Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Архангельская область
  2. «Было другое время, и у меня была надежда». Осужденный год назад за клип Rammstein архангельский активист Андрей Боровиков — о спецоперации и эмиграции

«Было другое время, и у меня была надежда». Осужденный год назад за клип Rammstein архангельский активист Андрей Боровиков — о спецоперации и эмиграции

Андрей Боровиков на рассмотрении апелляции 15 марта 2022 года
Фото Валерия Дёмина

Осужденный архангельский активист Андрей Боровиков уже год находится в заключении. Суд приговорил его к 2,5 года колонии общего режима за распространение порнографии из-за публикации в соцсети «ВКонтакте» клипа Pussy немецкой группы Rammstein. Боровиков — на четверть украинец. После начала спецоперации он испытал чувство омерзения и злость. Как осужденные узнают о событиях в мире и что Андрей думает о политической обстановке в России спустя год, находясь по ту сторону забора, — в интервью «7х7».

 
Кто такой Андрей Боровиков

 

— Андрей, как ты узнал о том, что Россия начала спецоперацию в Украине?

— Из пропагандистских новостей, которые у нас в лагере постоянно транслируют. «Россия-24», Первый канал, «соловьевские» новости, естественно, об этом объявили. Я посмотрел «юмористический выпуск», как Путина уговаривают признать ЛДНР [речь о заседании Совбеза]. Ну и, конечно, мне по телефону сообщили, я звоню близким. Мне регулярно приходила «Новая газета», когда она еще была разрешена. Пусть и с опозданием, но я узнал это с точки зрения правды, а не с точки зрения пропаганды.

— Что ты при этом почувствовал?

— Чувство омерзения. Потому что буквально 10 лет назад никто не мог себе этого представить. Мы еще раньше шутили: что бы там ни было, но никогда не будет конфликта с Украиной, потому что мы — один народ. Я на четверть украинец, поэтому для меня это вопрос личный.

— Есть ли у тебя какие-то еще источники информации кроме телевизора, «Новой газеты» и общения с близкими?

— Я получаю много писем — в среднем 50 в месяц. Каждое сообщает какую-то новость, хотя и приходит с опозданием.

Письма, которые Андрей получил, находясь в колонии

Письма, которые Андрей получил, находясь в колонии. Фото со страницы Андрея Боровикова во «ВКонтакте»

— Что ты думаешь о происходящем сейчас в России?

— Я пытаюсь подобрать цензурные слова. Тоталитаризм самый неприкрытый, хрестоматийный, как по учебнику, step by step (шаг за шагом) разворачивается в нашей стране. Я сегодня [интервью с Андреем записано 23 апреля] услышал, что [Владимира] Кара-Мурзу отправили в СИЗО [22 апреля Басманный районный суд Москвы арестовал оппозиционера и журналиста до 12 июня по статье о фейках], возбудили уголовное дело, как и на многих моих товарищей и друзей в Архангельске. Многие убежали из страны. Что можно чувствовать? Злость, но никак не упадок сил.

Меня немножко напрягает, что мне приходят письма, в которых люди пишут, как они отчаялись и как все плохо. Странно, что эта ситуация пробуждает в них такие чувства. Во мне это [вызывает] только злость, гнев и желание действовать. Я понимаю, что оторван немножко от реальности. Возможно, на свободе я чувствовал бы то же самое, что и они.

— Допустимо ли обсуждать спецоперацию в колонии? И вообще какие настроения среди осужденных в связи с происходящим?

— Колония — как срез общества. Здесь есть противники и сторонники. [Спецоперацию] обсуждаем, конечно, людям это интересно, это же влияет на их жизнь даже в колонии. Особенно цены в магазинах повлияли на среднюю стоимость посылки и передачек от их близких. А здесь в большинстве своем небогатые люди.

— По твоим ощущениям, кого больше — тех, кто поддерживает спецоперацию, или тех, кто выступает против?

— По моим ощущениям, больше тех, кому абсолютно все равно. Надо понимать, что здесь люди не живут такими ценностями. Только некоторые вникают в политику, поддерживают или отвергают эту ситуацию. Остальные говорят «да наплевать», «освободиться бы и дальше продолжить воровать».

— До того как попасть в колонию, ты был активистом и координатором штаба Навального*. Расскажи, как бы ты сейчас вел себя на свободе в нынешних условиях?

— Я очень часто об этом задумывался. Наверное, делал бы то же самое, что и прежде, и, возможно, сел бы по более жесткой статье. Всякое возможно. Кто его знает, как было бы на самом деле? А был бы я жив вообще? Кто его знает...

— В марте суд рассматривал апелляцию по твоему делу и была возможность, что тебя выпустят на свободу. Если бы это произошло, то ты сразу уехал бы из России или какое-то время продолжал бы оппозиционную деятельность здесь?

— 29 апреля 2021 года, когда меня судили, я рассчитывал на поддержку прогрессивного общества, европейской общественности, мировых лидеров, но время поменялось. [Настало] время изоляции, тоталитаризма, прямой конфронтации с европейскими странами. Лидерам европейских стран не до политических заключенных, и правозащитные организации не имеют абсолютно никакого веса в России. Скорее, гуманитарную помощь могут оказать непосредственно в тюрьме. Поэтому если бы я знал, что в России все будет именно так, как сейчас, то не было бы смысла оставаться в стране. Я бы уехал. Но тогда [год назад] было другое время и другие расклады. И у меня была надежда.

Сейчас я понимаю тех людей, которые уехали из страны. Они сделали правильно.

— Жалеешь ли ты, что не уехал, когда была возможность?

— Можно жалеть, а можно и нет. Разве это что-то поменяет? Видишь ли, я стараюсь более философски к этому относиться — ко времени и поступкам, совершенным в прошлом. Иногда жалею, когда по семье скучаю, когда фотографии сына вижу, жены. Думаю, вот уехал бы с ними и был бы рядом. А потом, когда получаю письма от друзей, товарищей, от незнакомых людей, которые меня поддерживают, даже восхищаются почему-то моим поступком, я думаю, может, и хорошо, что остался. Мнение меняется часто. Но это всего лишь мнение, а поступок уже совершен.

— Каким ты видишь свое будущее и будущее своей семьи после освобождения в стране, которая так сильно изменилась за год?

— Уже тысячи политических заключенных, Алексей [Навальный] в тюрьме. Я не смогу их бросить, я продолжу свою деятельность в том или ином виде. Я не могу просто оставить их здесь за забором, спрятаться и ничем не помочь. Для меня это слишком личное. Я их понимаю, как никто другой. Я в их шкуре, а они в моей.

Андрей Боровиков с женой Дарьей в зале суда

Андрей Боровиков с женой Дарьей в зале суда. Фото Марии Гавриловой, архив «7х7»

— Что бы ты первым хотел сделать, выйдя из колонии?

— Сына обниму, на руки впервые возьму. Жену поцелую. Такие простые семейные ценности — то, чего мне не хватает.

— Есть ли тебе что сказать лидеру группы Rammstein Тиллю Линдеманну?

— Да, есть. Мне очень жаль, что стремление к комфорту и заработку победило в нем его бунтарский дух, который когда-то был, судя по тем интервью, что я читал, и тому творчеству, что он делал. Но обиды у меня нет. Да бог с ним вообще! Это был всего лишь повод, чтобы завести на меня уголовное дело. Не Rammstein, так что-нибудь другое. Нет такого, что я не пожал бы ему руку.

Встречу Тилля — скажу «привет».

— Что бы ты хотел сказать архангельским активистам? Многие из них находятся под уголовными делами либо уехали.

— Я бы хотел им сказать, что они настоящие герои. После моего уголовного дела, после того как я попал в тюрьму в прошлом году, я не рассчитывал на такой градус протеста в городе. И на то, что они, несмотря на это [мой приговор], будут продолжать свою деятельность в том или ином виде.

Я восхищаюсь и теми, кто уехал, и тем более теми, кто остался. Как бы там ни было, держитесь, друзья, я вас люблю.

Интервью взял Валерий Дёмин

* В материале упомянута организация Штаб Навального, деятельность которой запрещена в РФ
Материалы по теме
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
СобытияСоцсетиАрхангельская областьТюрьмыНавальныйАрхангельск
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности