Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Коми
  2. Виктор Козлитин: У меня была одна задача - защищать Пулялина

Виктор Козлитин: У меня была одна задача - защищать Пулялина

Известный ухтинский адвокат, допрошенный вчера в суде,объяснил выдвинутое против него обвинение стремлением очернить сторону защиты в процессе по делу о поджоге "Пассажа"

Вчера, 7 июня, в Сыктывкарском горсуде состоялось очередное заседание по рассмотрению уголовного дела в отношении известного ухтинского адвоката Виктора Козлитина и трех жителей Кировской области, обвиняемых в подкупе и принуждении к даче ложных показаний в суде сотрудника исправительной колонии (ИК)-56 Виталия Колесникова — свидетеля по делу о поджоге торгового центра «Пассаж», слушания по которому уже полтора года продолжаются в Верховном суде Коми. Допрошенный во вчерашнем заседании подсудимый Козлитин объяснил выдвинутое против него обвинение стремлением очернить сторону защиты в процессе по «Пассажу», а якобы обличающие его показания, данные бывшим оперуполномоченным угрозыска МВД по Коми Михаилом Евсеевым, назвал  «ахинеей», которую тот нес для того, «чтобы снизить себе срок наказания». 
 
 Виктор Козлитин не признал своей вины. Фото Сергея Сорокина.
 
Напомним, представлявший в процессе по делу о поджоге «Пассажа» интересы потерпевшего Алексея Пулялина адвокат Виктор Козлитин, бывший работник органов внутренних дел из Кирово-Чепецка Сергей Зимакин, а также жители деревни Чуваши Константин Ашихмин и Роман Усманов обвиняются в том, что пытались подкупом и угрозами склонить начальника оперативной части ИК-56, расположенной в Свердловской области, Виталия Колесникова к даче в суде по делу о поджоге «Пассажа» ложных показаний. 
 
В Верховный суд Коми г-н Колесников был вызван по ходатайству имеющих статус потерпевших по делу о «Пассаже», ранее признанных судом виновными в его поджоге и отбывающих пожизненное наказание в ИК-56 Алексея Пулялина и Антона Коростелева, заявивших в присутствии коллегии присяжных заседателей о том, что вынуждены были оговорить себя, а также обвиняемых в организации поджога «Пассажа» Валенитина Гаджиева и братьев Фахрудина и Асрета Махмудовых, поскольку подвергались психическому и физическому воздействию, в том числе, со стороны Виталия Колесникова и приезжавшего в колонию в феврале 2010 года вместе со следователем Игорем Овсянниковым сотрудника МВД по Коми, полковника милиции Олега Мансурова. 
 
Виктор Козлитин, которому вменяется ч. 4, ст. 309 УК РФ (подкуп и принуждение свидетеля к даче ложных показаний, соединенные с угрозой убийством и причинением вреда здоровью лица и его близких, совершенное организованной группой; предусмотренная санкция — от 3 до 7 лет лишения свободы) и который, по версии следствия. осуществлял финансирование преступной операции и контроль за действиями бывшего оперуполномоченного управления угрозыска МВД по Коми Михаила Евсеева (ранее настаивавшего на том, что он предлагал Колесникову дать в суде не ложные, а именно правдивые показания о физическом воздействии на Пулялина и Коростелева со стороны Мансурова, позже вступившего в так называемую сделку с правосудием и в ноябре прошлого года приговоренного  к 2 годам и 3 месяцам лишения свободы), не признал вину в предъявленном ему преступлении. Так же поступил и Сергей Зимакин, которому вменяется пособничество в совершении преступления (ч.5 ст.33-ч.2 ст.309 УК РФ). Двое других подсудимых — Константин Ашихмин и Роман Усманов (им следствие инкриминировало более мягкую ч.2 ст. 309 УК РФ, в которой нет указания на групповой характер организации преступления и предусмотрено наказание от штрафа в размере 200 тыс. руб. до 3 лет лишения свободы) — свою вину признали в полном объеме.
 
Вчерашнее судебное заседание началось с ходатайства прокурора о приобщении к материалам дела документов (в том числе, копий справок и медицинских карт Пулялина и Коростелева, протоколов допросов фельдшеров ИК-56), полученных стороной обвинения из материалов уголовного дела о поджоге «Пассажа», которое рассматривается в настоящее время в Верховном суде Коми, должных засвидетельствовать то обстоятельство, что в отношении вышеназванных заключенных насилие во второй половине января-начале февраля 2010 года не применялось. Свою просьбу прокурор обосновал тем, что ранее к материалам дела были приобщены изъятые у подсудимого Козлитина при обыске три его адвокатских опроса Пулялина И Коростелева, в которых последние подробно рассказывают о физическом и психологическом давлении, которое на них оказывалось сотрудниками ИК-56, в том числе Виталием Колесниковым, Игорем Овсянниковым и Олегом Мансуровым для того, чтобы принудить их к даче следствию ложных показаний о своей причастности к поджогу «Пассажа» и о том, что этот поджог заказали Махмудовы и Гаджиев
 
В свою очередь защитник Козлитина адвокат Василий Зашихин заявил ходатайство о приобщении к делу выделенных в отдельное производство материалов из возбужденного Следственным управлением Следственного комитета РФ по Свердловской области уголовного дела №423, в которых содержатся свидетельства о применении насилия в отношении Алексея Пулялина, в частности, заключения медэкспертиз, выявивших наличие у него телесных повреждений.
 
Удовлетворив оба ходатайства, председательствующий в процессе Анатолий Игнатов предоставил слово Виктору Козлитину, ранее попросившему допросить его в последнюю очередь.«7x7» посчитала возможным опубликовать (с небольшими купюрами) показания Козлитина, изложенные им в форме монолога и занявшие около часа времени судебного заседания: 
 
«Евсеева я знаю, наверное, с осени 2009 года… А общаться с ним я начал, когда ее задержали в 2010 году по другому уголовному делу. Мне было известно, что в 2009 году Евсеев через интернет обратился к президенту о том, что материалы дела по «Пассажу» сфальсифицированы, и, как я понимаю, именно за это в отношении него было возбуждено уголовное... Когда он находился под стражей, я часто приходил к нему в ИВС и СИЗО, но я помогал ему по его гражданским делам… Потом его перевели в колонию на Вежайке, я и там его посещал. Впоследствии, с его слов, мне стало известно, что к нему поступили требовательные предложения по даче определенных показаний в отношении Махмудовых. На его отказ ему пригрозили тем, что отправят в Чечню разбираться  за те дела, которые он якобы там совершил во время службы. В связи с его этапированием в Чечню я обращался в различные органы, в том числе поднимал этот вопрос и на территории интернета. Кроме этого, я приезжал и общался с Михаилом в Кировском СИЗО, Екатеринбургском СИЗО, я приезжал к нему в колонию в Красноярск, где он отбывал наказание, и я же его встречал в Красноярске, когда его срок заключения закончился. Это был уже ноябрь 2011 года.
 
С 2001 года я работал адвокатом. В конце апреля 2006 году волею судеб я стал  защищать интересы Пулялина (по делу о поджоге «Пассажа» в отношении Пулялина и Коростелева – «7х7»). В начале мая 2006 меня отвели от участия в деле: якобы допросили по делу в качестве свидетеля, я отказался давать показания, но в связи с тем, что я якобы был допрошен, меня отвели... В конце 2007 года, когда дело было передано в суд, Пулялин заявил ходатайство о том, чтобы я представлял его интересы. Верховный суд РК признал незаконным мой отвод, восстановил меня в правах и, по сути, обязал меня работать по защите Пулялина. В 2008 был оправдательный приговор -  на мой взгляд, юридически безупречный. Не знаю уж, какие рычаги были задействованы, но этот приговор был отменен, и при новом рассмотрении дела Пулялину и Коростелеву дали пожизненное наказание. Евсеев предоставил, не знаю уж из какого интереса, документы, подтверждающие фальсификацию ряда доказательств, но машина была запущена, и это уже было никому не интересно, что фальсифицированы доказательства. Любые обращения куда угодно — были упором в стену.
 
Пулялину и Коростелеву угрожали, когда они находились еще здесь, в СИЗО №1, после приговора, говорили, что нужных от них показаний все-равно добьются, предлагали им некое сотрудничество. Но они отказывались наговаривать на себя и оговаривать других лиц.
 
Где-то 20-24 декабря 2009 года Пулялин с Коростелевым были этапированы  из СИЗО №1 в Ивдель Свердловской области. 10 января они прибыли в Ивдель, в ИК-56. После праздников я поехал туда и встречался с ними 15 января. Встречался я с ними не наедине. Уж очень там боялись, что я с ними буду наедине. Встречался я с обоими, в глаза они мне не смотрели, сказали, что относятся к ним тут хорошо. Беседы были краткие и во время бесед присутствовали два подполковника и один майор из администрации колонии... Я Пулялину и Коростелеву сказал тогда, что продолжаю работу, что готовится жалоба в Европейский суд по правам человека, готовятся надзорные жалобы, привлекаются правозащитные организации. Они оба выразили согласие с такой постановкой вопроса, и никаких желаний отказаться от моего участия в деле они не высказывали. В перерыве, пока одного выводили, другого приводили,  сотрудники колонии, старшие офицеры, интересовались делом. Я им рассказал, что был оправдательный приговор, сейчас обвинительный -  на одних и тех же доказательствах, ничего нового обвинение не предоставило, совершенно ничего, и, в общем-то, на мой взгляд, налицо политический заказ — показать нужно силу власти, власть не может подобное дело оставить безнаказанным, а найти настоящих виновников почему-то не может. 
 
Где-то в начале февраля 2010 года, число точно не скажу, но это была первая неделя месяца, мне позвонили московские адвокаты из адвокатского бюро «Коблев и партнеры»... и сказали, что им позвонил какой-то офицер из колонии и сообщил, что приехали из Коми какие-то беспредельщики, лупят ребят и выбивают из них какие-то показания. Я узнал номер телефона этого сотрудника, позвонил сам, им оказался Вавилов, и спросил, что происходит. Он сказал: «Да тут ужас, что творится, и на меня уже наезжают».
 
7 февраля вечером или рано утром 8 февраля я прибыл в Ивдель, приехал в колонию, меня не пропустили... Часа четыре простоял под окнами на проходной. Мне вынесли заявление, написанное Пулялиным, о том, что он отказывается от участия любых адвокатов, которые когда-либо изъявят с ним работать, а также от адвокатов Козлитина, Молчанова... Меня, естественно, такой текст на совершенно определенные мысли навел: что, действительно, на ребят там оказывается давление. То, что это было недобровольно, это было ясно сразу. Я вернулся в город Ивдель, заехал к надзирающему прокурору Симонову Виталию Ивановичу. Он очень испугался, что я приехал, очень — это видно прямо было. Я говорю: уважаемый прокурор по надзору, а давайте вместе съездим, и пусть они при вас мне в лицо скажут о том, что, Виктор Иванович, мы от вас отказываемся. И я тогда при вас развернусь и забуду, где находится этот Ивдель вместе с этой колонией... Он сказал: пишите, мол, заявление, разберемся. Я говорю, что разбираться, если их били, то есть какие-то синяки, они сразу все скажут... Тем не менее, он никуда не поехал. Как мы видим,  сейчас был приобщен ответ на мое имя — я уж не знаю, откуда он взялся у государственного обвинителя, потому что это материал адвокатского производства, но тем не менее, хорошо, что он есть — из которого следует, что 9 февраля с выездом в ИК-56 была проведена проверка моих доводов и было проведено якобы какое-то медосвдетельствование, никаких следов побоев необнаружившее. Сразу хочу отметить, что это противоречит тем документам, которые также приложил государственный обвинитель – справке о проведенных  медосведетельствованиях Пулялина и Коростелеваа. Там нет никакого освидетельствования, проведенного 9 февраля 2010 года. 
 
Ответ я получил только в середине марта, больше чем через месяц... В марте я тоже приезжал к Пулялину и Коростелеву — меня снова не пустили.., в мае — та же история, в июне… То есть проводилась планомерная работа по недопущению утечки информации о неправомерных действиях как сотрудников колонии, так и следователя и сотрудника МВД из Коми. 
 
К Пулялину на встречу я все-таки попал, и попал только 15 ноября 2010 года. Я сделал его опрос, он мне сообщил, что их били, о том, что при побоях ему сломали палец, что на момент первой нашей встречи палец был сломан и он жалеет, что не сказал мне напрямую, что к нему применялось насилие. С его слов, мне стало известно,  что  в конце января 2010 года, уже после того, как я уехал, его вывел к себе в кабинет Колесников и сказал, что игры в невиновность закончены, из Сыктывкара пришел заказ на конкретные показания, так что давайте будем давать конкретные показания, которые требуются, я пообещал, что с вас получу все сполна. Сначала Пулялин не согласился, но потом в его присутствии стали избивать Коростелева, и он согласился. Он написал сначала заявление на имя сотрудника МВД по РК Алехина, датированное 27 января. Впоследствии, уже по приезду следственно-оперативной группы в составе следователя Овсянникова, Мансурова и водителя Горбунова титульный лист был переписан уже на имя прокурора РК Поневежского... В дальнейшем, это заявление было датировано уже 1 февраля, все эти материалы  имеются в материалах уголовного дела (по «Пассажу» - «7х7»), это все можно проверить. 
 
3 февраля вывели на допрос Пулялина с Коростелевым. Предварительно Колесниковым была проведена убедительная беседа о том, что вот приехали и надо дать те показания, о которых договаривались. Не видя никакого выхода, Пулялин давал до обеда нужные следствию показания. Это мне известно со слов Пулялина. Во время обеда подошел Вавилов (Сергей Вавилов, сотрудник ИК-56 – «7х7») и спросил: «Уже допрашиваетесь?» «Да». «О чем?» «Даю, что требуют, говорю показания против себя». Тогда Вавилов сказал: «А как же, адвокат вот к вам приезжал, они за вас борются, а вы...» и пообещал позвонить адвокату. И еще Пулялин пожаловался, что его бьют именно с целью получить  нужные показания. Вавилов сказал, что доложит об этом начальнику колонии и пообещал, что бить не будут. После обеда Пулялин отказался давать показания, нужные следствию, и стал давать показания другие, те, которые следствие не устраивали. В связи с этим, так как данный допрос фиксировался на видекамеру, впоследствии эта видеозапись была перезаписана. На мой взгляд, это отчетливо видно на видеозаписи, но суд (Верховный суд Коми, рассматривающий уголовное дело в отношении организаторов поджога «Пассажа» - «7х7») не захотел это увидеть. Пулялин отказался давать показания. В связи с этим он был тут же с ведома и молчаливого согласия следователя Овсянникова избит, и кроме того, Мансуров, который находился  там же, на территории колонии, нанес несколько ударов ногами, насколько я понял, по ногам Пулялина. Это мне известно со слов Пулялина. Все это делалось с целью оказать давление, заставить давать показания...
 
Я полагаю, что в данном случае имел место законченный состав преступления  - это для гособвинителя — предусмотренный ст..302 УК РФ, насколько я понимаю, ч.2 (принуждение к даче показаний, соединенное с применением насилия – «7х7») , со стороны следователя и Мансурова...
 
С Коростелевым мне удалось встретиться только в декабре 2010 года, он также подтвердил мне те сведения, которые сообщил Пулялин. Я, естественно, все это сообщил в правоохранительные органы, но там все, как в лету кануло...
 
В 2011 году, в январе или феврале, я в очередной раз приехал на встречу с Пулялиным и Коростелевым, и ко мне подошел Колесников и сказал, что, мол, когда поговорите с ними, найдите меня, у меня к вам есть несколько вопросов. Я встретился с Колесниковым, который в категорической форме высказал мне, что ему не нравится, что я в интернете позорю его честное имя. Я говорю, что публикую только те материалы, которые мне стали известны от третьих лиц, мнение своего подзащитного, которому я в соответствии с кодексом  профессиональной этики адвоката должен верить безоговорочно. Он мне тогда поугрожал: смотри, мол, как бы тебе хуже не было. На том и разошлись. Больше я с ним не общался.
 
Наверное, летом 2011 года Пулялин с Коростелевым написали ходатайство о желании лично участвовать в рассмотрении дела (в отношении организаторов поджога «Пассажа» - «7х7»). Впоследствии Пулялин заявил ходатайство о моем участии, суд удовлетворил его ходатайство, и я участвовал в деле. Дело в отношении Махмудовым и Гаджиева, где я представлял интересы потерпевшего Пулялина, рассматривается с участием присяжных заседателей, и, соответственно, существует некоторая специфика: ряд вопросов, которые рассматриваются в этом суде, рассматриваются в отсутствие присяжных. В том числе, вопросы о допустимости доказательств. 
 
В связи с тем, что мне личность Колесникова известна - на мой взгляд, он глубоко непорядочный человек - я предпринимал попытки вот до этого дела (уголовного дела №423 – «7х7»), которое было сегодня представлено, добраться, и я в конце концов до него добрался, но тогда в связи с плотным графиком работы невозможно было его получить. Я пытался с ним ознакомиться, получить заверенную копию — на все получал отказ. В конце концов, в Северо-Уральском межрайонном управлении (Следственного управления Следственного комитета РФ по Свердловской области – «7х7») удалось получить мне эти материалы, заверить их надлежащим образом. И даже после поверхностного изучения для меня стало очевидным наличие состава преступления со стороны Колесникова...
 
Еще один момент, который я упустил. 9 февраля 2010 года после моего приезда следователь Овсянников написал рапорт на действия Вавилова, и в отношении Вавилова впоследствии было возбуждено уголовное дело за якобы превышение должностных полномочий, насколько я понимаю. Ему сказали, что именно он заставлял Пулялина и Коростелева отказаться от дачи показаний против заказчиков. Впоследствии это все не подтвердилось, насколько мне известно, уголовное дело было прекращено за отсутствием события преступления. При расследовании данного дела в апреле 2010 года... в этом протоколе допроса указывается, что Пулялин, действительно, подтверждает информацию, что на него оказывалось давление со стороны как сотрудников колонии, так следователя и сотрудника МВД по РК, который прибыл вместе со следователем. Причем он отдельно указал, что, если об этих его показаниях станет известно кому-либо из сотрудников колонии, либо кому-нибудь в Коми, то он будет вынужден отказаться от них. 
 
Кроме того, по заявлению Пулялина в отношении его, отбывающего пожизненный срок, были применены меры безопасности, по которым к нему был ограничен доступ того же Колесникова. Кроме того, следователь Маньков (начинавший расследование по делу №423 – «7х7») сказал мне при личной беседе, что он  готовил материалы на арест Колесникова и еще троих сотрудников колонии и возбуждение в отношении них уголовного дела. И от руководства пришел окрик, чтобы он этим не занимался, и дело от него было передано для производства другому следователю...
 
О взаимоотношениях с Евсеевым. Ну, я ему помогал во многом. Что касается денег, то деньги я ему чаще давал, чем вот те два раза, которые мне вменяются. Когда были деньги, я давал ему, когда не было — нет. Иногда он мне давал деньги. Это нормальные взаимоотношения. Ни в какой зависимости он от меня не находился. В связи с тем, что я проживаю в Ухте, а процесс по братьям Махмудовым и Гаджиеву проходит в Сыктывкаре,.. надо было где-то жить. Я останавливался у Евсеева Михаила. У него двухкомнатная квартира, он был не против, и я там проживал с января 2012 года. 
 
Усманова и Ашихмина я впервые увидел здесь, на предварительном судебном заседании. Зимакина видел один раз на фотографии, которую мне Миша показывал. Я знал, что такой существует, живет в Кирове, и уже из материалов дела узнал, что не в Кирове, а в Кирово-Чепецке. Никаких отношений у нас не было. Я знал, что они каким-то образом по службе пересекались с Евсеевым, и тот к нему очень часто ездил — бывало, два-три раза в месяц. На день, на два. Что их связывает, я не знаю. 
 
Но ближе к делу. Наверное, 29 марта 2012 года в заседании был объявлен перерыв на несколько дней, я собирался в Ухту на выходные, а перед этим утром Евсеев мне пожаловался, что денег нет, а у него был долг по квартире большой, с его слов. Я сказал ему, что как приеду, вышлю деньги. «Сколько надо?» Он говорит, что  собирается еще в Киров, присмотрел там какую-то шубейку короткую за 28-30 тысяч. Я сказал: ну, я пришлю тебе тогда 50 тысяч. Я поехал в Ухту и переслал ему на его карточку «Кукуруза» 50 тысяч. 
 
1 апреля, когда я вновь приехал в Сыктывкар, мы с Евсеевым поужинали в «Веранде». Там он мне сказал, что приехал из Кирова, и еще сказал — он любил на себя многозначительность напускать — что, по слухам, приедет Колесников и будет говорить правду. Я говорю: ну, это вряд ли, конечно. С чего бы он приехал и на себя наговорил? Это в тюрьму надо садиться. Он говорит: «Посмотрим». На следующий день был суд, Колесников не допрашивался. Я, честно говоря, даже и забыл, что Евсеев говорил об этом... 
 
Каждый день на процессе я общался с Пулялиным. Он говорит: «Ну, может, сможем достать материалы (дела №423 – «7х7»)» ? Я спросил у Миши: ты сможешь достать материал?  Он сказал, что попытается. А потом он мне сказал, что материал уже практически готов, что у него есть какие-то связи в Свердловской области, какая-то Маша в прокуратуре  работает, она сейчас для проверки истребует материалы дела №423. Он говорит,  давай, мол, я съезжу за этими материалами. Я говорю: за материалами езжай. Я перечислил ему 70 тыс. руб. также на карточку для поездки в Екатеринбург для того, чтобы получить материалы. Кроме того, он собирался еще к своей подруге Насте съездить в Красноярск. 
 
Из Екатеринбурга он мне позвонил, говорит, вот я сейчас разговариваю с Колесниковым, он согласен написать заявление. Хорошо, хочет написать заявление — пусть пишет. Ну, а впоследствии, когда Михаил приехал, я понял, что он никакие материалы не достал и пытается хоть что-то положительное из этой ситуации выжать, потому что в Красноярск-то к подруге он съездил. 
 
В воскресенье 15 апреля 2012 года я приехал в Сыктывкар для того, чтобы 16 апреля быть на процессе... Сходили мыс Евсеевым  в бильярдный клуб, из клуба выходили последними, это было, примерно, в начале первого часа. Вызвали такси и поехали на Морозова (на квартиру к Евсееву – «7х7»). Он сказал, что надо проехать через улицу Домны Каликовой, где остановились Колесников с Халенко. Я говорю: «Зачем? Ночь на дворе, люди спят...» Он говорит: «Нет, мне надо говорить с ними». А он выпивший еще был, очень хорошо выпивший, вообще неуправляемый. В общем, мы по Домне Каликовой проехали, он вышел, а мы с таксистом поехали дальше. Если бы я знал, что эта ситуация против меня обернется, я бы на следующий день, когда Мишу задержали, побежал и установил этого таксиста... Я ваша честь, не случайно сегодня так оделся. К меня только обувь была другая, а так я был в этих джинсах, в этой футболке и в этой куртке. На расстоянии в два метра не заметить при горящей лампочке на подъезде, что я в светлом, невозможно. А Колесников говорит,  что я был чем-то темном. Ну, я точно знаю, что меня там не было — у квартиры, где проживали Колесников и Халенко. 
 
А кроме того, еще один момент забыл сказать. После освобождения Михаила, мы с ним долго разговаривали, я его спросил: а что ты думаешь, что еще послужило? Он говорит: «Это Мансуров меня посадил»... Он каким-то образом был связан с материалом, по которому Евсеев был осужден. И Мансуров был в следственно-оперативной группе по «Пассажу» и каким-то образом связан с выбиванием показаний к Пулялина и Коростелева еще в 2006 году. Ну, я ему сказал, что есть, мол, у меня опрос Пулялина, в котором он упоминает Мансурова... Он очень хотел отомстить Мансурову. Но в действительности, как оказалось, он даже неполной информацией обладал, к кому можно и нужно подходить. Как можно подойти к Колесникову, просить его сказать о Мансурове, если … Верно же заметил Колесников: «Если я вкладываю Мансурова, значит, я вкладываю себя». Это из разговора Евсеева с Колесниковым в Екатеринбурге, мы смотрели здесь видео, слушали аудио. 
 
Евсеев не обладал полнотой информации. Вот у него была идея фикс: надо  каким-то образом засадить Мансурова. В принципе, чего Мансуров даст? Надо материал найти. Материал даст. Если все-таки удастся найти честного прокурора, к которому сумеем пробиться, он материал отменит, и при возбуждении уголовного дела они сами наперебой будут говорить, кто и что делал… Конечно, было желание отменить этот материал, но, увы, не успел. В мае 2012 году я лично съездил, получил этот материал, заверил надлежащим образом, в самом начале июле я был в Москве. Вроде нашел человека, который может довести до больших прокурорских начальников информацию об этом беспределе…Но вот, как говорится, дальше не успел. Видимо, об этом узнали здесь, в Сыктывкаре, быстренько 19 июля написал рапорт Овсянников, 19-го Басманов рассмотрел этот материал, 19-го же вынес постановление о возбуждении уголовного дела в отношении меня... Вот, собственно говоря и все.
 
Что касается каких-либо угроз и найма кого-либо для угроз Колесникову, то это глупость полнейшая. Так можно сделать, только не зная роли Колесникова во всей этой ситуации. Что касается поездки в Екатеринбург, которую я действительно финансировал, то в этой поездке никаких угроз в адрес Колесникова и членов его семьи не поступало, о чем он сам признался. А что касается возможного подкупа, то, во-первых, у меня нет таких денег, о которых говорил Евсеев, а во-вторых, Евсеев при допросе в качестве свидетеля сказал, что ни возможность оплаты подкупа, ни цифр он со мной не обсуждал. Он предполагал, что, если он уговорит, то эти деньги он может дать из своего якобы гонорара. 
 
На момент моего задержания сторона обвинения в деле по поджогу торгового центра «Пассаж», на мой взгляд, зашла в тупик и, в общем-то, нужен был информационный повод, чтобы каким-то образом очернить сторону защиты. Ну, не знаю, насколько им это удалось. В частности, Басманов на своей пресс-конференции 20 июля заявил, что какое-то идет противодействие следствию. О каком противодействии следствию можно говорить, если дело, которое они расследовали, уже полтора года находится в суде, и никакого следствия, по идее, не должно проходить?
 
Кроме того, могу сказать, что из материалов дела видно, что мои телефоны прослушивались в течение длительного периода, начиная, наверное, с ноября 2011 года, и нигде в этих разговорах нет того, что я даю какие-то указания, требую отчета именно по оказанию давления. Я требовал отчета по материалам, которые меня интересовали.  А тот бонус, который предложил сам Евсеев в виде заявления какого-то, то его, в общем-то, никак нельзя охарактеризовать, как понуждения к даче показаний. Написание заявления и дача показаний — это разные вещи. 
 
Ваша честь, я уверен, что на Пулялина и Коростелва в феврале 2010 года было оказано давление и физическое, и психологическое, в том числе, Мансуровым, для того, чтобы они дали показания о своей причастности и о причастности Махмудовых и Гаджиева к поджогу торгового центра «Пассаж». 
 
После того, как Виктор Козлитин завершил свое выступление, вопросы к нему остались только у представителя гособвинения.
 
Гособвинитель: - Вот показания Евсеева: «В январе-феврале 2012 года Козлитин стал приезжать в Сыктывкар и останавливался у меня дома. В процессе нашего общения мы стали обсуждать перспективы рассмотрения уголовного дела по обвинению заказчиков поджога торгового центра «Пассаж» в Верховном суде РК. Нами стал обсуждаться вопрос об оказании давления на осужденных Коростелева и Пулялина, которые давали показания на братьев Махмудовых в исправительной колонии «Черный беркут», через сотрудников данной колонии. Тогда от Козлитина я впервые услышал о сотруднике данной колонии по фамилии Колесников. Козлитин пояснил, что... Пуляин и Коростелев заявляли о том, что Колесников оказывал на них давление».
 
Козлитин: -  В январе-феврале 2012 года? Так написано?
 
Гособвинитель: - Да, написано «январь-февраль».
 
Козлитин: - В январе-феврале 2012 года Пулялин и Коростелев находились уже в СИЗО №1 Сыктывкара, они прибыли в конце декабря, и в начале января они уже свою позицию по делу высказали. И вот этот разговор лишен всякого смысла. То есть, какое на них может быть оказано давление, если они говорят ту позицию, которая не устраивает сторону обвинения? Они говорят о своей непричастности, они говорят, что их заставили оговорить Махмудовых, они говорят о том, что у них есть алиби, которое, на мой взгляд, до сих пор не опровергнуто. Какое может быть на них давление оказано? Если бы на них оказывалось давление, они бы лучше не поехали, а просто остались бы в колонии. Так они же изъявили желание приехать и рассказать.
 
Гособвинитель: Согласно показаниям Евсеева, защита Коростелева и Пулялина, в том числе Козлитин, изначально выступала на стороне защиты потенциальных организаторов поджога, так как родственники Коростелева и Пулялина не могли материально обеспечить деятельность их адвокатов. Помимо прочего, в последующем, когда Евсеев тесно начал общаться с Козлитиным, он узнал от него самого и из других источников, что за свою работу по защите Пулялина и Коростелева Козлитин получает денежное вознаграждение, которое ему передает непосредственно Ольга, бухгалтер магазина «Строймаркет», принадлежащего семье Махмудовых. Что-нибудь по этому поясните?
 
Козлитин: - Я бы хотел, конечно, пояснить и раскрыть все источники финансирования, но есть такое понятие, как адвокатская тайна. Несмотря на то, что я утратил статус адвоката, адвокатская тайна на меня все равно распространяется. Зная об общественном резонансе дела, я прекрасно понимаю, что после раскрытия источников, это юридическое лицо — а я могу сказать, что это юридическое, а не физическое лицо - так пострадает, что прекратит всяческую деятельность.Поэтому, я раскрывать этот момент не могу. А насчет того, знаю ли я Ольгу Владимировну? Да, я ее знаю, я ей помогал по ряду гражданских дел и довольно часто мы с ней встречались. Я думаю, что еще и будем встречаться. И я не вижу здесь никакого криминала. Но все это никоим образом не связано с оказанием мной юридической помощи Пулялину и Коростелеву. 
 
Гособвинитель: - Согласно его же показаний, Евсеева, следует, что после его освобождения и вы, и он, и другие лица часто встречались, находясь в городе Москве. Дальше он указывает, что «принципиально перед адвокатом Козлитиным и другими,.. были поставлены различные задачи: что поджога ТЦ «Пассаж», как такового не было, а было самовозгорание по различным причинам; что поджог торгового центра совершили несовершеннолетние, содержащиеся в интернате Ухты; что поджог совершили лица по указанию директора магазина «Сотовик» Сенюкова Олега; что поджог совершили неустановленные лица, трупы которых, по имеющейся информации, были в последующем в тот же период времени обнаружены на окраине Ухты; что поджог совершили сами собственники ТЦ «Пассаж» в целях получения выплаты по страховке. Вот такие как бы ставились задачи...
 
- А вопрос-то в чем? – спросил у прокурора адвокат Василий Зашихин.
 
- А вот он и говорит, что это имеет отношение к противодействию расследованию, а в дальнейшем, и рассмотрению уголовного дела в суде...Вот что вы скажете по этому поводу?
 
Козлитин (усмехнувшись):  - Уважаемый гособвинитель, я вот что хочу сказать по этому поводу. В идеале со стороны обвинения ситуация бы выглядела таким образом: вот есть безмолвный адвокат, который голос не подает, ходатайств не подает, жалобами не напрягает, и есть всесильный аппарат, который занимается разработкой разных версий. Так вот, я в своей работе руководствовался тем, что я могу все-таки, пользуясь полномочиями адвоката, добывать доказательства невиновности своего подзащитного. Я всеми силами старался. Да, я разрабатывал кучу версий, но, увы, у меня не хватило ни административного ресурса, ни финансового. Есть у меня куча подозрений, не все версии мной отработаны. Насчет того, ставил ли кто-то передо мной какие-либо задачи, могу сказать, что никто передо мной никаких задач не ставил. У меня была единственная задача осуществлять защиту Пулялина, и я ее осуществлял. А в процессе осуществления защиты я разрабатывал разные версии, причем, насколько помню, я с Евсеевым эти вопросы не обсуждал... Если сидеть просто на запросах и получать отписки, как любят у нас доблестные правоохранительные органы просто отписками заниматься, то никакого результата не получишь. А версии такие были. 
 
Гособвинитель: - Согласно показаниям Евсеева следует, что между вами и им шел разговор о принуждении Колесникова к изменению показаний.  Что по этому поводу скажете?
 
Козлитин: - Во-первых, мне не было известно, существуют ли какие-то показания Колесникова. Во-вторых, я уже в своем свободном рассказе пояснил по поводу своих взаимоотношений с Колесниковым и моей оценки его личности. Какое может быть оказание давления? Человек чувствует себя счастливым, он записал на свой счет якобы раскрытие преступления. Он получил новую должность. Он получил новое звание. И оказывать на него какое-то давление, надеясь, что вот он на все плюнет и даст себя посадить, напишет явку с повинной? Это – бред.
 
Гособвинитель: - Евсеев говорил о том, что вы предлагали ему, чтобы были высказаны в адрес Колесникова угрозы – и в отношении его, и в отношении членов его семьи…
 
Козлитин: - Этого однозначно не было. Я, наоборот, ему говорил, чтобы он не подходил к нему. Когда я узнал, что он к нему подходил, и в ночь на 15 апреля, когда я узнал, что он к нему собирается, я его отговаривал, и мы, в том числе, и на этой почве поругались. 
 
Гособвинитель: - Хорошо, а вот такой вопрос. 12 апреля вы сбрасываете Евсееву смс-сообщение: «За тебя с меня спрашивают, я за тебя поручился, вот и психую». Кто с вас спрашивал за него, и перед кем вы поручились за него? 
 
Козлитин: - Я даже не знаю, почему я так написал. Перед кем я за него могу поручаться? Я с ним рисковал своими личными деньгами. Может, жену имел в виду, с которой бюджет делю. 
 
Гособвинитель: - Ну, вот дальше в смс-сообщении написано: «…не за деньги, а за результат. Пока твои слова только напрягают. Ты дело обещал. Где? Заявление обещал. Где? А с меня спрашивают»… 
 
Козлитин: - Дело №423 он обещал. Где оно? Заявление. Вот мы, по-моему, 11 числа по телефону говорили, он находится в кафе с Колесниковым, вы же слышали, и разговор он начал с того, что «я с ним, и он готов написать заявление»…
 
Гособвинитель: - Хорошо, но вот вы опять пишите, что с вам спрашивают. А с вас кто спрашивает?
 
Козлитин: - Никто с меня не спрашивает. Я, честно говоря, вот даже не пойму, зачем я это писал… 
 
Гособвинитель: - Согласно его показаний, работа за все его действия по подкупу Колесникова будет оплачена суммой в 1 миллион. И это обговаривалось с вами. Что по этому поводу скажете?
 
Козлитин: - Ну, я удивляюсь, почему не миллиард. В остальном я не подтверждаю эти показания. Деньги на поездку, 70 тыс. руб., я ему перечислил. Все. Он должен был принести копию отказного материала, копию уголовного дела №423, по возможности. Тем более, что перед отъездом он мне пообещал, что материалы уже, в принципе, готовы.
 
Гособвинитель: - Он должен был почему это сделать?
 
Козлитин: - А это была его инициатива. Естественно, мы разговаривали с ним, обсуждали то, как процесс идет. Он сказал, что у него есть какие-то там связи в правоохранительных органах Свердловской области, какая-то Маша работает в прокуратуре.
 
Гособвинитель: - А зачем ему это было нужно? Вот во всех показаниях он говорит, что действия, которые он выполнял, он выполнял по вашему указанию… А вы не подтверждаете его показания, говорите, что такого не было…
 
Козлитин: - Я подтверждаю их в части, но не подтверждаю их в части оказания давления…
 
Гособвинитель: - А зачем ему это было нужно, зачем он про вас это говорит?
 
Козлитин: - Вы у него бы это спросили. 
 
Гособвинитель: - Но я спрашиваю у вас, потому что…
 
Козлитин: - А я откуда знаю, почему ему это нужно? Он поехал туда, в Свердловск, потому что дальше он собирался ехать в Красноярск… 
 
Гособвинитель: - Нет, до Свердловска он сначала поехал в Кирово-Чепецк, он действовал по вашему указанию, по поиску Зимакина и этих людей, как он поясняет.
 
Козлитин: - Нет. В Кирово-Чепецк… он ездил два-три раза в месяц, и, думаете, он каждый раз выполнял мои какие-то секретные задания? Он ездил к своему другу, он ездил по каким-то своим делам… Так вот, связь его поездки в Кирово-Чепецк со мной основана только и исключительно на его показаниях. И больше ни на чем. 
 
Гособвинитель: - Но с чем связано, что он про вас говорит? Что это по вашему указанию? 
 
Козлитин: - Это надо спрашивать у него. Потому что изначально он об этом не говорил, а когда он подписал соглашение, то тогда он начал говорить какую-то ахинею для того, чтобы снизить себе срок наказания. 
 
Гособвинитель: - Ну, он пояснил, что он боялся, и были организованы действия по противодействию рассмотрения дела по «Пассажу» … А здесь как раз именно с вами была связь, и вы просили его выполнять эти действия, и он эти действия выполнял.
 
Козлитин: - Уважаемый гособвинитель, если вы найдете противодействие, возбуждайте дела. У вас же одни слова…
 
- Тише, тише, тише, - вмешался в разгоревшуюся полемику председательствующий. - Идет допрос, или перепалка между вами?
 
- Но я уже ответил на эти вопросы, и еще раз могу сказать, что я тоже с удовольствием бы узнал, зачем ему надо меня оговаривать, - объяснил свою позицию подсудимый. - Но он отказался от дачи показаний.
 
Назначив следующее заседание по делу на 14 июня, судья Анатолий Игнатов предупредил стороны, чтобы они были готовы к выступлениям в прениях.
 
Сергей Сорокин, «7x7»
Материалы по теме
Мнение
18 май
Эмилия Слабунова
Эмилия Слабунова
«Дискредитация Вооруженных сил РФ» по доносу соседки из подъезда
Мнение
21 фев
 The independent Barents Observer
The independent Barents Observer
Суд в Нарьян-Маре приговорил отца российского оппозиционера к трем годам колонии
Комментарии (33)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
редакции
8 июн 2013 22:46

Назначив следующее заседание по делу на 14 апреля

/////
ошибка с месяцем, наверное?

редакция
9 июн 2013 12:54

Спасибо.

2
9 июн 2013 00:25

Многое становится понятно. Козлитину хочется верить. Мансуровы и Ко еще те ребята. Сорокину спасибо за профессиональный подход.

Копаш
9 июн 2013 12:06

С самого начала было видно басманово следствие как по делу Пассажа, так и по делу Козлитина. Привлекать адвокатов к фальшивой ответственности вообще последнее дело. Для новой России просто необходима была люстрация, идею которой продвигала Галина Старовойтова, за что и поплатилась.

Айсович - Козлитин
9 июн 2013 21:21

Фальсификация дела по обвинению Пулялина и Коростелёва в поджоге ТЦ"Пассаж" и пожизненное их осуждение началось с появлением в РК - прокурором Поневежского В.А и его подельника по прокуратуре РК -Басманова Н.А. в последующем переведённого "прокурорской Мафией в Генеральной прокуратуре РФ" в СУ СКРФ в РК - для развала работы СУ СКРФ - фальсифицируя уголовные дела - осуждая невинных людей - по многим уг.делам.
Басманов Н.А.- назначает руководителями СО следователе совершивших уголовные преступления.
Поневежский В.А.- прокурор РК - собрал в прокуратуре РК - совершивших тяжкие уголовные преступления прокуроров со всей РК и многих повышал в должностях, за совершеные ими уголовные преступления.
Дело адвоката В.Козлитина - это месть ему от банды - Поневежского - Басманова-Шишкина- Ю.В.Завьялова- В.В.Завьялова - Цхадая Н.Д.- Гайзера В.А. - организовавших беспредел - террор в отношении граждан Республики Коми.

Айсович - Козлитин
10 июн 2013 09:49

Банда из МВД РФ в РК - которая изобличена в тяжких уголовных преступлениях, бежала из РК на Камчатку, где продолжила свою преступную деятельность в руководстве МВД РФ по Камчатке.
МВД РФ проводят следственные действия по фактам - крышевания игорного бизнеса и других преступлений руководителями МВД по Камчатке - с известными ФИО в РК - Ю.В.Завьяловым и его подельниками - Халявные деньги привыкли иметь в РК и продолжили на Камчатке.

Знающий
19 июн 2013 12:50

Сорокину, приятелю Махмудовых, действительно спасибо за безупречное искажение фактов! Респект ребята!

Понимающий
20 июн 2013 17:56

Сорокин молодец! Что бы мы делали, если бы не было независимого мнения.

У него
20 июн 2013 19:13

Как раз очень зависимое,гнет свою версию.

Понимающий
20 июн 2013 21:22

Правильно, свою гнет, а не прокурорскую.

Да уж
9 июн 2013 16:32

Единственной его целью было заработать как можно больше. Заработал,Витя?

Профи
10 июн 2013 02:06

Читал показания и Евсеева,и Козлитина. Евсеев производит впечатление подставного мусорка,в каждом слове пытается очернить других,а Козлитин похоже повелся на красивые сказки Евсеева.

Ухтинец
10 июн 2013 13:41

Аааа-запели купленные даговский пиарщики-..раньше Евсеев был рупором вашей правды..-а теперь вдруг не верить ему?)))) вы уж определитесь))))) он с самого начала брехал или всегда правду говорил))), а то правда у вас все какая то выборочная-такая как вашим подсудимым выгодно в данный момент. КаАЗлиьину-Пж-одна ОПГ!

Понимающий
10 июн 2013 14:29

Да, раньше он говорил правду, но его сломали, и вы это прекрасно знаете. А если бы Евсеев сейчас действительно говорил правду, то он не отказался бы отвечать на вопросы Козлитина и его адвокатов.
Что же произошло? А вот для того, чтобы ничего не произошло, прокуроры указали Евсееву на необходимость молчания, иначе после первых же вопросов Евсеев расколется, он ведь далеко не интеллектуал, как мы знаем.)))

Понимающему
10 июн 2013 14:51

Это его право отвечать или не отвечать на вопросы. А где ваш второй "правдоруб" Чекалин?

Понимающий
10 июн 2013 15:20

Безусловно, это его право. Но возникает вопрос: почему он им воспользовался?))) Причем он воспользовался им дважды: здесь по Козлитину и в другом процессе по Махмудовым. В процессе по Махмудовым Евсеев еще и воспользовался правом "больной головы", т.е. недомоганием. ))) Циркачи, блин. Я представляю как вы запели бы, если Козлитин замолчал бы. Вы бы не приняли во внимание, что и он на это имеет право.

Понимающему
10 июн 2013 15:53

Лучше бы он молчал,чем чушь нести.

Понимающий
10 июн 2013 16:53

Козлитин все по полочкам разложил. И это вас особенно бесит, похоже)))

Помимающему
10 июн 2013 17:46

Меня не бесит,т.к. сядет Витя годика на 3 минимум без вопросов. Бысплатный сыр только в мышеловке. А вам лишь бы преступников защищать.

Понимающий
10 июн 2013 17:51

Он не преступник. Преступники те, кто посадили невиновных П и К, а теперь терзают Махмудовых и Козлитина.

Айсович -( Ухтинцу) ?????
10 июн 2013 18:52

Ты урод - 007, что тебя уже проплатил - Цхад или принял процедуру у практолога Бобика
(Бибика) !!!

Айс ржачный
11 июн 2013 00:45

Пиши свои коменты чаще,без тебя скучно. И не пей выписанные таблетки-помнишь дело врачей.

Фома
11 июн 2013 04:35

Ообенно понравилось-
Хорошо, а вот такой вопрос. 12 апреля вы сбрасываете Евсееву смс-сообщение: «За тебя с меня спрашивают, я за тебя поручился, вот и психую». Кто с вас спрашивал за него, и перед кем вы поручились за него?
Козлитин: - Я даже не знаю, почему я так написал. Перед кем я за него могу поручаться? Я с ним рисковал своими личными деньгами. Может, жену имел в виду, с которой бюджет делю.
Гособвинитель: - Ну, вот дальше в смс-сообщении написано: «…не за деньги, а за результат. Пока твои слова только напрягают. Ты дело обещал. Где? Заявление обещал. Где? А с меня спрашивают»…
Козлитин: - Дело №423 он обещал. Где оно? Заявление. Вот мы, по-моему, 11 числа по телефону говорили, он находится в кафе с Колесниковым, вы же слышали, и разговор он начал с того, что «я с ним, и он готов написать заявление»…
Гособвинитель: - Хорошо, но вот вы опять пишите, что с вам спрашивают. А с вас кто спрашивает?
Козлитин: - Никто с меня не спрашивает. Я, честно говоря, вот даже не пойму, зачем я это писал…
Хехехе Ну вот и все стало ясно)) А Козлитину теперь придется несколько лет учить фразу -
ЯЗЫК МОЙ - ВРАГ МОЙ!! хехех

норыч-инжеНегр
11 июн 2013 07:16

какие все тупые, эти писатели, юрЫсты, адвокаты и прочие бандюганы, воры и прочая
ну идешь ты на дело дак выкинь комп, планшет, сотовый и прочие гаджеты
ну все пишется и просматривается или будет просмотрено в будущем
ну ТУПЫЕ

Айсович - Фоме
11 июн 2013 22:24

Идиот - чтобы знал - тексты телефонных разговоров--зачитываемые Обвинителем - корректировались следователями и прокурорами, поэтому Козлитин не может на них ответить, т.к. не имеет текстов этого и других переговоров.
Можно десять раз сказать - а с вас кто спрашивает и показывать якобы его СМС, которого он не писал - о такой оперативной игре мне рассказывали специалисты.
Можно вставить любое СМС - создать любой разговор и говорить голосом любого нужного человека.
На чём и пытаются поймать В.Козлитина.
Он ведь подтвердил - что вопрос стоял об деле
№ 423 которое усиленно скрывает обвинение.
Пытки незаконно осужденных Пулялина и Коростелёва, так что рано обрадовался - Холуй.

Айсовичу
12 июн 2013 01:03

Ну ты неадекват,такую фигню нести.

Перестаньте оскорблять
12 июн 2013 04:03

порядочного умного человека!

Неадекватно как раз Вы сами все переиначиваете -
все мы уже больше года ждем появления на свет этого дела 423 !

Все, - кто читает о ходе процесса, кто ни минуты не верил в виновность парнишек, а теперь вот и
В.И.Козлитина!

Михаила , видимо, действительно сломали - да и неудивительно это: человек, побывавший в Чечне, с контузией - помните, как мы замерев от ужаса и сочувствия - следили за сообщениями о том, как его мытарили, везли туда снова !!

Этого не забыть! Сколько же жестокости какой-то янычарской - сначала руководство посылает человека именем страны туда в горячие точки, а потом этим же и травит, издевается!

Что же это такое - весь этот суд - просто бред наяву!
Кто-то так жаждет - просто кровавая слюна с клыков капает ! - что всех засадят и засудят!

А мальчишек и по сю пору продолжают бить - почитайте на Ухте - 2012 от 4 июня - и медицинские освидетельствования зафиксированы о побоях!

Фома
12 июн 2013 13:20

Лошадь, следи за своим языком ! Твои работодатели получат пж, а ты просто по своей лживой продажной роже!

Фома
12 июн 2013 13:27

выше написанное относится к объевшемуся мацы айсовичу! и еще клоун, - посмеши и расскажи как подделать смс))) и в отличии от тебя бездаря и олигофрена - козлитин вовсе не утверждает что смс подделаны)))) а говорит "Я даже не знаю, почему я так написал".... Айсович - ты туп как пробка

С Вашего позволения -
13 июн 2013 04:31

предположу следующее:
уважаемый Айсович, возможно, имел в виду "коллаж" из СМС ? То есть - можно вероятно как-то группировать их в определенных целях - так, как это надо по логике обвинения?

Вот как склеивают вырезанные картинки, фотографии или их части, газетные заголовки и куски текста - в детективах, с целью шантажа, например? Нет?

А В.И. Козлитин конечно после всех этих пертурбаций с трудом может обьяснить - спустя столько месяцев - конкретную - бытовую- ситуацию в момент написания этих СМС, вот так как-то представляется.

И вообще - не зря ведь написано поэтом:

"Нам не дано предугадать
Как слово наше отзовется!"
-т.е. он думал одно, а истолковали и "слепили"
совсем другое!

Фома
13 июн 2013 14:38

это просто ваши домыслы! С материалами уголовного дела козлитин знакомился и ему наверняка известно, что ничего нового на суде не прозвучало. он не отрицает своего авторства смс, а его объяснения звучат неправдоподобными - "..не могу объяснить; может перед женой..." А вот в версию обвинения тексты смс - ложатся хорошо! и не надо придумывать алогичные неправдоподобные объяснения очевидным вещам! пологике айсовича и подобных м**** в следствие с легкостью подделывает смс и переговоры, только недоумок айсович не сможет ответить на простой вопрос - почему же в таком случае мы не получили от следствия кучи подделаных переговоров или хотя бы смс от махмудовыхм и пулялина и коростылева))))с признанием вины и полными раскладами))) ответ один - это технически невозможно.. только в матрице айсовича это делается одним кликом))))

008 - Айсовичу
19 июн 2013 12:58

Ты реально дятел, если такое фуфло гонишь! Интересно, что это был за специалист, на которго ты ссылаешься и который, якобы, тебе рассказал о таких возможностях "вставить любое СМС" .....? Меньше курите и пейте таблеток, дядя, а то еще покажется, что вас ФБРО слушает.....Все вокруг всех слушают, тишеееееееее, тсссссс.....

111
28 янв 2014 09:22

где ПЖ?

Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
Дело о "Пассаже"
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!