Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Нормально все было, че началось-то». Краткая история дебатов в современной России

«Нормально все было, че началось-то». Краткая история дебатов в современной России

Поделитесь с вашими знакомыми в России. Открывается без VPN

В начале августа действующий глава Хакасии, коммунист Валентин Коновалов вызвал на дебаты своего главного соперника на предстоящих губернаторских выборах единоросса — Сергея Сокола. Оба решили поспорить об экономике региона. Зрители ожидали внятного политического диалога, но в итоге услышали обвинения «в хайпе и чернухе».

За 31-летнюю историю в современной России так и не устоялась культура дебатов, а назначение губернаторов Кремлем убило и без того неохотное желание кандидатов от власти участвовать в диалоге с соперниками. Как деградировали дебаты в России — в обзоре «7x7».

Лихие. Яркие. Прошли

В книге журналиста Михаила Фишмана «Преемник. История Бориса Немцова и страны, в которой он не стал президентом» одним из символов российских 90-х называют дебаты бывшего нижегородского губернатора с главой ЛДПР Владимиром Жириновским. Они прошли в эфире программы «Один на один» 18 июня 1995 году на фоне событий в Буденновске, где группа чеченских боевиков во главе с Шамилем Басаевым захватила в заложники больше 1,5 тыс. человек в здании городской больницы.

Дебаты Немцова и Жириновского планировались заранее и изначально политики должны были говорить о возможной массовой заболеваемости сифилисом в Нижегородской области, что утверждал глава ЛДПР и отрицал Немцов. Но им пришлось говорить о теракте.

Фишман пишет, что по мере обсуждения напряжение между оппонентами нарастало: Немцов провоцировал — Жириновский закипал. На просьбы ведущего успокоиться тот не реагировал, ему безуспешно пытались отключить микрофон. Тема происходящего в Буденновске сменилась обвинениями в фальсификациях выборов и оскорблениями в адрес Немцова.

На выпады Жириновского, что губернатор допустил рост заболеваемости в регионе, Немцов достал заранее приготовленный журнал Playboy с интервью главы ЛДПР и процитировал слова Жириновского о том, что у него было 200 женщин. 

«Мы вас вылечим. У нас два укола, и свободны», — сказал Немцов.

В ответ Жириновский плеснул в него апельсиновым соком. Что навсегда вошло в биографию обоих политиков и историю политических дискуссий России.

В этот период прошли еще одни ключевые дебаты. Они стали возможно единственной в истории современной России дискуссией двух оппонентов, которая повлияла на исход выборов. 

31 мая 1996 года в студии «5 канала» встретились губернатор Санкт-Петербурга Анатолий Собчак и его первый заместитель Владимир Яковлев. Они оба боролись за пост главы города и прошли во второй тур голосования: Собчак получил 29,02% голосов, Яковлев — 21,58%.

Эту дискуссию от дебатов Жириновского и Немцова отличало как минимум две вещи. Во-первых, организаторы налили в стаканы участников воду вместо апельсинового сока. Во-вторых, Жириновский и Немцов на момент дебатов не участвовали в выборах, в отличие от Собчака и Яковлева. От их подготовки, выбранного образа и умения вести диалог зависело итоговое распределение голосов.

Яковлев вспоминал, что его команда сначала хотела отказаться от дебатов, предложенных штабом действующего на тот момент губернатора Санкт-Петербурга. Он признавался, что чувствовал неуверенность перед Анатолием Собчаком — харизматичным и опытным оратором.

Скорее всего, чувство неуверенности сыграло в пользу Владимира Яковлева. По воспоминаниям политолога Алексея Шустова, работавшего в 1996 году в предвыборном штабе Анатолия Собчака, Яковлев серьезно готовился к дискуссии. В отличие от самого губернатора. Тот, как утверждает Шустов, лишь попросил распечатать «справку о развитии города за последние пять лет».

Кроме того, Яковлеву помогла его малоизвестность. По словам политтехнолога Александра Ершова, работающего в штабе кандидата, «можно было лепить любой образ, просто отталкиваясь от того негатива, который за многие годы скопился по отношению к Собчаку». Команда Владимира Яковлева сделала ставку на образ «бытовика». Во время дискуссии он даже называл себя прорабом, который строит и созидает. Это привлекло избирателей, которые не являлись аудиторией Анатолия Собчака или, как говорил Шустов, «рафинированной питерской интеллигенцией».

В итоге, во время дебатов Владимир Яковлев смотрелся уверенно. Собчак ничего не мог ответить на его напор. Позже Яковлев скажет, что состоявшиеся тогда дебаты действительно стали ключевым фактором его победы на выборах: во втором туре он набрал 47,49%, за Собчака проголосовало 45,76% петербуржцев.

Неловкость Ройзмана

Следующие дебаты, вызвавшие интерес аудитории, состоялись спустя десять лет после встречи Яковлева и Собчака. За это время в России произошло несколько событий, которые привели к упадку и без того не развитого формата политических дискуссий.

Первое и самое главное событие — приход к власти Путина, который ни разу за 23 года президентства в дебатах не участвовал. Возможно, в начале своей карьеры открытая дискуссия с оппонентом пугала Путина: президент в 1996 году работал в предвыборном штабе Собчака и видел результат, к которому могут привести дебаты на честных и конкурентных выборах. 

С усилением власти и контроля за выборами дебаты Путину стали не нужны. Его пресс-секретарь Дмитрий Песков, отвечая на вопросы о нежелании президента участвовать в таких мероприятиях, ссылался на рабочий график Путина и говорил, что не видит «достойных ему конкурентов».

Губернаторам и вовсе не надо было вступать в дискуссии с оппонентами. Их просто не было. В 2004 году Путин отменил выборы глав регионов под предлогом «антитеррористических мер» после теракта в школе в Беслане, где погибло 334 человека. Журнал «Коммерсантъ» тогда писал, что реформа не приведет к усилению борьбы с терроризмом: «Вряд ли, скажем, президент Северной Осетии, будучи не всенародно избранным, а назначенный президентом РФ, смог бы предотвратить захват школы в Беслане». Но это позволило Кремлю избежать в регионах избрания народных лидеров, непредсказуемых голосований и, соответственно, ярких и решающих дебатов.

В этом случае жителям оставалось наблюдать за дискуссиями кандидатов в законодательные собрания или городские советы. Но запомнились из них лишь одни: между тогда еще депутатами Госдумы Евгением Ройзманом и Евгением Зяблицевым. Политики дебатировали в эфире «Радио Урала» 4 октября 2006 года перед выборами в Свердловскую облдуму

Зяблицев затронул тему монетизации льгот: в 2005 году льготникам заменили право на бесплатный проезд, лекарства и санаторное лечение фиксированными денежными выплатами. Он сказал, что реформа больно ударила по всему населению России, и упрекнул в этом Ройзмана, который голосовал против.

«У меня аж дыхание перехватило. Я думаю, я что, ослышался? Я-то точно знаю, что Зяблицев голосовал за! Он тогда был в “Единой России”, перед тем как слинял в “Родину”», — написал тогда Евгений Ройзман в «Живом журнале».

Ройзман выплеснул Зяблицеву в лицо стакан с водой, тот в ответ кинул в него стаканом. Завязалась драка, ведущий остановил эфир. Оба в итоге не стали депутатами Свердловской облдумы в 2006 году.

Позже Ройзман в интервью Юрию Дудю на вопрос о конфликте с Зяблицевым признался, что ему неловко за некоторые вещи.

У дебатов три пути

В 2010-х у дебатов в России, казалось бы, появился шанс — в 2012 вернулись прямые выборы губернаторов, а в 2016 всех кандидатов в депутаты Госдумы обязали участвовать в телевизионных дискуссиях: до этого они приходили на дебаты добровольно. 

«Человек, идущий в политику, должен уметь вести диалог, аргументировано убеждать даже того человека, который имеет иную точку зрения. Открытость и конкурентность — именно такую задачу поставил президент России Владимир Путин», — говорил в 2016 году инициатор поправок об обязательном участии кандидатов в дебатах Сергей Неверов.

Федеральные власти стремились создать образ конкурентных и открытых выборов в России. Поведение кандидатов говорило об обратном. Так, за первые два года после возврата прямых выборов губернаторов голосование прошло в 13 регионах страны. Ни в одном из них кандидаты от власти не участвовали в дебатах. Отказался от публичных дискуссий и глава Москвы Сергей Собянин, считая, что в случае личного присутствия лишь пропиарит своих оппонентов.

В 2017 году центральному аппарату КПРФ пришлось требовать от своих представителей вызывать на дискуссии кандидатов от власти, которые не пошли на дебаты. По данным «Коммерсанта», так поступили 9 из 16 кандидатов от власти, ссылаясь на плотный график, рабочие поездки и встречи с населением. 

На защиту отказавшихся от разговора кандидатов встал Неверов, который еще год назад выступал за дебаты. Он пояснил, что губернаторская кампания — персоналистская, поэтому каждый кандидат сам решает, участвовать ли ему в дискуссии с оппонентом или, например, «уделить больше внимания ответам на вопросы избирателей на личных встречах».

Пресс-службы тех губернаторов, которые согласились дискутировать, потом сухо написали отчеты о состоявшихся дебатах. Внимания общественности они не привлекли.

Уже в 2018 году ситуация изменилась: в трех регионах России состоялись конкурентные выборы. Протестные голосования прошли в Хабаровском крае, Республике Хакасии и Владимирской области. Кандидаты, оппозиционно настроенные к действующим губернаторам, воспользовались дебатами как еще одной площадкой для политической борьбы. Их конкуренты повели себя по-разному.

Например, во Владимирской области единоросска и бывшая глава региона Светлана Орлова так и не встретилась на дебатах с кандидатом от ЛДПР Владимиром Сипягиным. Он два раза приходил в студию местного телеканала, где выступал один. В итоге либерал-демократ одержал победу во втором туре, набрав почти на 20% больше, чем единоросска Орлова. 

В Хакасии тогда еще действующий глава и представитель «Единой России» Виктор Зимин покинул теледебаты с коммунистом Валентином Коноваловым через 10 минут после их начала. Кандидаты должны были обсудить хозяйственное и бюджетное планирование, но Коновалов стал говорить о провокациях и грязи со стороны предвыборного штаба Зимина.

Единоросс попытался рассказать о бюджете республики, что-то активно писал на доске и оценил предвыборные обещания Коновалова в 125 млрд руб. 

«Не будет этого, это обман, возможно, патриотический, классный, но это бюджет республики. С ним не шутят! Я попытался как-то по-родственному объяснить вам (обратился Зимин к Коновалову). Я вам оставляю время, а вы попробуйте за этот список рассказать», — сказал Зимин, покидая студию.

На следующие дебаты с Валентином Коноваловым он так и не пришел. Перед дискуссией кандидат позвонил в студию РТС и подтвердил, что предоставляет свое эфирное время коммунисту. Зимин прислал журналистам таблицы с обещаниями своего оппонента на предыдущих дебатах и попросил его ответить, как и где он планирует найти деньги на реализацию своих планов.

В комментариях к трансляции на ютубе жители поддержали Валентина Коновалова и похвалили за то, что он ходит на все дебаты и не боится. Уход Зимина с дискуссии и игнорирование следующей избиратели восприняли как позор и безразличие к республике. 

В день дебатов, 21 сентября, стало известно, что Виктор Зимин снял свою кандидатуру с выборов по состоянию здоровья. Коновалов стал главой Хакасии. 

В отличие от коллег из Владимирской области и Хакасии кандидату в главы Хабаровского края Сергею Фургалу удалось полноценно пообщаться с оппонентом Вячеславом Шпортом. Оба вышли во второй тур голосования, набрав почти одинаковое количество процентов: 35,81 и 35,62. 

В регионе дебаты «двух политических тяжеловесов», как выразился ведущий канала «Губерния», где прошла дискуссия, состоялись впервые. Кандидаты обсудили значение Хабаровска для Дальнего Востока, развитие промышленности и проблемы дольщиков.  

Несмотря на то, что Фургал в начале диалога заявил, что «не любит критиковать и спорить», он все равно не соглашался, оппонировал Шпорту и просил ведущего дать ему «еще одну ремарку». Единоросс на его фоне смотрелся сдержанно и менее уверенно. Шпорт чаще отвечал на комментарии Фургала, чем журналиста. Ему явно приходилось защищаться.

В заметке «Коммерсанта» журналист Андрей Перцев в заголовке отметил, что кандидаты поборются за пост «в дружелюбной атмосфере». Действительно, кандидаты во время дебатов вели себя вежливо: не оскорбляли друг друга и не обвиняли в использовании грязных технологий в предвыборной агитации. Возможно, поэтому дебаты Фургала, который в итоге победил на выборах, и Шпорта были больше интересны местной аудитории, и не произвели сильного впечатления на федеральную: судя по публикациям в СМИ, эту дискуссию обсуждали меньше, чем уход Зимина с дебатов в Хакасии.

Конечно, дебаты на протестных выборах в 2018 году не стали решающими для кандидатов. В победе Фургала, Коновалова и Сипягина сыграли роль усталость от предыдущих губернаторов, проблемы в регионах, прошедшая тогда пенсионная реформа, которая обрушила рейтинг власти, и другие причины. Однако прошедшие дебаты показали, что в России еще существует возможность политического диалога оппонентов при условии конкурентной среды и приоритета гражданского общества над административным ресурсом.

One shot or one opportunity 

После начала полномасштабной войны в Украине и ужесточения репрессий в России конкурентные выборы казались невозможными, а выборный сезон 2022 году был довольно скучным и предсказуемым. Но в избирательной кампании 2023 года оказался один регион, где исход губернаторских выборов до сих пор не ясен: снова Хакасия. Здесь столкнулись действующий глава-коммунист Валентин Коновалов и единоросс Сергей Сокол, вернувшийся из зоны боевых действий и получивший за это орден Мужества. Он сразу стал критиковать представителя КПРФ за неэффективное управление регионом.

Коновалов и на вторых губернаторских выборах решил не отказываться от политических дебатов и публично вызвал на них Сокола. Он согласился. За долгое время в России действующий глава впервые сам пригласил на публичную дискуссию своего оппонента. Это дало надежду общественности, следящей за выборами в Хакасии, на интересные и стоящие дебаты.

Они стали как минимум не скучными. Так, Сокол не просто принял предложение Коновалова: его предвыборный штаб сделал видеоприглашение на дебаты из отрывков фильма «Восьмая миля» и кадров встреч единоросса с избирателями под песню рэпера Эминема.

Темой дебатов стала экономика Хакасии. Однако на протяжении 45 минут кандидаты обвиняли друг друга в «чернухе» и ведении грязной избирательной кампании. Во время первых пяти минут, данные кандидатам на выступления, Валентин Коновалов ни разу не сказал о будущем экономическом развитии региона, сделав акцент на проблемах пятилетней давности. Представитель ЛДПР Михаил Молчанов подарил Коновалову «противогаз» как знак плохой экологии. Владимир Грудинин из «Коммунистов России» обвинил действующего главу в развале регионального отделения КПРФ, а единоросс Сергей Сокол все выделенное ему время отвечал оппонентам и рассказал анекдот.

Вторую пятиминутку оппоненты также использовали на ругань и критику друг друга, лишь изредка обращаясь к заявленной теме дебатов.

Политологи неоднозначно оценили состоявшиеся дебаты в Хакасии. Например, Михаил Виноградов считает, что они, ровно как и заявленная тема дискуссии, выдались скучными, а ведущий и вовсе никак не взаимодействовал с кандидатами. По мнению Виноградова, трудно представить, что кто-то из обывателей будет пересматривать и пересказывать эти дебаты.

Сопредседатель движения «Голос» Станислав Андрейчук в диалоге с корреспондентом «7x7» охарактеризовал прошедшие дебаты Сокола и Коновалова как «вполне обычные». Эксперт рассказал, что на таких коротких дебатах, как в России, у кандидатов есть две задачи: максимально сохранить свой образ и постараться подорвать образ оппонента.  

Тем временем видео с дискуссией уже набрало 35 тыс. просмотров и больше 2,7 тыс. комментариев. Самые залайканные — в поддержку Коновалова. Например, комментарий «Губернатор лично принимает участие в предвыборных дебатах, очень демократично. Уважаю» набрал 513 лайков.

Реакция людей показывает, что у россиян существует запрос на свободную политическую дискуссию. С этим утверждением согласен Андрейчук. По его мнению, такая потребность усиливалась с 2017 по 2022 год — до начала войны в Украине. Сейчас она постепенно возвращается. Тому пример — борьба жителей Коми, Челябинска, Новосибирска и Томска за возврат прямых выборов мэров. 

— В Хакасии как раз очень конкурентная кампания, поэтому интерес к дебатам объясним. Собственно, это единственная причина, почему люди могут смотреть дебаты. В тех случаях, когда кампании неконкурентные, мы видим, что даже кандидаты не пользуются этим дорогостоящим эфирным временем, — сказал Станислав Андрейчук. 

Так, например, поступили кандидаты от КПРФ и ЛДПР в законодательное собрание Кемеровской области. Они просто не пришли на дебаты, сославшись на занятость. 18-секундное видео, где ведущий стоит один в студии, разлетелось по сети. «Какие выборы, такие и дебаты», — охарактеризовали случившееся жители России.

Материалы по теме
Мнение
26 февраля
Даниил Зубов
Даниил Зубов
Война когда-то закончится осознанием бездны, в которой мы оказались по воле одного человека
Мнение
14 мая
Иван Звягин
Иван Звягин
Самооценка в подростковом возрасте оказывает влияние на сексуальное здоровье во взрослой жизни
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ВластьВыборыОбществоПолитикаПутин