Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Ульяновская область
  2. «Я молила их вернуть хотя бы одного близнеца»

«Я молила их вернуть хотя бы одного близнеца»

Жительница Ульяновска Галина Гальцова о том, как потеряла в Украине сыновей-вагнеровцев

Фото «7х7»

Братья-близнецы Станислав и Ярослав Гальцовы из Ульяновска в октябре 2022 года подписали контракты с ЧВК «Вагнер» и ушли воевать в Украину. Оба умерли в Бахмуте: в начале декабря — Ярослав, в конце января — Стас. «7х7» рассказывает историю семьи Гальцовых со слов матери близнецов Галины, которая не смогла уговорить сыновей вернуться домой.

«Им не хватало мужского общения. А в ЧВК все такое мужское»

«С самого начала [боевых действий], еще весной [2022 года], они навострили лыжи в эту ЧВК. Ходили, говорили, что поедут. Вроде остыли немного поперву, а потом внезапно купили билеты и уехали. Их туда тянуло». Так Галина Гальцова вспоминает дни, когда двое ее сыновей решили отправиться в Украину в составе ЧВК «Вагнер».

Стас родился на две минуты раньше Ярослава 30 декабря 1990 года. Ярославка — так его называла Галина — был отходчивым, общительным. Стас — более серьезным, держался особняком. Близнецы окончили ульяновское ПТУ — стали сварщиками. После срочной службы работали на Ульяновском моторном заводе, ездили на вахты. Ни девушек, ни детей у братьев не было. Они занимались бегом и боксом.

Отец близнецов, офицер в отставке, застрелился в 2011 году. С тех пор Галина воспитывала сыновей одна. Продала трехкомнатную квартиру, чтобы купить детям по однушке. Сама поселилась вместе со своей матерью. По словам Гальцовой, братьям не хватало мужского общения:

— Они, считай, одни, без мужчин были, с нами женщинами. Говорили, что им поговорить даже не с кем. Им хотелось мужского общения, а там в ЧВК как раз мужчины, все мужское такое. Их тянуло в армию. Я так жалею, что не отдала их в Суворовское [военное училище], может быть, все было бы по-другому.

После начала вооруженного конфликта в Украине Стал заговорил о вступлении в ЧВК «Вагнер». Воевать в составе регулярной армии братья не хотели — якобы внутри системы нет дисциплины.

— Вот как [Роскомнадзор] началась, они сразу: мам, мы поедем в ЧВК. Я спрашивала — в какое еще ЧВК, где я вас потом искать буду, зачем вам это надо?

Они отвечали, что хотят испытать себя, проверить, на что способны, им хотелось этой дисциплины, — вспоминает Галина.

За две недели до отъезда близнецы начали готовиться: собрали рюкзаки с вещами, еще активнее занимались спортом. Стас снимал диски со штанги, клал в рюкзак и шел так на пробежку.

Гальцовы заключили контракт с ЧВК на шесть месяцев. 2 октября они уехали в Краснодарский край на базу «Вагнера». Через две недели, 18 октября, командование отправило их в Украину.

«Позвонили через три недели после смерти»

После отправки в зону боевых действий близнецы связывались с матерью только по одному разу. Старший звонил 22 ноября, младший — 25 ноября. Спустя месяц, 22 декабря, представитель ЧВК «Вагнер» сообщил Галине о смерти Ярослава. Младший сын Гальцовой погиб под Бахмутом из-за ранения в грудную клетку.

— Мне позвонили из Самары, там офис у ЧВК «Вагнер», через три недели после его смерти. 24 декабря Ярослава привезли, а уже 25-го мы его схоронили, — рассказала женщина.

Тело сына Гальцова получила в цинковом гробу с окошком. Похороны организовала ЧВК, но ее представителей на церемонии не было. По телефону сотрудник «Вагнера» сказал, что Ярославу положен орден Мужества и что его привезут домой Галине, как только Владимир Путин подпишет документы.

Ярослав Гальцов

Ярослав Гальцов. Источник фото: ok.ru

На поминки в 40-й день пришел мужчина с поврежденной ногой. Оказалось, он был сослуживцем Ярослава.

— Он мне как родной стал, назвал позывной Ярослава — Арчибальд. Говорил, какой Ярославка бесстрашный был, как у него ноги свисали [с полки], когда тот спал. Они высокие у меня, под два метра. Их отовсюду видно, — говорит Галина.

Алексей — так звали сослуживца — рассказал женщине, что ее старший сын воевал с другой стороны Бахмута.

«Ярославка как будто место для брата караулил»

После похорон Ярослава Галина пыталась вернуть его старшего брата домой. Звонила представителям «Вагнера», просила дать ей личный номер Евгения Пригожина — основателя ЧВК. Ей отказали:

— Я просила контракт расторгнуть. Пусть домой хоть один вернется, должны быть хоть какие-то исключения из правил. Я молила: найдите мне Стаса, найдите. Никто мне его искать не стал. Сказали, у него контракт. 

Гальцова планировала поехать к Путину, чтобы требовать возвращение Стаса через администрацию президента. Но из-за личных обстоятельств осталась дома.

О смерти старшего сына Галина узнала 22 февраля. Он умер от огнестрельного ранения головы и шеи.

Стаса похоронили 26 февраля рядом с его братом.

— Ярославка как будто караулил место. Никого не захоронили рядом с ним, — рассказала женщина.

Тело Стаса пришло Галине в цинковом гробу, но без окошка, в отличие от Ярослава. Похоронами на этот раз занималась администрация города. Военкомат организовал оркестр и сопровождение часовыми.

Станислав Гальцов

Станислав Гальцов. Источник фото: vk.com

К марту Галина не получила выплаты по случаю смерти детей. Она рассказала, что для этого нужно звонить в Самару и записываться на прием в офис ЧВК, а потом приехать в назначенный день за наличными. Переводы на карту руководство «Вагнера» не делает.

— Я думала: вот вернется Стас, и мы вместе съездим, получим [деньги] за Ярославку. У них черное все, черная зарплата [зарплаты сыновей Гальцова не получала]. А по сумме даже не спрашивала, не знаю, как-то неинтересно мне было. Надо будет позвонить, — сказала Гальцова.

Она считает, что братьев устраивали условия ЧВК: «Если бы их что-нибудь там не устраивало, они бы ушли, сбежали, такой вот у них склад характера. Значит, им все там нравилось».

Из документов сыновей женщине отдали лишь свидетельства о смерти. Одно подписано в Ростовской области, другое — в Луганской. Ни паспортов, ни военных билетов, ни СНИЛСов Галине по состоянию на начало марта не вернули.

«Пусть туда вообще уже никто не ездит»

В день смерти Стаса Галина Гальцова приходила к нему домой — проверить, все ли хорошо с квартирой. Она почувствовала запах сына и понадеялась, что он вернулся:

— Я так ждала Стаса. Думала — пусть без руки, без ноги, но только домой, живой. Ведь так же не бывает в жизни, чтоб оба брата-близнеца погибли. Я так жалею. Надо было одного не отпускать. Больше никого нет у меня.

У Галины есть тридцатилетний племянник. Он женат и воспитывает трехлетнюю дочь. Мужчина не служил, так как не годен по здоровью. Но даже если бы он получил повестку по мобилизации, Гальцова не отпустила бы его в Украину.

Женщина отговаривала от возвращения в зону боевых действий и сослуживца Ярослава — Алексея с ранением ноги. Но безуспешно:

— Леша сказал, что обратно пойдет. Я его ругала — у него жена, ребенок, инвалидность можно оформить из-за ноги. Говорила: тебя-то ранило, тебе повезло, а моим не повезло. Нет больше Ярослава и Стаса.

Все уже, пусть туда вообще уже никто не ездит. Когда там уже эта мясорубка закончится?

Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ИсторииОбществоУкраинаУкраина-РоссияУльяновская область