский документальный фильм о Мусоргском (по-моему, весьма невнятный). Там, в частности, сообщается, что в феврале 1881 г. его поместили в Николаевский военный госпиталь «как денщика одного из офицеров».

Что сие значило?

Есть достоверные сведения, что Мусоргский страдал тяжелой формой алкоголизма. У него не было заработка, постоянного места жительства, средств на питание, лечение – словом, не было ничего. В таком положении он перенес инсульт, и был разбит параличом.

Друзья – Вл. Стасов, Н.Римский-Корсаков, А.Бородин – увидели выход в том, чтобы устроить его в какую-нибудь больницу. Они обратились за помощью к хорошо знакомому врачу.

Доктор Лев Бернгардович Бертенсон, еврей, принявший лютеранство, имел обширную практику среди интеллигенции. Прекрасный диагност, он еще не был так знаменит, как впоследствии, когда лечил Л.Н.Толстого (и даже получил звание лейб-медика). Пока же он занимал скромную должность ординатора Николаевского госпиталя для офицеров и нижних чинов. Туда и попытался положить беспомощного пациента.

Главврач госпиталя отказал в просьбе, так как больной не имел ни малейшего отношения к военному ведомству. Но в ходе переговоров придумали остроумный выход: допустить его в лечебное учреждение на правах «вольнонаемного денщика ординатора Бертенсона». Такую запись и учинили в журнале.

Авторам фильма (и не только им), видимо неудобно было рассказывать эти подробности. И в большинстве публикаций о нем вообще обходится вопрос о его симпатиях к еврейскому народу.

По свидетельству же упомянутого М.Иванова (написавшего некролог), врач «заботился о своем пациенте самым тщательным образом. Мусоргский лежал в отдельной палате, г-н Бертенсон приходил к нему для обхода ежедневно два раза». В состоянии больного наступило некоторое улучшение.

Тогда и навещал его художник И.Репин, чтобы писать прославленный портрет Мусоргского.

Что произошло потом, – объясняют по-разному. То ли больной сам приблизил свою кончину, «нарушив режим» (выпил бутылку коньяка). Может, просто настал предел; в марте 1881 его не стало.

Захоронили композитора в Александро-Невской лавре. Видные деятели русской культуры объединили усилия, чтобы было создано достойное надгробие. По совету Вл. Стасова решили сделать нотное изображение четырех наиболее значительных музыкальных тем. На решетке памятника были выкованы из железа ноты. Вторая и третья темы взяты из “Бориса Годунова“, а первая – из хора «Иисус Навин”:

«Веленьем Иеговы

Сокрушить Израиль должен

Аммореев нечестивых…»

(Цит. по: С.Дудаков, с. 415)

С этим и ушел в вечность русский гений; никто не вправе посягать на его посмертный облик и ставить в опасность бесценные реликвии.

Но есть тревожные сигналы. Я прочитал в интернете об угрозах музею-усадьбе Мусоргских в Псковской области. Некий бизнес-хищник попытался ее «утилизировать»; как обычно, не встречая должного противодействия чиновников.

 
Наумово. Дом-музей М.П.Мусоргского

 
В 1989 году в Наумово был открыт дом-музей М.П.Мусоргского

Оказывается могила композитора в Лавре была наглухо закатана асфальтом, а надгробный памятник ему перенесли в другое место. Какой же невидимой оградой окружить его теперь (если он цел), чтобы не разрушили и эту святыню?

- Не могу знать! – отозвался бы солдат в полку, где когда-то служил гениальный прапорщик

http://kackad.com/kackad/?p=17935

Мусоргский , евреи и гностики

alanataila
Есть в композиторе Модесте Петровиче Мусоргском что-то очень еврейское и енохическое. пока не могу до конца сформулировать что. И это заявление кажется на первый взгляд весьма абсурдным.
Так как - считается, что более русского по тематике композитора сложно придумать. Борис Годунов, Хованщина и т.д Репинский потрет, где у Мусоргского алкогольный красный нос и вообще весьма русский мужицкий вид..
Но: потом мы вспоминаем про двух евреев из "картинок с выставки"
а потом читаем на Эеэ, что
"Еврейский мелос Мусоргский претворил в песне «Царь Саул» (1863), неоконченной опере «Саламбо» (1866),
в хорах «Иисус Навин» (1877), «Поражение Сеннахериба» (1867; на слова Дж. Байрона), в «Еврейской песне для голоса и фортепиано» и в 6-м номере фортепианного цикла «Картинки с выставки» (1874) — «Два еврея, богатый и бедный».
Причем, именно брал музыку чисто еврейскую - то есть использовал народные лады.( Я даже детям эти лады показывала в пьесе "Два еврея") Говорят, ходил к евреям и записывал у них их песни! . И сильно ( и наверное матом) ругался на Серова за его оперу "Юдифь", в которой еврейской музыкой не пахнет вовсе. Вот что по этому поводу говорит Мусоргский: "Пора перестать обращать евреев в христианство и католицизировать их" (в музыкальном плане)
Конечно, первый раз, когда я заметила, что Мусоргский еврей, это когда по стопам Ицхака Айзика из Калева, стала переделывать русские песни на еврейский лад. И само собой родилось" Шолом Алейхем" - на музыку Хора народа из Бориса Годунова - "На кого ты нас покидаешь" .
Музыка идеально ложится на текст и если не знать, что это Мусоргский, сложно догадаться, что это не еще один из многочисленных мотивов шабатнего песнопения.
Текст хора выдержан практически в стилистике Псалма 22 ( "Боже мой! Зачем ты меня оставил"):
Хор народа
На кого ты нас покидаешь, отец наш!
Ах, на кого-то да ты оставляешь, кормилец
Мы да все твои сироты беззащитные.
Ах, да мы тебя-то просим, молим
Со слезами, со горючими:
Смилуйся! Смилуйся! Смилуйся!
Боярин-батюшка! Отец наш!
Ты кормилец!
Боярин, смилуйся!
(п.с.Даниэль Боярин пусть тоже смилуется))))))))))))
Либретто оперы писал сам Мусоргский по мотивам драмы Пушкина. (между нами девочками, у Модеста Петровича вообще-то есть совершенно гениальные тексты ). Этот текст отсутствует у Пушкина, значит по видимому - принадлежит Модесту.
Народ страдает. Может быть именно в умении показать страдание народа - и есть то еврейское, что я вижу у Мусоргского.
Народ поет этот текст по сюжету Борису Годунову, который все отказывается принять царство. Причем, поет по принуждению, под хлыстами приставов.
Но скорбь велика в этой музыке, она пронизывает до глубины души.
Значит, эти люди поют вовсе не о царе-батюшке Борисе, но о другом Царе - о Всевышнем.
Надо сказать, что такие музыкальные штуки присущи другому русскому композитору-юдофилу - Шостаковичу. Шостакович является учеником Мусоргского в музыкальном плане, он оркеструет его оперы, берет идею речитативного пения, тематику народных страданий. У Шостаковича нередко официально посвящена музыка жертвам фашизма, но подразумевает он в той же степени и сталинские репрессии. Жертвы советского режима - главнейшая тема музыки Шостаковича, а название может быть какое угодно официальное советское.
Но вернемся к Хору народа, которым открывается опера. Уже с первых тактов - эта мучительная двойственность и тема самозванства, которая потом сполна проявится дальше. Есть два царя - Один истинный, другой ложный.
Всевышний, которому в действительности обращены мольбы народа и Борис Годунов, на
которого всем пофиг
( -"Митюх, а Митюх ! Чего орем?
- Вона! Почем я знаю?
- Царя на Руси хотим поставить!").
Итак, что мы имеем?
Двоецарствие :власть ложного царя и богооставленность - вот вам гностики . Лжедмитрий - лжемессия - вот вам уже еврейская история.
Что же касается мистики, то меня совершенно поразила сцена смерти Бориса Годунова (в 1-ой редакции особенно). Жанр мистического  вознесения.
Что же касается нового содержания этой музыки и ее тиккуна. Если петь музыку хора "На кого ты нас покидаешь" на слова "Шалом алейхем", то получается, что мы признаем существование ангелов- служителей Всевышнего, но они вовсе не демиурги для нас, а именно "ангелы Всевышнего, Царя Царей, да будет блгословен Он", и в конце мы говорим им "Удалитесь с миром". Так с помощью пения на эту мелодию, мы ложных богов-ангелов ставим на свое место и решаем на космическом уровне проблему гностического двоевластия.

Юилейная монета (рубль)

Материалы по теме
Мнение
26 ноября 2023
Дина Хитрова
Дина Хитрова
Экоурок в православном гуманитарном центре
Мнение
6 февраля
Наталия Демина
Наталия Демина
Никак не угадаешь логику цензоров в тюрьмах
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме