Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Калужская область
  2. Асель

Асель

Вернется ли в Россию молодая кыргызка после того, что она пережила в калужском миграционном спец. учреждении?

Элье
Поделитесь с вашими знакомыми в России. Открывается без VPN

Про Асель я услышала в Специальном учреждении для временного содержания иностранных граждан/СУВСИГ калужской миграционной службы.

Рассказала мне о ней хирургическая медсестра, которая на полставки работает в калужском СУВСИГ. Похоже, у калужской медсестры это первый опыт тесного взаимодействия с мигрантами, а Асель была, к тому же, необычной для хирургической медсестры пациенткой.

Я встретилась с Асель Тур-ой в cпец. учреждении в тот момент, когда она уже собирала вещи, чтобы быть депортированной («выдворенной», — как говорят законодатели в России), т.е. быть недобровольно перемещенной через государственную границу России в московском аэропорту Домодедово под контролем судебных приставов.

И Асель рассказала мне, что же с ней произошло …

Муж Асели уже давно и успешно трудится в одном из японских ресторанов в Москве. Он повар азиатской кухни. Работа его востребована настолько, что владелец ресторана оформляет с молодым поваром уже несколько лет подряд договоры сразу на год. Несколько лет назад к парню в Москву приехала его мать, чтобы помогать по хозяйству неженатому на тот момент сыну. Жилье в Москве мать и сын снимали, а вот автомобиль-иномарку купили. Все складывалось настолько хорошо, что молодой человек решил жениться и забрать молодую жену с собой в Москву. Что и было сделано. Родственники подобрали молодому повару невесту из кыргызстанского Джалал-Абада.

Москва Асели понравилась: громадный город (который, конечно же, не сравнишь с ее родным Джалал-Абадом; и даже с кыргызстанской столицей, Бишкеком, не сравнишь), город с большими возможностями, но требовавшим таких же больших денег. Обжившись в Москве около года, Асель решила пойти работать кухработницей в японский ресторан, где поварил ее муж. Одно молодой чете было неудобным: каждые три месяца Асели приходилось выезжать за пределы России, чтобы получить свежую миграционную карту. Ближайшей границей была украинская.

Свекровь — уроженка еще Киргизской ССР, проживала с молодыми в Москве, вела домашнее хозяйство. Все прежние годы то имела регистрацию в Москве, то не имела: в силу ее пожилого возраста у иммиграционного контроля особых претензий к ней не было.

Роковым для семьи стал новый 2014 г.

Асель впервые встречала Новый год с Москве уже не в качестве кухонного работника, а официантки в ресторанном зале: владелец перевел ее на выше оплачиваемую работу. К тому же, стало известно, что Асель забеременела, и это новогоднее время Больших Ресторанных Заказов стало для нее исключительно важным. Азарт поработать в столичном ресторане в самый пик годового сезона, видимо, был настолько велик, что Асель просрочила свою регистрацию в Москве на неделю, на семь дней…

Но как только схлынули праздничные дни и заказы, семья в полном составе отправилась по зимнику, по Киевскому шоссе в сторону государственной границы между Россией и Украиной. Так они делали уже не раз, дорога была знакома: молодой муж — за рулем их автомобиля, а Асель со свекровью — пассажирами. Семья благополучно выехала из Москвы, благополучно проехала Московскую область и почти проехала Калужскую область. Но когда до приграничной Брянской области оставалось всего несколько десятков километров, автомобиль Тур-вых остановили сотрудники сухиничского ГИБДД. Проверили документы. К мужу Асель претензий со стороны российских силовиков не было, а вот свекровь и саму Асель задержали. В тот же день состоялся скорый административный суд, постановивший оштрафовать свекровь и ее сноху и обеих выдворить из России за нарушение миграционный правил. А до выдворения содержать «под стражей» с СУВСИГ, что в деревне Якшуново Калужской области, поскольку административное миграционное правонарушение было выявлено на территории Калужской области.

Асель в разговоре сказала мне тогда: «Я уже и сама решила покинуть Россию, уехать домой, ведь я уже на 4-м месяце беременности».

По судебному постановлению, оправлять Асель и ее свекровь домой должно правительство России за счет бюджетных денег. Но эти деньги довольно долго приходят из Москвы в Калужскую область: уж очень большая в России бюрократия. К тому же, условия содержания в калужском СУВСИГ — плохие: Спец. учреждение расположилось с 01.01.2014 г. в старой сельской школе, где один туалет — на 40 иностранцев: мужчин и женщин; а биде для беременных вообще нет; на ночь комнату (бывший школьный класс), где проживала Асель и ее свекровь, запирали, и не было никакой возможности сходить в туалет после 22 часов, что для беременной Асели было мучительно; водопроводная вода — не пригодна к употреблению, за хорошей водой нужно ходить к деревенскому колодцу, да кто ж отпустит заключенных иностранцев туда? Рассчитывали Тур-вы, что съездят до украинской границы быстро, поэтому теплой одежды с собой не брали. А после задержания Асели пришлось помёрзнуть в полицейской машине, и, вследствие этого, перенести на ногах ОРВИ (у хирургической медседсты в миграционном Спец. учреждении не оказалось никаких лекарств; вообще!). Поэтому муж Асель сам оплатил покупку двух авиабилетов от Москвы до Бишкека, не дожидаясь государственных денег. И все равно: Асели и ее свекрови пришлось посидеть в тяжелых условиях заключения больше трех недель (в миграционном учреждении близкие родственники содержатся вместе, в одной комнате, даже если это мужчины и женщины).

В день, когда я виделась с Асель в СУВСИГ, она была спокойна, на удивление ухожена: с неё еще не сошел столичный ресторанный лоск: красивый и качественный маникюр — на руках, чистая, «домашняя», своя, не казенная одежда, манера сдержанно, но с достоинством держаться и плавно ходить: «как будто между столиками ресторана» — произвели на меня хорошее впечатление. Я думаю, Асель через какое-то время после родов захочет вернуться в Россию, ведь у нее здесь остался работать муж. Но сможет ли она беспрепятственно воссоединиться с семьей и сделать это в ближайшие три-пять лет — не известно.

 

Материалы по теме
Мнение
13 апреля
Анастасия Буракова
Анастасия Буракова
Когда вся система перестроилась на новые репрессивные рельсы, освободились руки для уехавших из страны
Мнение
18 марта
Николай Кузьмин
Николай Кузьмин
Судя по итогам прошедших выборов, мы преодолели очередную психологическую цифру
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ВластьЗаграницаЗдравоохранениеКалужская областьКультураМиграцияОбществоПрава человекаСиловикиСудЭкономика